Статья 166. Оспоримые и ничтожные сделки

Комментарий к статье 166

1. Нормы о недействительности сделок занимают особое место в системе Кодекса. Следует заметить, что ряд общих частноправовых понятий (об ответственности, убытках и вине, о добросовестности, о защите права и др.) не применяются в целом или в значительной части, поскольку речь идет о признании сделок недействительными и применении последствий недействительности сделок.
По ряду причин оспаривание сделок в судах, признание их недействительными судами приобрело чрезмерное распространение и оказало в основном негативное влияние на хозяйственную жизнь, поскольку тем самым возросла неустойчивость гражданского оборота. Как реакция на эту неблагоприятную тенденцию сформировался противоположный подход, направленный на ограничение возможности аннулирования сделок и тем самым - на повышение стабильности гражданского оборота. Этот подход нашел отражение в судебной практике последних лет и в законодательных новеллах, в частности представленных в ст. 166.
Однако нельзя сказать, что прежняя редакция ст. 166 и § 2 гл. 9 ГК РФ пересмотрена по существу. Она при точном следовании тексту также не давала оснований для той неблагоприятной с точки зрения стабильности оборота практики, которая сложилась в 1990-е гг. Тем не менее пришлось ввести ряд новых положений и отчасти изменить текст, преследуя цель предельного сужения возможности аннулирования сделок без крайней необходимости.
Исходная позиция состоит в том, что сама по себе ничтожная, в том числе незаконная, сделка не является правонарушением и не преследуется законом. Исполнение недействительной сделки также не составляет какого-либо правонарушения.
Пока и поскольку сделка не оспорена в суде, она имеет в гражданском обороте качества сделки действительной.
2. Норма ст. 166 является специальной по отношению к норме ст. 12 ГК РФ о способах защиты гражданских прав, поэтому норма ст. 12 не может применяться к отношениям, возникающим при оспаривании недействительных сделок, если имеется подлежащее применению правило § 2 гл. 9. Следует также иметь в виду, что истцы по ст. 166 защищают не столько и не только свое нарушенное или оспоренное право, но также и свой интерес, а в случаях, указанных в законе, - действуют также и в силу своей компетенции (прокурор, государственные органы).
3. По способу оспаривания и по юридическому действию сделки делятся на оспоримые и ничтожные. Оспоримая сделка действительна, пока ее не признает недействительной суд. Ничтожная недействительна и без решения суда.
4. Чрезвычайно важна проблема права на иск о признании сделки недействительной. Как известно, далеко не все сделки, которые могли бы быть признаны судом недействительными, становятся предметом судебного спора по той причине, что многие сделки с теми или иными пороками фактически не нарушили чьих-либо интересов либо, хотя и нарушили, защита нарушенного интереса объективно невозможна (например, ликвидирована сторона спорной сделки) либо требуется применение иных способов защиты, выходящих за рамки предусмотренных в гл. 9 ГК РФ.
Аннулирование сделок только по той причине, что в них обнаружены те или иные пороки, но без цели защиты частных прав и интересов сторон сделки, вступает в противоречие с началами гражданского права.
Если сделка в некоторых специальных случаях имеет качества деликта, это, естественно, влечет ответственность (например, по п. 2 ст. 171 ГК РФ), однако основные практические проблемы связаны именно с недопустимостью аннулирования сделки помимо защиты частного интереса или частного права. Само по себе признание сделки недействительной по общему правилу не является мерой ответственности и не приводит к взысканию убытков, поэтому оно и не может рассматриваться как неизбежная и обязательная реакция на наличие в сделке тех или иных юридических недостатков.
