Глава 12. РЕФОРМИРОВАНИЕ ГРАЖДАНСКОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА:
ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ О СДЕЛКАХ, ОБЯЗАТЕЛЬСТВАХ И ДОГОВОРАХ
(ОБЗОР ВЫСТУПЛЕНИЙ НА КРУГЛОМ СТОЛЕ В РАМКАХ ЮБИЛЕЙНЫХ ДНЕЙ
ЮРИДИЧЕСКОЙ НАУКИ "ЕНИСЕЙСКИЕ ПОЛИТИКО-ПРАВОВЫЕ ЧТЕНИЯ"
(КРАСНОЯРСК, 21 - 25 СЕНТЯБРЯ 2015 Г.)

25 сентября 2015 г. в Сибирском федеральном университете в рамках Юбилейных дней юридической науки "Енисейские политико-правовые чтения" (Красноярск, 21 - 25 сентября 2015 г.) в Юридическом институте прошел Круглый стол "Реформирование гражданского законодательства: общие положения о сделках, обязательствах и договорах".
Организаторами Юбилейных дней юридической науки выступили: Юридический институт СФУ, Министерство экономического развития и инвестиционной политики Красноярского края, Управление Федеральной антимонопольной службы по Красноярскому краю, Красноярское региональное отделение общероссийской общественной организации "Ассоциация юристов России", издательство "Проспект", журнал "НАЛОГОВЕД", журнал "Конкуренция и право, Информационный центр "ИСКРА", краевое государственное бюджетное учреждение "Центр социально-экономического мониторинга", журнал "Актуальные проблемы российского права".
Модератором Круглого стола выступила д-р юрид. наук, проф., проф. кафедры гражданского права Московского государственного юридического университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА), член Научно-консультативного совета при Верховном Суде РФ Владимира Владимировна Долинская, куратором - канд. юрид. наук, доц., зав. кафедрой гражданского права Юридического института СФУ Нина Федоровна Качур.
В Круглом столе приняли участие преподаватели кафедры Юридического института, представители государственных и муниципальных органов, коммерческих и некоммерческих организаций. На нем также присутствовали аспиранты и магистранты.
Доктор юрид. наук, проф., проф. кафедры гражданского права Московского государственного юридического университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА), член Научно-консультативного совета при Верховном Суде РФ В.В. Долинская в своем выступлении "Новеллы и тенденции развития обязательственного права, сделок и договоров в период реформы гражданского законодательства" <1> указала, что, учитывая, безусловно, обширные изменения общих положений ГК об обязательствах, предусмотренные Федеральным законом от 8 марта 2015 г. N 42-ФЗ, следует понимать, что начались изменения в обязательственном праве уже несколько лет назад, причем значимые для выявления тенденций его развития нормы оказались рассредоточены по разным правовым институтам, главам и разделам ГК.
--------------------------------
<1> См. подробнее: Долинская В.В. Новеллы и тенденции развития обязательственного права // Законы России: опыт, анализ, практика. 2016. N 1.

Гражданское законодательство определяет основания возникновения и порядок осуществления прав (ст. 2, 8 ГК), на первом месте среди которых стоят договоры (ст. 420 ГК) и иные сделки (ст. 154 ГК). В число обязательств входят и некоторые другие поименованные в той же статье юридические факты, например обязательства из причинения вреда другому лицу (гл. 59 ГК), обязательства вследствие неосновательного обогащения (гл. 60 ГК).
На конкретных примерах была выявлена роль обязательств, сделок и договоров в имущественных, личных неимущественных, организационно-имущественных (статутных) и предпринимательских отношениях.
С одной стороны, обязательственные отношения несколько потеснены в предмете правового регулирования и в характеристике юридических лиц корпоративными (ст. 2, 48 ГК).
С другой стороны, по примеру сделок как наиболее распространенных оснований возникновения, изменения и прекращения правоотношений сконструирован сначала в специальном законодательстве, а затем и в ГК правовой режим такой относительно новой группы юридических фактов? как решения собраний.
