§ 2. Новеллы законодательства о сделках

Применительно к позитивному регулированию в гл. 9 ГК в качестве новелл можно выделить ст. 157.1 "Согласие на совершение сделки", ст. 165.1 "Юридически значимые сообщения", а также специальную норму п. 4 ст. 165 о сроке исковой давности по требованиям о признании.
При этом первые две новеллы затрагивают сделки, но не относятся к ним полностью <1>.
--------------------------------
<1> О второй новелле см. подробнее: Долинская В.В. Правовая природа юридически значимых сообщений // Законы России: опыт, анализ, практика. 2014. N 6.

Одна из новелл гражданского законодательства 2013 г. - ст. 157.1 ГК о согласии на совершение сделки <1> - выступила решением задачи, поставленной в п. 4.1.2 разд. II Концепции развития гражданского законодательства Российской Федерации <2>, но, к сожалению, сохранила ряд прежних проблем и породила новые.
--------------------------------
<1> Федеральный закон от 7 мая 2013 г. N 100-ФЗ "О внесении изменений в подразделы 4 и 5 раздела I части первой и статью 1153 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации" // СЗ РФ. 2013. N 19. Ст. 2327 (с изм.).
<2> Разработана Советом при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства и Исследовательским центром частного права при Президенте РФ на основании Указа Президента РФ от 18 июля 2008 г. N 1108 "О совершенствовании Гражданского кодекса Российской Федерации" // СЗ РФ. 2008. N 9. Ч. I. Ст. 3482. Одобрена на заседании Совета при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства 7 октября 2009 г. См. об этом подробнее: Цивилист. 2009. N 4. Концепция развития гражданского законодательства Российской Федерации / Вступ. ст. А.Л. Маковского; Исследовательский центр частного права при Президенте Российской Федерации. М.: Статут, 2009.

Согласие - это волеизъявление субъекта; оно должно быть свободным и осмысленным; подразумевает наличие отношений, взаимодействие с другим лицом; означает отсутствие возражений; дискуссионен вопрос о формах согласия.
В ряде случае в качестве синонима используются термины "разрешение", "одобрение", реже - "утверждение".
В природе разрешения наиболее значимы характеристики: это основание для действия другого субъекта; подразумевает отношения власти - подчинения, наличие властных полномочий какого-либо рода у субъекта, дающего разрешение (п. 3 ст. 2 ГК).
В природе одобрения наиболее значимы характеристики: принятие чего-либо, чьей-либо позиции; применимо как к действиям (например, одобрение на общем собрании акционеров экстраординарной сделки), так и к документам (например, одобрение федерального закона Советом Федерации - ч. 4 ст. 105 Конституции РФ).
Утверждение однозначно подразумевает отношения власти - подчинения, наличие властных полномочий, как правило, административного характера у субъекта, осуществляющего утверждение (например, подп. "а" - "в" ч. 1 ст. 102 Конституции РФ).
Термин "согласие" широко используется в различных отраслях права (например, ч. 1 ст. 111 Конституции РФ, ч. III ст. 39 ТК). В гражданском законодательстве требование о согласии на совершение ряда сделок существовало и ранее, но именно сейчас стали подниматься вопросы о его правовой природе, видах, форме, сроках, последствиях.
Ни у кого не вызывает сомнений квалификация согласия на совершение сделки в качестве юридического факта. Сложнее обстоит дело с дальнейшей конкретизацией.
Если встать на позицию "согласие - односторонняя сделка", то речь идет о юридическом составе - наступление юридических последствий правовые нормы связывают не с одним фактом, а с их системой. В юридическом составе каждый из фактов (элементов состава) имеет самостоятельное значение, но только в совокупности они выступают как основание возникновения, изменения или прекращения правового отношения. Однако отсутствие согласия не всегда влечет за собой признание сделки недействительной, договора незаключенным, т.е. не выступает обязательным условием возникновения, изменения и/или прекращения субъективных гражданских прав и обязанностей.
Если встать на позицию "согласие - действие", то присутствуют юридические последствия самого согласия вне факта совершения сделки, например возникновение субъективного права, которое в ряде случаев можно передать другому лицу. Но какое именно это "иное действие"?
Представляется, что авторы, как правило, обсуждают природу конкретного согласия, а ст. 157.1 ГК объединила слишком разные явления.
Согласие государственного органа или органа местного самоуправления - это административный акт, разновидность юридического акта, самостоятельный юридический факт.
Согласие органа юридического лица выражается в форме решения, которое также является самостоятельным юридическим фактом, разновидностью юридического акта.
Под вопросом остается согласие третьего лица. Рассматривая его природу, следует учитывать, помимо вышеизложенного, отсутствие четкого порядка оспаривания такого согласия и наличие самостоятельных последствий его отсутствия для сделки.
Следующая проблема. Практически все исследователи новеллы ст. 157.1 ГК понимают, что надо различать согласие стороны в сделке и согласие третьего лица. С первым случаем мы сталкиваемся как минимум в трех вариантах развития событий:
1) согласие как элемент заключения договора (оферта - ст. 435 ГК и акцепт - ст. 438 ГК);
2) согласие на совершение определенного действия (как правило, в рамках исполнения договора, например согласие покупателя при исполнении договора купли-продажи продавцом принять товар, обремененный правами третьих лиц, - п. 1 ст. 460 ГК, согласие покупателя при исполнении договора поставки поставщиком принять товар, поставляемый досрочно, - п. 3 ст. 508 ГК);
3) согласие при множественности лиц на стороне сделки (например, согласие всех участников полного товарищества для совершения каждой сделки при совместном ведении дел товарищества его участниками - ч. II п. 1 ст. 72 ГК).
Но признать ст. 157.1 ГК вторым случаем однозначно нельзя, так как она объединяет слишком разные варианты построения отношений.
В силу закона согласие может требоваться от (виды согласия по субъектному составу):
- третьего лица;
- органа юридического лица;
- органа публично-правового образования (государственного органа либо органа местного самоуправления) <1>.
--------------------------------
<1> См., например: ст. 11 Закона РСФСР от 2 декабря 1990 г. N 395-1 "О банках и банковской деятельности" // СЗ РФ. 1996. N 6. Ст. 492 (с изм.); ст. 17, 28 Федерального закона от 26 июля 2006 г. N 135-ФЗ "О защите конкуренции" // СЗ РФ. 2006. N 31. Ч. 1. Ст. 3434 (с изм.).