Следовательно, для того чтобы добиться признания сделки недействительной, необходимо обосновать право на соответствующий иск.
Попутно нужно отметить, что соглашение сторон сделки о признании сделки недействительной помимо суда юридически недопустимо. В то же время правомерно включение судебного акта о признании определенной сделки недействительной в качестве условия в другую сделку, как уже указывалось.
5. Оспоримую сделку правомочны оспорить только лица, которым такое право прямо предоставлено законом. Но этого ограничения недостаточно. Вводится дополнительное обоснование права на иск: истец должен доказать, что оспариваемая сделка нарушает его права или интересы, а если иск предъявляется в защиту иного лица, то необходимо доказать, что сделка нарушила права или интересы этого лица.
Например, если супруг оспаривает сделку по распоряжению общим имуществом, совершенную другим супругом (ст. 35 СК РФ), мало доказать только факт отсутствия согласия на сделку и недобросовестность контрагента; нужно еще обосновать нарушение прав истца: скажем, продажу имущества по заниженной цене или на невыгодных условиях (длительная рассрочка платежа и т.п.).
В некоторых случаях основание оспоримости само по себе содержит указание на нарушение прав или интересов. Например, заблуждение в качествах предмета лишь тогда служит основанием для оспаривания сделки, когда значительно снижается возможность использования предмета по назначению.
Иногда закон предусматривает необходимость обоснования причинения истцу неблагоприятных последствий оспариваемой сделкой (например, п. 6 ст. 79 Федерального закона от 26.12.1995 N 208-ФЗ "Об акционерных обществах" и др.). Впрочем, можно предположить, что именно упомянутые положения ГК РФ и создали почву для внесения указанных изменений в ст. 166.
Помимо этих ограничений вводится еще одно: если после обнаружения того факта, который дает право на оспаривание сделки, истец выражал волю на сохранение сделки - как прямыми заявлениями, так и исполнением или приготовлением к ее исполнению и т.п., в дальнейшем оспаривать сделку он уже не вправе.
6. Интерес в требовании о применении последствий недействительности ничтожной сделки имеет объективный характер. Прежде всего, этот интерес описывается нормой ст. 167 ГК РФ и состоит в обосновании того обстоятельства, что истец имеет право на присуждение имущества по правилам указанной статьи. Сам по себе тот факт, что сделка нарушила права или интересы истца, для обоснования права на иск по поводу ничтожной сделки недостаточен. Нужно еще показать, что существует возможность получения какого-либо присуждения посредством норм о последствиях недействительности сделки.
Если требование заключается только в признании сделки ничтожной, тем более необходимо доказать, что такое признание способно защитить какое-либо частное право истца. Например, в силу п. 52 Постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 29.04.2010 N 10/22 "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав" (далее - Постановление N 10/22) признание сделки об отчуждении чужой недвижимой вещи недействительной не влечет лишения права на нее того лица, которое владеет этой вещью и право которого зарегистрировано в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним (далее - ЕГРП). Следовательно, предъявление иска о признании сделки ничтожной в этом случае лишено оснований, хотя бы истец и ссылался на нарушение своего права собственности отчуждением принадлежащей ему вещи помимо его воли.
Вместе с тем в некоторых случаях, прежде всего связанных с защитой прав на публичное имущество, допускается предъявление иска о признании сделки недействительной без заявления определенных имущественных требований <1>.
--------------------------------
<1> Постановление Президиума ВАС РФ от 12.03.2013 N 14182/12 по делу N А56-40992/2011. См. также: Постановления Президиума ВАС РФ от 27.05.2008 N 4267/08, от 05.04.2011 N 15278/10.