Расширен круг сделок за счет такой односторонней сделки как согласие на совершение сделки и, возможно, юридически значимых сообщений, которые квалифицируют то как односторонние сделки, то как иные действия в рамках юридических фактов.
Осуществлен больший охват сферы договорных отношений за счет регулирования новых отношений (например, переговоров о заключении договора - ст. 434.1 ГК) и детализации регулирования уже существовавших отношений.
Расширяется круг модельных обязательств (в первую очередь договорных). Легализованы соглашения о порядке ведения переговоров (п. 5 ст. 434.1 ГК). При сохранении в научной литературе дискуссии об информационных отношениях и их обособлении в частном праве в ГК уже установлена ответственность за сообщение недостоверных данных контрагенту по договору (недостоверные заверения об обстоятельствах, имеющих значение для заключения договора, его исполнения или прекращения - ст. 431.2 ГК). ГК дополнен нормами об альтернативном (ст. 308.1) и факультативном (ст. 308.2) обязательствах, рамочном (ст. 429.1), опционном (ст. 429.2, 429.3) и абонентском (ст. 429.4) договорах, предложены их легальные определения. Федеральным законом от 5 мая 2014 г. N 99-ФЗ разрозненные по 3 специальным законам о конкретных организационно-правовых формах юридических лиц норм обобщены в ст. 67.2 ГК "Корпоративный договор".
Ряд новых норм касается исполнения обязательств. В ГК установлена презумпция возложения расходов по исполнению обязательств на должника и перечислены основания опровержения этой презумпции (ст. 309.2).
Кредиторы одного должника по однородным обязательствам сами могут определять в соглашении между ними порядок удовлетворения их требований к должнику (ст. 309.1 ГК).
Изменены нормы ГК о сроке исполнения обязательства, которое не предусматривает такой срок (п. 2 ст. 314 ГК).
По аналогии со сделками, совершенными под условием (ст. 157 ГК), сконструирована норма об обусловленном исполнении обязательства (ст. 327.1 ГК).
Несколько раз изменилась очередность удовлетворения требований кредиторов (т.е. исполнения обязательств перед ними) при ликвидации юридических лиц (ст. 64 ГК).
Новеллы коснулись существовавших ранее способов обеспечения исполнения обязательств, а также введены новые способы. Например, изменены правила снижения суммы явно несоразмерной неустойки (ст. 333 ГК). Серьезные изменения претерпел параграф о залоге <1>. Банковская гарантия заменена независимой и расширен круг лиц, которые могут ее выдавать (§ 6 гл. 23 ГК). Легализована новая (использовавшаяся ранее вне норм ГК) мера - обеспечительный платеж (§ 8 гл. 23 ГК). Практикующие юристы уже начали дискуссию о соотношении иных способов обеспечения обязательств и правила ст. 381.2 ГК.
--------------------------------
<1> См. подробнее: Законы России: опыт, анализ, практика // Залог. 2014. N 11.

Существовавшая ранее краткая норма о презумпции запрета одностороннего отказа от договора и разрозненные нормы о ее опровержении дополнены ст. 450.1 ГК общего характера.
Большее внимание уделено компенсационной функции гражданского права. Применительно к ответственности за нарушение обязательств установлена презумпция возмещения должником кредитору убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства, независимо от использования кредитором иных способов защиты нарушенных прав (ч. II п. 1 ст. 393 ГК).
Если неисполнение/ненадлежащее исполнение должником договора повлекло его досрочное прекращение и кредитор заключил взамен него аналогичный договор, кредитор помимо убытков вправе потребовать от должника возмещения убытков в виде разницы между ценой, установленной в прекращенном договоре, и ценой на сопоставимые товары (работы, услуги) по условиям договора, заключенного взамен прекращенного договора (ст. 393.1 ГК).
