2.3.1. Предвидимость убытков: подход системы общего права

Классическим прецедентом в области регулирования убытков в общем праве является английское дело Хадли против Баксендейл <1> 1854 г. Рассматривая спор между грузоотправителем сломанной детали мельницы и перевозчиком, суду предстояло определить размер убытков грузоотправителя, чья мельница простаивала в ожидании новой детали. Перевозчик опоздал с отгрузкой детали производителю, который ожидал ее получения для изготовления новой детали, из-за чего мельница простояла без работы на несколько дней дольше, чем если бы деталь была доставлена перевозчиком в срок. Суд отказался удовлетворить требования грузоотправителя о возмещении упущенной выгоды перевозчиком в рамках периода простоя, вызванного задержкой доставки груза. Как указал судья, возмещению подлежат убытки, возникающие естественным образом, т.е. в ходе обычного развития событий, или такие убытки, возникновение которых стороны могли ожидать при заключении договора. Иными словами, для возмещения случайных убытков требуется, чтобы должник был осведомлен о соответствующем риске <2>. Как указывает Р. Познер применительно к приведенному правилу, "если риск причинения убытков известен одной стороне договора, то другая сторона не несет ответственности за убытки, если такой риск реализуется" <3>. Впоследствии О.В. Холмс развил данный принцип, отметив, что недостаточно лишь уведомления о соответствующем риске - требуется "принятие на себя риска" со стороны должника <4>.
--------------------------------
<1> См.: Gilmore G. Op. cit. P. 54; Epstein R. Op. cit. P. 110. Об истории спора см. также: Friedman L.M. A History of American Law. New York, 2005. P. 406 and fol.
<2> Пояснения мы находим у Г. Гилмора, который писал: "...совсем необязательно, что перевозчик был осведомлен о том, что мельница была закрыта из-за сломанной детали. мельница могла работать и при наличии запасной детали". Gilmore G. Op. cit. P. 55.
<3> Posner R. Op. cit. P. 126.
<4> Holmes O.W. The Common Law. 1881. P. 236 - 237. Цит. по: Gilmore G. Op. cit. P. 56.

Правило прецедента Хадли против Баксендейл, доработанное Холмсом, полностью соответствует представлениям о договорном отношении как добровольном взаимодействии сторон, и, как следствие, ответственность должника должна наступать в тех рамках, которые должник разумно предполагал <1> при добровольном вступлении в договорное отношение. С экономической точки зрения такой подход имеет свои основания применительно, например, к договорам об оказании услуг связи. В знаковом американском деле Kerr S.S. Co. v. Radio Corporation of America 1927 г. при аналогичных обстоятельствах, отказываясь присудить косвенные убытки к возмещению, судья Кардозо указал, что в отношениях между отправителем телеграммы и услугодателем общие убытки сводятся к "стоимости услуги и ни к чему более" <2>. Экономическим (и очень разумным, на наш взгляд) обоснованием такого решения стал риск перекрестного субсидирования одних клиентов за счет других (cross-subsidization) в условиях, когда компания, оказывающая услуги связи, не могла устанавливать разные тарифы для разных клиентов исходя из ожидаемых косвенных убытков <3>. Представляется также, что данное объяснение может быть принято во внимание при рассмотрении вопроса об ограничении размера возмещаемых убытков в российском гражданском праве. К примеру, А.В. Мякинина полагает, что ограничение возмещаемых убытков производится по причине того, "что при всей желательности их полного возмещения во многих случаях реалии экономической жизни и имущественного оборота не позволяют этого сделать" <4>. Следуя логике, заложенной в приведенном решении судьи Кардозо, можно отметить также экономическую неэффективность полного возмещения убытков в некоторых видах договоров, связанных с предоставлением услуг многочисленным клиентам, поскольку полное возмещение убытков одному из клиентов будет также означать повышение тарифов для всех остальных с целью компенсации возмещенного ущерба <5>.
--------------------------------
<1> Безусловно, такой подход "страдает" неясностью, требует многочисленных толкований и в итоге приводит к большому количеству судебных споров. См.: Posner R. Op. cit. P. 127.
<2> Epstein R. Beyond Foreseeability: Consequential Damages in the Law of Contract // The Journal of Legal Sudies. Vol. 18. No. 1 (Jan., 1989). P. 111.
<3> Ibidem. Иными словами, Б. Кардозо просто рассчитал, что возмещение косвенных убытков почтовой компанией приведет к росту для всех клиентов тарифов, в стоимость которых будет заложен риск возмещения косвенных убытков по требованиям кого-либо из клиентов. Такой результат, очевидно, будет несправедлив по отношению к тем, кто таких требований никогда не заявлял, но все равно вынужден платить за риск. На практике проблема невозможности дифференцированного подхода к клиентам может решаться за счет добровольного страхования отправления по усмотрению клиента.
<4> Мякинина А.В. Указ. соч.
<5> Важно также отметить, что ст. 400 ГК РФ запрещает ограничение размера возмещаемых убытков в потребительских договорных отношениях. Как справедливо отметила А.В. Мякинина, данная мера направлена на защиту слабой стороны. См.: Мякинина А.В. Указ. соч. Примечательно при этом, что законодатель находит возможным ограничить ответственность в законе. Так, например, ст. 119 Воздушного кодекса РФ устанавливает ограничения на размеры возмещения пассажирам в случае утраты, недостачи или повреждения багажа. В этой связи вопрос об эффективности защиты интересов слабой стороны остается открытым: с одной стороны, закон обоснованно запрещает услугодателям ограничивать ответственность в договоре с потребителями, с другой стороны, закон становится на сторону услугодателей и ограничивает их ответственность. Экономическое обоснование данного правила - в стремлении избежать роста тарифов для всех потребителей. Данное соображение не принимается во внимание А.В. Мякининой при рассмотрении, например, правил оказания услуг курьерскими службами. Она находит возможным объяснить ограничение ответственности перевозчика законом большим количеством клиентов и, как следствие, потенциально неограниченными убытками. Риск в данной ситуации, по мнению А.В. Мякининой, заключается в том, что указанные правила могут привести к банкротству перевозчика. Данное толкование представляется неполным. Думается, что объяснение данного ограничения заключается также и в том, что потенциально неограниченная ответственность негативно скажется на рентабельности бизнеса перевозок и, как следствие, приведет к росту тарифов для потребителей, которые будут учитывать риск полного возмещения ущерба. Вопрос об ограничении ответственности транспортных предприятий является одним из спорных в доктрине. Подробнее см., например: Савичев Г.П. Проблемы эффективности законодательства в транспортных обязательствах. М., 1979. С. 114 - 121.