Весьма важным, в некотором смысле самым важным, изменением комментируемой нормы стало введение правила: только сторона сделки правомочна заявить требование, связанное с ее ничтожностью, в силу общих положений о недействительности сделки.
Другие лица имеют право на иск о признании сделки ничтожной лишь тогда, когда такое право предоставлено им иным, специальным, законом.
Например, прокурор имеет право на оспаривание сделки, если он выступает в защиту определенного законом круга лиц (ст. 52 АПК РФ). При этом прокурор может выдвигать только те доводы, которые могло бы выдвинуть лицо, в защиту которого он выступает, а против иска, заявленного прокурором, могут быть выдвинуты все те доводы, которые могли быть выдвинуты и против лица, в защиту прав и интересов которого выступает прокурор, в том числе возражения об исковой давности (ст. 181 ГК РФ) либо возражения по п. 5 ст. 166.
Само по себе выступление прокурора в защиту частного лица не означает того, что тем самым сделка оспаривается как ничтожная. В силу ст. 52 АПК РФ прокурор предъявляет также и иски о признании оспоримых сделок недействительными и применении последствий их недействительности. В этих случаях против такого иска может быть выдвинуто и возражение по ч. 4 п. 2 ст. 166.
В случаях, указанных в ст. 53 АПК РФ, в защиту публичных интересов могут выступать в качестве истцов о признании сделки недействительной лица, имеющие право (компетенцию) на выступление в защиту публичных интересов. Среди этих лиц указывается и прокурор, в связи с чем необходимо различать случаи, когда прокурор выступает в защиту частных интересов лиц, указанных в ст. 52 АПК РФ, и в защиту публичных интересов. Представляется, что если в исковом заявлении прокурора содержатся основания, указывающие как на нарушение частных прав и интересов одной из сторон сделки, так и на нарушение публичных интересов, то суд должен отказать в приеме искового заявления в связи с невозможностью определить стороны спора, так как в случае оспаривания сделки по ст. 52 АПК РФ сторона, в защиту которой выступает прокурор, является истцом, тогда как при оспаривании сделки по ст. 53 АПК РФ (нарушение публичного интереса) обе стороны выступают как ответчики.
Если публичный интерес состоит в применении последствий, указанных в п. 2 ст. 167 ГК РФ (реституция), то истец по такому иску вправе заявить требование о возврате всего полученного сторонами по сделке.
7. Заявление о недействительности сделки отличается от иска о недействительности сделки (т.е. о признании сделки недействительной и (или) применении последствий недействительности сделки) тем, что оно может быть сделано в рамках судебного спора без заявления искового требования. Это вытекает из правила о том, что ничтожная сделка недействительна сама по себе, помимо решения суда. Тем не менее право на такое заявление утрачивается, если сторона, от которой оно исходит (либо если иное лицо делает заявление в пользу упомянутой стороны), своим поведением давала другим лицам достаточные основания полагать, что сделка рассматривается этой стороной как действительная. Под таким поведением следует понимать не только исполнение сделки (полное или частичное), но и подготовку к исполнению, переписку, подтверждающую действие сделки, и тому подобные действия.
Правило п. 5 ст. 166 применимо и к истцу в споре о недействительности сделки.
8. Само по себе правило о запрете оспаривания (заявления) сделки лицом, которое исполняло сделку, принимало исполнение или иным образом давало другой стороне сделки основания полагать, что оно рассматривает сделку как действительную (иногда не совсем точно называемое правилом об эстоппеле), направлено на ограничение возможности оспаривания сделок. Поскольку в тексте закона указывается на недобросовестность стороны сделки как основание применения к ней эстоппеля, возник вопрос о том, может ли правило п. 5 ст. 166 применяться, если сделка оспаривается по мотиву недобросовестности при заключении сделки, в силу нарушения принципа добросовестности (п. 3 ст. 1 ГК РФ). В связи с этим нужно отметить, что принцип добросовестности имеет такое качество, как общеобязательность, поэтому он подлежит применению в любом споре. В то же время нужно иметь в виду, что недобросовестность как основание для оспаривания сделки имеет место до и в момент заключения сделки, тогда как недобросовестность, состоящая в том, что заключенная сделка сначала признается стороной, а затем ею оспаривается, имеет место после заключения сделки. Поэтому нет никаких причин для противопоставления ссылки на п. 3 ст. 1 и п. 5 ст. 166: если сделка оспаривается по мотиву недобросовестного поведения ответчика при ее заключении, ответчик вправе указывать на то, что истец, знавший о таком поведении, тем не менее признавал сделку и (или) исполнял ее.
Вместе с тем, как это будет показано ниже, само по себе оспаривание сделки по п. 3 ст. 1 (п. 1 ст. 10 ГК РФ) вызывает сомнения.
9. В процессе применения п. 5 ст. 166 возник вопрос, подлежит ли применению это правило, если недобросовестная сторона не является истцом либо не делает заявление о недействительности сделки, в том числе по той причине, что не участвует в рассмотрении спора судом.
Вероятно, в этом случае следует руководствоваться разъяснением, данным Пленумом ВС РФ в п. 1 Постановления Пленума ВС РФ от 23.06.2015 N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" (далее - Постановление N 25).
В Постановлении N 25 указано, что суд выносит на обсуждение сторон вопрос о недобросовестном поведении лица, даже если стороны на это не ссылаются (при этом в том же пункте Пленум приводит в качестве примера недобросовестности поведение, описанное в п. 5 ст. 166). Исходя из этого разъяснения можно сказать, что независимо от позиции недобросовестного лица другая сторона, а также суд по своей инициативе вправе указать на факты, указанные в п. 5 ст. 166, свидетельствующие о подтверждении действия сделки стороной, которая в споре противостоит позиции, состоящей в утверждении о действительности сделки.
Можно также напомнить, что при отсутствии спора сделка предполагается действительной.

Безымянная страница
Образцы договоров:
Формы договоров: Добровольное страхование
Формы договоров: аренда, лизинг, прокат
Образцы договоров: Страхование
Другие шаблоны договоров:
Вопрос - ответ:

Copyright 2009 - 2019 гг. Образцы договоров. All rights reserved.
При использовании материалов сайта активная гипер ссылка  обязательна!