Сокращено число случаев, когда кредитор может быть признан просрочившим (ст. 406 ГК).
Продолжается дифференцированное регулирование "обязательств, связанных с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности".
В так называемых предпринимательских договорах теперь можно предусматривать сложные проценты.
В ГК как конкретизация норм о санации сделки и принципа добросовестности появились условия, при наличии которых договор в сфере предпринимательской деятельности нельзя признать недействительным (ст. 431.1 ГК).
В пользу ординарных участников гражданских правоотношений ограничены одностороннее изменение условий обязательства, связанного с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности, или односторонний отказ от исполнения этого обязательства, в том числе выплатой компенсации (ст. 310 ГК).
Допускается возможность изменения или расторжения многостороннего договора, исполнение которого связано с осуществлением всеми его сторонами предпринимательской деятельности, по соглашению не только всех, но и большинства лиц, участвующих в таком договоре, если иное не установлено законом (ст. 450 ГК).
Стороны обязательства, действуя при осуществлении ими предпринимательской деятельности, могут предусмотреть в соглашении обязанность возместить контрагенту имущественные потери, возникшие в случае наступления определенных в таком соглашении обстоятельств и не связанные с нарушением обязательства его стороной, с презумпцией запрета суду на уменьшение размера возмещения (ст. 406.1 ГК).
Общая тенденция развития частного права и законодательства состоит в расширении круга регулируемых отношений и поиске наиболее адекватных правовых форм.
Судья апелляционного состава Красноярского краевого суда А.В. Деев выступил по теме "Некоторые вопросы применения Гражданского кодекса РФ о недействительности сделок".
В качестве основной цели, которая, по мнению докладчика, решалась законодателем при внесении изменений в § 2 гл. 9 ГК, являлось сокращение легальных возможностей признавать сделки недействительными во всех случаях, когда недействительность сделки как гражданско-правовая санкция является неоправданной и явно несоразмерной характеру и последствиям допущенных при совершении сделки нарушений.
К числу мер, направленных на достижение указанной цели, отнесены: изменение соотношения ничтожных и оспоримых сделок; определение круга лиц, обладающих правами на оспаривание сделок; установление в качестве условия для признания сделки недействительной, применения последствий недействительности сделки, факта нарушения прав истца; возможность признания оспоримой сделки недействительной только в случае нарушения прав и законных интересов лица, оспаривающего сделку; закрепление в п. 2 ст. 166 ГК правила о недопустимости оспаривания сделки стороной, из поведения которой явствует ее воля сохранить силу сделки, по основаниям, о которых эта сторона знала или должна была знать при проявлении ее воли; введение ограничения права суда на применение последствий недействительности ничтожной сделки только случаями необходимости защиты публичных интересов, а также в иных предусмотренных законом случаях; закрепление в п. 4 ст. 167 ГК права суда не применять последствия недействительности сделок, если это будет противоречить основам правопорядка и нравственности.
Пункт 5 ст. 166 ГК является важной конкретизацией принципа добросовестности, закрепленного в ст. 1 ГК.
Спорен вопрос о необходимости учета поведения другой стороны при применении положения п. 5 ст. 166 ГК, а также возможности учитывать поведение лица, оспаривающего сделку, как в отношении участников сделки, так и в отношении иных субъектов.
Отражена универсальность указанных положений, их применимость при оспаривании ничтожных и оспоримых сделок.
По мнению докладчика, понятие "заявление о недействительности сделки не имеет правового значения" имеет большее значение, чем требование о признании сделки недействительной, так как предусматривает более широкий круг оснований иска. Остается открытым вопрос о возможности использования названного института на досудебной стадии.
К числу проблемных также отнесены вопросы о праве суда по своей инициативе применить последствия недействительности сделки, в случае если лицо, заявившее о недействительности, подпадает под критерии п. 5 ст. 166 ГК; о возможной конвалидации сделки в случае непринятия заявления лица, которое соответствует положениям п. 5 ст. 166 ГК.
