2.2.2. Неравенство участников как конститутивный признак

Рассмотрим ситуацию на примере дорожно-транспортного происшествия: пострадавшая сторона и причинитель вреда находились в неравном положении до момента наступления события причинения вреда (ex ante): у причинителя вреда, очевидно, имелось больше возможностей для предотвращения такого вреда, чем у пострадавшего лица. С точки зрения экономики от причинителя вреда потребовалось бы значительно меньше затрат для предотвращения наступления аварии, чем для пострадавшего лица, при этом указанное экономическое неравенство (разница между затратами причинителя вреда и пострадавшего лица, необходимыми для предотвращения аварии) настолько велико, что вынуждает законодателя признать транспортное средство источником повышенной опасности и установить безвиновную ответственность за причиненный вред. Как считает известный исследователь в области экономического анализа права Ричард Познер, "в тех случаях, когда может быть определен класс действий, в которых изменение уровня активности потенциальными причинителями вреда является самым действенным методом для предотвращения наступления вреда, существует серьезное основание для введения безвиновной ответственности" <1>. Приводя пример с диким тигром, которого держит сосед на своем участке, Р. Познер указывает, что, очевидно, для хозяина тигра самым действенным способом предотвращения причинения вреда было бы отказаться от животного, в то время как пострадавшее лицо могло мало что сделать для того, чтобы уберечь себя от укуса тигра <2>. Равным образом для владельца транспортного средства самым действенным способом для предотвращения вреда было бы отказаться от пользования транспортным средством, в то время как у пострадавшей стороны отсутствуют реальные фактические и юридические возможности предотвратить причинение вреда <3>.
--------------------------------
<1> Posner R. Op. cit. P. 179. Продолжая свою мысль, Р. Познер отметил, что при обратной ситуации, когда самым действенным способом для предотвращения наступления вреда являются действия потерпевшей стороны, существуют убедительные доводы для отмены ответственности за причиненный вред и доктрины принятия риска на себя, как это имеет место в случае с травмоопасными видами спорта. Ibidem.
<2> Ibid. P. 180.
<3> Представляется, что данные наблюдения о безвиновной ответственности, основанные на экономическом анализе права, дополняют дискуссию о субъективном основании за вред, причиненный источником повышенной опасности. См.: Гражданское право: Учебник: В 4 т. / Под ред. Е.А. Суханова. М., 2007. Т. 4. С. 681. Сноска 1 (автор параграфа - В.С. Ем).

В приведенных примерах у пострадавшего лица, очевидно, отсутствовала также какая-либо юридическая возможность воздействовать на будущее деликтное правоотношение путем определения заранее условия возмещения ущерба. Такое юридическое и экономическое неравенство возможностей сторон, существовавшее до возникновения деликтного правоотношения, создает для пострадавшей стороны определенные экономические риски, связанные с тем, что в рамках будущего деликтного правоотношения причинитель вреда будет иметь фактическую возможность не исполнить свое обязательство добровольно (или ему будет фактически невозможно исполнить его ввиду отсутствия необходимых средств), а принудительное исполнение в судебном порядке неизбежно возложит на пострадавшее лицо дополнительные издержки и усугубит неравенство его положения. Такая ситуация побуждает государство вмешаться и установить правила распределения риска заранее (ex ante).
Абстрактная модель поведения, установленная нормами ГК РФ, очевидно, имеет в виду рационального участника гражданского оборота, интерес которого заключается в том числе в том, чтобы иметь как минимум равные возможности с другими участниками оборота, и в этой связи публичные меры, направленные на преодоление неравенства, полностью соответствуют его интересам. Такая модель поведения рационального лица, которое стремится максимально защитить свои интересы, лежит в основе экономической теории и дает законодателю конкретное основание для того, чтобы установить равноправие участников оборота как общий принцип и цель гражданско-правового регулирования. При этом закон исходит из того, что неравенство возможностей разных участников гражданского оборота является естественным явлением, и это становится основанием для государства взять на себя социальную функцию и возложить на потенциального причинителя вреда дополнительные издержки, в нашем примере с дорожно-транспортным происшествием направленные на "повышение уровня защиты прав потерпевших на возмещение вреда" <1>. В данной ситуации законодатель ограничил свободу воли (свободу договора), обязав каждого автовладельца заключить договор страхования гражданской ответственности, и такое ограничение свободы воли имеет под собой позитивные (а не просто догматические <2>) основания.
--------------------------------
<1> См. п. 2.1 Постановления Конституционного Суда РФ от 31 мая 2005 г. N 6-П о конституционности Закона об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств.
<2> Догматический характер аргументов Конституционного Суда РФ, изложенных в указанном Постановлении, вызывает очевидные вопросы, многие из которых были подняты судьей А.Л. Кононовым в его особом мнении. Применительно к ограничению свободы договора возражение судьи основывается на несоразмерности принятой меры (обязательного страхования), поскольку закон уже предусматривает альтернативную меру защиты для пострадавшего лица в виде деликтного обязательства. Однако, как уже ранее отмечалось, изначальное (ex ante) неравенство возможностей участников будущего деликтного правоотношения влечет за собой риски для более слабой стороны на этапе уже существующего деликтного правоотношения (ex post). В этой связи установление ответственности за причиненный вред не может устранить эффект от указанного неравенства, и, следовательно, закон в противоположность мнению А.Л. Кононова не предлагает меры защиты, альтернативной обязательному страхованию.