Правило прецедента Хадли против Баксендейл до сих пор является главенствующим при решении споров о договорных убытках даже в существенно измененном виде. В известном английском деле Koufos v. Czarnikow 1967 г., также ставшем прецедентом, отправитель сахара требовал возмещения упущенной выгоды в размере, равном разнице между его рыночной ценой в день, когда должна была быть осуществлена доставка, и в день, когда сахар был отгружен с задержкой по вине перевозчика. Суд удовлетворил требования истца и, применяя правило Хадли, указал, что перевозчик знал достаточно, чтобы, будучи разумным участником оборота, предвидеть, что убыток, который стал фактическим следствием задержки, не был "маловероятным" <1>. Суд при этом отметил важный момент относительно различий между договорной и деликтной ответственностью, который не нуждается в дополнительных комментариях: "Ответственность за причинение вреда значительно отличается и предполагает куда более широкий объем. Ответчик несет ответственность за любой тип убытка, который можно было разумно предвидеть как убыток, за который придется нести ответственность, даже в самом необычном случае (выделено мной. - А.М.), кроме случаев, когда риск настолько мал, что разумное лицо при любых обстоятельствах нашло бы приемлемым пренебречь им. И для такого различия существуют серьезные основания. В договорах, если одна сторона желает защитить себя от риска, который для другой стороны является необычным, она может привлечь внимание другой стороны к нему до заключения договора... Но в деликтах у пострадавшей стороны нет возможностей защитить себя таким образом, и причинитель вреда не может разумно жаловаться, если ему приходится возмещать необычные, но тем не менее предсказуемые убытки, которые являются следствием его неправомерных действий" <2>.
--------------------------------
<1> Gilmore G. Op. cit. P. 93. Текст решения доступен в Интернете по адресу: http://www.nadr.co.uk/articles/published/CommercialLawReports/Czarnikow%20v%20Koufos%201967.pdf.
<2> См. п. 17 указанного решения.

Несмотря на то что суд формально применил правило Хадли, данное решение существенно изменило стандарт рассмотрения споров об убытках: суд, по сути, заменил стандарт фактического предвидения на объективное вменение, обращаясь к образу "разумного лица". Очевидно, что с точки зрения должника применение правила "разумного лица" - более строгий подход, при нем круг убытков, которые должны были быть предвидены, невероятно расширяется <1>. Такое правило является отступлением от принципа личной свободы должника, поскольку вменяет ему те убытки, которые он фактически не предвидел, не будучи "разумным лицом" <2>.
--------------------------------
<1> Так, А.С. Комаров следующим образом описал понимание предвидимости убытков в современном праве англосаксонской правовой семьи: "Что, в частности, применительно к коммерческому обороту, должно быть известно разумному лицу, судья сформулировал следующим образом: разумный предприниматель должен считаться осознающим, в чем состоит обычный и предполагаемый результат нарушения договора. Как разумное лицо, каждый обязан знать обычный ход вещей и составные элементы предприятия или сферы деятельности контрагента". Аналогичные тенденции он отмечал и во французском праве. См.: Комаров А.С. Указ. соч. С. 126 - 133.
<2> На сближение правил исчисления убытков в англосаксонском и французском праве указывал С.К. Май. См.: Май С.К. Указ. соч. С. 144 - 147.

Безымянная страница
Образцы договоров:
Формы договоров: Добровольное страхование
Формы договоров: аренда, лизинг, прокат
Образцы договоров: Страхование
Другие шаблоны договоров:
Вопрос - ответ:


Copyright 2009 - 2018 гг. Образцы договоров. All rights reserved.
При использовании материалов сайта активная гипер ссылка  обязательна!