В качестве основной проблемы, поднятой в докладе судьи кассационного состава Красноярского краевого суда Е.Е. Плаксиной "Проблемы применения срока исковой давности по недействительным сделкам", было названо установление предельного десятилетнего срока исковой давности, исчисляемого со дня начала исполнения ничтожной сделки. Установление максимальной продолжительности защиты нарушенного права в судебном порядке не должно носить пресекательного характера, и в законе должна быть предусмотрена возможность восстановления этого срока в исключительных случаях по правилам ст. 205 ГК.
Существуют проблемы исчисления срока исковой давности в случае, когда сделка заключена от имени несовершеннолетних детей либо недееспособных граждан их законным представителем. По мнению докладчика, при недобросовестном исполнении законным представителем такого лица возложенных на него полномочий пропущенный срок исковой давности может быть восстановлен по заявлению представляемого или другого законного представителя, действующего добросовестно.
Методист Нотариальной палаты Красноярского края Д.С. Медяник выступила по теме "Спорные вопросы исполнения обязательств путем внесения долга в депозит нотариуса".
Федеральными законами от 29 декабря 2014 г. N 457-ФЗ и от 8 марта 2015 г. N 42-ФЗ внесены существенные изменения в регулирование института исполнения обязательства путем внесения денег или ценных бумаг в депозит нотариуса, коснувшиеся и Основ законодательства РФ о нотариате, и ГК. Отныне денежные средства и ценные бумаги могут быть внесены в депозит нотариуса на основании соглашения кредитора и должника. Должник наделен правом потребовать возврата ему таких денег или ценных бумаг, а также дохода по ним.
В докладе были подняты вопросы о природе нормы п. 3 ст. 327 ГК, являются ли ее правила императивными или диспозитивными, и, соответственно, могут ли стороны своим соглашением изменить содержание указанной нормы, т.е. исключить для должника возможность истребования депонируемой суммы или ценных бумаг в любое время до момента получения ее кредитором при наличии указанных в договоре обстоятельств.
Проанализированы споры о том, кому из сторон обязательства принадлежит право на денежные средства, внесенные в депозит нотариуса, каков порядок открытия и ведения счета, на который зачислена сумма долга, и другие вопросы, возникающие в нотариальной практике.
Начальник отдела анализа и обобщения судебной практики, законодательства и статистики Арбитражного суда Красноярского края И.В. Яковенко выступил по теме "Проблемы применения ст. 395 Гражданского кодекса РФ в судебно-арбитражной практике".
Им поддержан подход, согласно которому проценты по ст. 395 ГК рассчитываются в отношении задолженности, возникшей до 1 июня 2015 г., отдельно по периодам - до 31 мая 2015 г. (включительно) по ставке рефинансирования ЦБ РФ, а после - по средним ставкам банковского процента по вкладам физических лиц.
Поскольку в новой редакции ст. 395 ГК прямо указано на применение в расчете процентов за пользование чужими денежными средствами по средней ставке по вкладам физических лиц, то порядок исчисления процентов должен подчиняться общим правилам расчета процентов, предусмотренным банковскими правилами, согласно которым в расчет принимаются фактическое количество календарных дней (365 дней в году или 366 дней соответственно).
В резолютивной части судебного акта рекомендуется указывать на будущее, что взыскание производится на сумму долга, исходя из опубликованных Банком России и имевших место в соответствующие периоды средними ставок банковского процента по вкладам физических лиц.
Существует несколько вариантов расчета процентов за пользование чужими денежными средствами по ст. 395 ГК в случае, если кредитором является лицо - нерезидент РФ:
1) суд должен применить существующие за границей в месте жительства или нахождения кредитора средние ставки банковского процента по вкладам физических лиц;
2) суд применяет средние ставки банковского процента по вкладам физических лиц по месту подачи искового заявления;
3) суд применяет средние ставки банковского процента по вкладам физических лиц, установленные за границей или в нашей стране, в зависимости от того, правом какого государства должно было регулироваться основное обязательство;
4) в целях применения справедливых значений средних ставок банковского процента по вкладам физических лиц именно в рамках отечественного правового регулирования принимаются во внимание сведения по ставкам во всех федеральных округах, из чего рассчитывается "общегосударственная" средняя ставка.