В случае же с договорным отношением дело обстоит несколько иначе. Стороны договора добровольно вступают в регулятивное правоотношение, занимая активную позицию, имея безусловную возможность предусмотреть все риски и соответствующим образом защитить себя посредством согласования условий договора. С экономической точки зрения, предвидя конкретные риски, сторона договора сможет принять соответствующие меры предосторожности при меньших затратах и с большим эффектом, чем при отношениях, где просчитать риск наступления причинения вреда сложнее (например, опасаясь аварий на дорогах, можно потратиться на бронирование автомобиля или, опасаясь пожара, можно все время ходить в противопожарном костюме, что сопряжено с большими и часто необоснованными издержками). В этой связи в договорных отношениях государство полностью отдает на откуп частной инициативы защиту нарушенного интереса и остается в стороне в случае нарушения договора. По этой причине по общему правилу отсутствует публичная защита нарушенного договора, как и публичная ответственность за нарушение договора <1>.
--------------------------------
<1> Как заметил Г.Ф. Шершеневич, "[к]аждое недозволенное действие может быть уголовным преступлением, хотя в действительности, по соображениям целесообразности, и не бывает". Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. М., 1911; "Гарант".

Указанные выше различия договорных и деликтных отношений, связанные с неравным положением сторон, находят свое отражение в правилах о юридической ответственности. Экономическая природа договорных и деликтных отношений требует дифференцированного подхода к ним законодателя: стороны договорного правоотношения должны иметь стимул к активному поведению и разумной оценке риска <1>, в то время как пострадавшая сторона в деликтном отношении, лишенная таких возможностей, должна получить полное возмещение понесенного ущерба. Опираясь на неравенство сторон как конститутивный признак, можно отметить, что как для системы общего права, так и для стран континентальной Европы характерно ограничение договорной ответственности и расширение ответственности деликтной <2>. Ограничение ответственности в различных правопорядках может проявляться в разной степени и посредством различных институтов, регулирующих разные аспекты ответственности.
--------------------------------
<1> Отсутствие такого стимула ведет к возникновению так называемой угрозы недобросовестности (moral hazard problem). Данному понятию, перекочевавшему из области страхования, уделяется серьезное внимание в современной правовой доктрине. Так, Х.-Б. Шефер и К. Отт описывают проблему угрозы добросовестности следующим образом: "Это склонность людей проявлять меньше осмотрительности при ограждении себя от ущерба, если они полностью застрахованы от этого". Данная проблема проявляет себя во многих сферах частного права, например, в области защиты прав потребителей. Вышеназванные немецкие авторы отмечают: "Если законодательные требования о гарантии качества товара полностью страхуют покупателя от убытков, покупатель теряет стимул проявлять осмотрительность при выборе товара. Это неизбежно приведет к увеличению количества жалоб и, таким образом, повышает цену гарантии до недопустимых пределов". , Ott C. Op. cit. P. 121, 342. В случае с деликтными отношениями, где наступление события причинения вреда находится вне контроля пострадавшей стороны, проблема угрозы недобросовестности последней до определенных пределов отсутствует.
<2> Анализируя различия между договорной и деликтной ответственностью, В.Т. Смирнов и А.А. Собчак отметили, что "деликтная ответственность по сравнению с договорной является более строгой, так как она наступает даже при наличии вины потерпевшего в форме простой неосторожности, содействовавшей наступлению вреда". Отмечая, что для освобождения от договорной ответственности или ее уменьшения достаточно вины контрагента любой степени, эти авторы объяснили данное свойство тем, что участники договорного обязательства "могли предусмотреть возможные случаи и последствия его неисполнения, что и дает основание требовать от них принятия всех необходимых мер для предотвращения (недопущения) случаев нарушения обязательства". Данная ситуация отличается от деликтного отношения, где причинение вреда "всегда неожиданно", поэтому было бы несправедливо требовать от потерпевшего принятия максимальных мер предусмотрительности и осторожности в своем поведении. См.: Смирнов В.Т., Собчак А.А. Указ. соч. С. 102.

Одним из наиболее значимых правил, используемых для ограничения или расширения ответственности при исполнении обязательства, стало правило предвидимости наступления негативных последствий. Далее мы рассмотрим, как данное правило было использовано при регулировании возмещения убытков.

 Скачать
Безымянная страница
Образцы договоров:
Формы договоров: Добровольное страхование
Формы договоров: аренда, лизинг, прокат
Образцы договоров: Страхование
Другие шаблоны договоров:
Вопрос - ответ:


Copyright 2009 - 2018 гг. Образцы договоров. All rights reserved.
При использовании материалов сайта активная гипер ссылка  обязательна!