Начальник Управления претензионно-исковой работы и правового сопровождения мероприятий по государственному контролю (надзору) Правового департамента ПАО "ГМК" "Норильский никель" И.А. Омельченко обратилась к теме "Заверения об обстоятельствах в новой редакции Гражданского кодекса РФ".
В соответствии с Федеральным законом от 8 марта 2015 г. N 42-ФЗ "О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации" с 1 июня 2015 г. подлежит применению новая ст. 431.2 "Заверения об обстоятельствах" ГК.
Ее анализ позволяет сделать вывод, что перечень обстоятельств, имеющих значение для заключения договора, его исполнения или прекращения, является открытым. Заверения могут относиться к предмету договора, полномочиям на его заключение, соответствию договора применимому к нему праву, наличию необходимых лицензий и разрешений, финансовому состоянию лица, давшего заверения, либо третьих лиц.
Вышеуказанная норма не содержит обязательного требования о включении заверений в договор.
За недостоверность заверений установлены достаточно серьезные последствия:
- обязанность возместить убытки или уплатить предусмотренную договором неустойку;
- возможность отказаться от договора в одностороннем порядке, если иное не предусмотрено соглашением сторон;
- возможность требовать признания договора недействительным вследствие заключения под влиянием обмана или существенного заблуждения.
Ответственность лица, давшего недостоверные заверения при осуществлении предпринимательской деятельности, наступает независимо от его знания о недостоверности заверения, если иное не предусмотрено соглашением сторон.
Особый интерес представляет вопрос о формировании правоприменительной практики положений ст. 431.2 ГК: будет ли недостоверность заверений оцениваться судами в совокупности с принципом добросовестности участников гражданских правоотношений, который предполагает действие сторон с должной степенью осмотрительности и разумности (ст. 10 ГК). Насколько сторона, являющаяся профессиональным и опытным участником экономических отношений, при заключении крупной сделки должна "полагаться" на те или иные заверения, если она имела доступ к соответствующей информации, но не провела соответствующей проверки? В качестве примера действия без должной осмотрительности можно привести принятие заверений стороны об отсутствии существенных судебных споров с ее участием при наличии публикаций в центральных средствах массовой информации о рассмотрении арбитражным судом крупного спора с участием лица, давшего заверения об обратном, в качестве ответчика.
Введение в гражданский оборот института заверений об обстоятельствах окажет значительное влияние на развитие принципа эстоппель, применяемого в арбитражном процессе, и устанавливающего юридический запрет на отказ от ранее принятой позиции по какому-либо вопросу, которая была официально изложена, донесена, заявлена уполномоченным лицом.
Завкафедрой гражданского права Юридического института СФУ канд. юрид. наук, доц. Н.Ф. Качур выступила по теме "Некоторые проблемы оформления сделок с недвижимостью в свете совершенствования Гражданского кодекса РФ".
При принятии действующего ГК нарушена традиция гражданского законодательства дореволюционной и советской России - установление нотариальной формы для сделок с объектами недвижимого имущества. Ставка была сделана на государственную регистрацию сделок и прав на объекты недвижимого имущества, которая спустя непродолжительное время была подвергнута серьезной "ревизии".
С начала 2000 г. судебная практика стала признавать заключенными договоры, даже не прошедшие государственную регистрацию, несмотря на ее обязательность. Основной вклад "в подрыв доверия" к регистрации сделок с недвижимым имуществом внес ВАС РФ: например, в силу п. 14 Постановления ВАС РФ от 17 ноября 2011 г. N 73 "Об отдельных вопросах практики применения Гражданского кодекса Российской Федерации о договорах аренды" договор аренды недвижимого имущества, подлежащий государственной регистрации и не зарегистрированный, но исполняемый сторонами, порождает обязательственные отношения из договора аренды, вплоть до взыскания неустойки. Показательно и информационное письмо Президиума ВАС РФ от 25 февраля 2014 г. N 165 "Обзор судебной практики по спорам, связанным с признанием договоров незаключенными", где указано, что "отсутствие регистрации не влечет признания договора незаключенным. Этот вывод применим ко всем договорам, подлежащим государственной регистрации".
Налицо устойчивая тенденция подмены нормы права (п. 3 ст. 433 ГК) ее толкованием со стороны высших судебных инстанций, причем противоположным значению нормы.
Законодатель связал возникновение прав и обязанностей из договора с его регистрацией, что с позиций науки и правоприменительной практики противоречит цивилистическим канонам, является нонсенсом.
Одновременно судебной практикой была подготовлена почва для законодательных изменений. Так, в п. 1 ст. 8.1 ГК закреплена идея, имеющая концептуальное значение: подлежат государственной регистрации лишь права, закрепляющие принадлежность имущества определенному лицу, ограничения таких прав и обременения имущества. В итоге государственная регистрация ряда гражданско-правовых сделок с недвижимым имуществом была отменена, но механизма регистрации ограничений и обременений до сих пор не выработано, хотя регистрация договора неотъемлемый атрибут регистрации ограничения прав или обременения недвижимого имущества. Вместе с тем, отказываясь от государственной регистрации гражданско-правовых договоров, законодатель вводит обязательную государственную регистрацию нового договора - договора безвозмездного пользования (ссуды) объектом культурного наследия.
Вызывает вопросы п. 1 ст. 164 ГК в новой редакции: неясно, о каких последствиях государственной регистрации сделки идет в нем речь.
Заслуживает одобрения новая редакция п. 3 ст. 433 ГК, в соответствии с которым договор, подлежащий государственной регистрации, считается для третьих лиц заключенным с момента его регистрации, если иное не установлено законом. Дополнение данного пункта словосочетанием "для третьих лиц" разрешило многолетнюю проблему с договорами по поводу недвижимого имущества, не прошедшими государственной регистрации, которые ранее судебной практикой, а теперь и законом признаются для сторон фактически сложившимися. Вместе с тем нет полной корреляции между ст. 164 и п. 3 ст. 433 ГК.
Упрощение процедуры заключения сделок с объектами недвижимости означает, что в настоящее время практически никто не проверяет чистоту сделки (стороны этого сделать не могут), не отвечает за мошеннические действия участников рынка недвижимости, что свидетельствует о правовой незащищенности субъектов гражданского оборота, особенно граждан.
Начальник отдела регистрации прав на объекты недвижимости нежилого назначения Управления Росреестра по Красноярскому краю Т.В. Краснопеева выступила по теме "Проблемы государственной регистрации договора безвозмездного пользования (ссуды) объектом культурного наследия".
С 22 января 2015 г. вступили в силу положения Федерального закона от 22 октября 2014 г. N 315-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации" и отдельные законодательные акты Российской Федерации", в том числе о дополнении ст. 26 Федерального закона от 21 июля 1997 г. N 122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" (далее - Закон о регистрации) п. 4, согласно которому безвозмездное пользование (ссуда) объектом культурного наследия, включенным в единый государственный реестр объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации, выявленным объектом культурного наследия, подлежит государственной регистрации по правилам, предусмотренным указанным Законом для договоров аренды недвижимого имущества.
В ст. 52.1 Федерального закона "Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации" перечислены организации, которым предоставляется в безвозмездное пользование объект культурного наследия. Учитывая особенности этих юридических лиц, отсутствие в законодательстве положений о возможности государственной регистрации договора ссуды без уплаты государственной пошлины <1>, обращения за совершением юридических действий в регистрирующий орган указанных заявителей крайне немногочисленны.
--------------------------------
<1> На сегодняшний день размер государственной пошлины за государственную регистрацию ограничений (обременений) для юридических лиц составляет 22 000 руб.

Кроме того, в соответствии с положениями Закона о регистрации (ст. 6 и 13) зарегистрировать ограничения (обременения) вещных прав возможно только в случае их наличия в Едином государственном реестре прав, однако публичные образования не всегда заблаговременно обращаются за государственной регистрацией права собственности на объекты культурного наследия (или в их регистрации было отказано), что является препятствием для государственной регистрации договоров ссуды.
Не всегда четко определен предмет договора, а значит, с позиций ст. 607 ГК возникают вопросы о заключенности договора ссуды. Кроме того, вступают в противоречие п. 3 ст. 6 Закона о регистрации и п. 9 Постановления Пленума ВАС РФ от 17 ноября 2011 г. N 73 "Об отдельных вопросах практики применения правил Гражданского кодекса Российской Федерации о договоре аренды" о предоставлении кадастрового паспорта на объект аренды.
Выступление канд. юрид. наук, доц. кафедры гражданского права Юридического института СФУ Е.Н. Петровой по теме "Некоторые проблемы применения ст. 317.1 ГК РФ" касалось вопросов, возникших в теории и на практике в связи с вступлением в силу с 1 июня 2015 г. положений о так называемых законных процентах, которые начисляются на сумму долга за период пользования денежными средствами. Было проведено разграничение правовой природы процентов, предусмотренных ст. 395 и 317.1 ГК, а также отмечена разница в моменте, с которого они начинают исчисляться; высказаны аргументы в пользу того, что проценты по ст. 317.1 ГК могут применяться в отношениях с участием не только коммерческих, но и некоммерческих организаций, в случаях, если они осуществляют приносящую доход деятельность; дана критическая оценка доводам о том, что проценты по ст. 317.1 ГК не применяются к лицу, получившему аванс. Докладчик полагает, что в случае неисполнения таким лицом встречного обязательства передать товар, выполнить работу, оказать услугу контрагент, передавший аванс, вправе потребовать уплаты указанных процентов с момента, когда соответствующая обязанность должна была быть исполнена, если иное не установлено законом или договором. Отмечена противоречивость судебной практики по вопросу применения положений ст. 317.1 ГК к договорам, по которым денежные обязательства возникли до 1 июня 2015 г. Более обоснованным представляется подход, в соответствии с которым "законные проценты" применяются к денежным обязательствам, возникшим после указанной даты.
Кандидат юрид. наук, доц. кафедры гражданского права Юридического института СФУ С.Я. Сорокина выступила с докладом "Отказ от договора (исполнения договора)".
Отказ от договора (исполнения договора), урегулированный ст. 450.1 ГК, призван служить действенным правовым средством контроля экономических рисков участниками гражданского оборота.
Законодатель сделал попытку унифицировать равнозначные по сути термины: отказ от договора, односторонний отказ от исполнения договора, односторонний отказ от исполнения обязательства, объединив их в одну статью, разрешив в известной мере длительный теоретический спор о соотношении п. 3 ст. 450 и ст. 310 ГК, о сферах их действия.
Право на односторонний отказ от исполнения обязательства, связанного с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности, может быть обусловлено по соглашению сторон необходимостью выплаты определенной денежной суммы другой стороне обязательства (п. 3 ст. 310 ГК РФ). Плата за реализацию "секундарного права" не ясна.
Отказ от договора, сопряженный с противоправными действиями контрагента, например, по ст. 523 ГК можно квалифицировать как меру оперативного воздействия, оперативную санкцию и одновременно способ защиты нарушенного права. Отказ от договора может быть и немотивированным, не обусловленным наличием состава гражданского правонарушения (полного или усеченного) со стороны контрагента.
Но в обоих случаях право на односторонний отказ влечет по соглашению сторон выплату денежной суммы другой стороне обязательства, связанного с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности. Эта выплата как правовой феномен не находит в национальном законодательстве адекватного объяснения. Можно считать ее своеобразной компенсацией за "причиненные неудобства" в связи с расторжением договора, известной другим юрисдикциям. Ее размер ограничивается правилом о том, что сторона, которой предоставлено право на отказ от договора (исполнения договора), должна действовать добросовестно и разумно.
Если договором предусмотрено право стороны немотивированно отказаться от исполнения зарегистрированного договора, сторона, воспользовавшаяся этим правом, вправе в одностороннем порядке обратиться в регистрирующий орган с заявлением о внесении в реестр записи о прекращении договора, представив доказательства уведомления другой стороны о состоявшемся отказе от исполнения договора (ст. 165.1 ГК).
В том случае, если односторонний отказ от исполнения договора связан с нарушениями, допущенными другой стороной, то в регистрирующий орган должны быть представлены заявления обеих сторон договора или решение суда по удовлетворению иска стороны, заявившей об отказе от исполнения от договора, к другой стороне о признании договора прекратившимся. Указанное решение служит основанием для внесения соответствующей записи в реестр (п. 11 Постановления Пленума ВАС от 6 июня 2014 г. N 35).
Старший преп. кафедры гражданского права Юридического института СФУ Н.Ю. Рычкова в докладе "О понятии неимущественного обязательства" отметила новые грани спора о понятии неимущественного обязательства. Если раньше постановка проблемы касалась исключительно допустимости признания юридического значения данных обязательств, теперь обсуждается вопрос о сфере их применения. Гражданскому праву известны различные неимущественные обязательства, например предварительный договор. Неимущественные интересы охраняются и в семейном праве, которое рядом ученых рассматривается как подотрасль гражданского права. Вместе с тем в целях обеспечения неимущественного интереса может быть заключен любой другой договор, хотя и не предусмотренный нормами гражданского права, но не противоречащий ему (ст. 8 ГК).
Сфера применения неимущественных обязательств определяется намерением сторон обеспечить собственный неимущественный интерес при помощи юридических средств в пределах, допускаемых законом.
Ассистент кафедры гражданского права Юридического института СФУ М.А. Кривошапкина выступила по теме "О понуждении к заключению "уточняющих договоров" во исполнение рамочного договора".
В ст. 429.1 ГК закреплена конструкция рамочного договора (договора с открытыми условиями). Эта новелла обусловлена, во-первых, стремлением законодателя к распространению в российском праве новых специальных договорных конструкций, давно существующих и применяемых в зарубежных правопорядках, а во-вторых, необходимостью гармонизации правового регулирования широко распространенных в практической деятельности аналогов рамочного договора (договор на организацию поставок продукции, генеральное соглашение об открытии кредитной линии и др.).
Новая норма уже породила ряд вопросов. Например, об ответственности за отказ от так называемой конкретизации условий рамочного договора и о возможности понуждения сторон к подобной конкретизации путем заключения "уточняющих договоров".
Согласно ст. 421 ГК понуждение к заключению договора не допускается, за исключением случаев, когда обязанность заключить договор предусмотрена ГК, законом или добровольно принятым обязательством. Следовательно, ответ на поставленный вопрос зависит от квалификации обязательства, возникающего из рамочного договора. Порождает ли оно обязанность по конкретизации договора?
Единство взглядов на существо отношений, порождаемых рамочным договором, отсутствует. Нап
Безымянная страница
Образцы договоров:
Формы договоров: Добровольное страхование
Формы договоров: аренда, лизинг, прокат
Образцы договоров: Страхование
Другие шаблоны договоров:
Вопрос - ответ:


Copyright 2009 - 2018 гг. Образцы договоров. All rights reserved.
При использовании материалов сайта активная гипер ссылка  обязательна!