И если с первым и третьим вариантами вопросов не возникает, то второй выходит на неоднократно освещавшуюся нами проблему несовпадения легальных участников гражданских правоотношений и правосубъектных образований <1>.
--------------------------------
<1> См.: Долинская В.В. Основные тенденции и проблемы развития частного права на современном этапе // Частное право: проблемы и тенденции развития: Материалы Межд. науч.-практ. конференции / Отв. ред.: В.В. Долинская, Н.П. Заикин. Сер. "Библиотека журналов "Законность", "Уголовное право", "Цивилист". М.: АНО "Юридические программы", 2009; Она же. Транснациональные корпорации: определения, признаки, соотношение со смежными понятиями // Стратегия модернизации России: проблемы становления правового государства и эффективной инновационной экономики: Монография / Под ред. Р.М. Нуреева, А.О. Иншаковой, В.В. Сорокожердьева. М.: Современная экономика и право, 2012. Гл. 11; Она же. Развитие института правосубъектности в условиях современного гражданского оборота и частного права // Актуальные проблемы частноправового регулирования: Материалы Всероссийского IX научного форума. Самара, 2011; Она же. Изменения в арбитражном процессуальном законодательстве и право корпораций // Законы России: опыт, анализ, практика. 2011. N 10; Она же. Правовой статус и правосубъектность // Законы России: опыт, анализ, практика. 2012. N 2; Она же. Проблемы правосубъектности в праве корпораций // Право и бизнес: Сб. I Ежегодной Межд. науч.-практ. конференции, приуроченной к 80-летию со дня рождения профессора В.С. Мартемьянова. М.: Юрист, 2012; Она же. Развитие учения о правосубъектности и законодательство // Prawo priwatne ponad granicami. K siege pamieci professor Gabriela Szerszeniewicza w setna rocznice smierci. Частное право без границ. Сборник, посвященный памяти профессора Габриэля Шершеневича (к столетию со времени кончины ученого) / Studia Juridica tom 57. Warzawa, 2013; Она же. Субъекты корпоративных отношений: расширение круга, проблемы статуса и правосубъектности // Предпринимательское право. 2013. N 4; Она же. Органы юридического лица: проблемы доктрины и современного законодательства (на примере акционерного общества) // Законы России: опыт, анализ, практика. 2014. N 11.

Положения ст. 157.1 ГК указывают на содержание согласия и срок, в который оно должно быть дано.
Содержание согласия зависит от его вида.
Представляется, что в классификации по субъектному составу оно тесно связано с целеполаганием такого согласия.
Так, согласие органа публично-правового образования имеет целью регулирование гражданско-правовых отношений (ст. 2 ГК), обеспечение беспрепятственного осуществления гражданских прав (п. 1 ст. 1 ГК), установление пределов осуществления гражданских прав (их ограничение) только на основании федерального закона и только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, жизни и здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства, охраны природы и культурных ценностей (п. 2 и 5 ст. 1 ГК). Такой подход позволяет разграничить случаи согласия органа публично-правового образования как административного акта и случаи согласия органа публично-правового образования - представителя третьего лица (например, собственника унитарного предприятия в сделках последнего).
Согласие органа юридического лица, как правило, связано с классификацией таких органов в зависимости от роли при формировании воли юридического лица на волеобразующие и волеизъявляющие, а следовательно, с необходимостью получения волеизъявляющим органом согласия на совершение сделки от вышестоящих волеобразующих органов, шире - с установлением и сохранением баланса прав и интересов участников внутриорганизационных отношений, исключением возможных злоупотреблений со стороны руководителей юридического лица посредством ограничения их полномочий по распоряжению имуществом.
Согласие третьих лиц - самая разнородная группа. В ней можно выделить блок восполнения недостатков дееспособности субъектов гражданских правоотношений. Но в целом оно направлено на обеспечение баланса интересов участников гражданского оборота.
Применительно к классификации по субъектному составу отметим, что согласие органа публично-правового образования подразумевает проверку по формальным критериям на соответствие закону и, шире, интересам государства и общества и, следовательно, содержит ее результаты. В настоящее время в специальном законодательстве присутствуют разрешительный, согласовательный и уведомительный порядки взаимодействия участников гражданского оборота, в том числе сторон сделки с органами публично-правового образований. Это также находит отражение в содержании так называемого согласия, хотя уведомительный вариант не соответствует подходу законодателя к молчанию как возможной форме согласия.
Закон не содержит общих требований к форме, в которой должно быть выражено согласие на совершение сделки. Это соответствует диспозитивному характеру нормы п. 1 ст. 158 ГК, но не презумпции устной формы сделок (п. 1 ст. 159 ГК), которая может быть опровергнута законом или соглашением сторон. Особого внимания заслуживает то, что ст. 157.1 ГК говорит о согласии только "в силу закона" (п. 2) и ее правила применяются, "если другое не предусмотрено законом или иным правовым актом" (п. 1). Таким образом, соглашение сторон в отношении как самого согласия на совершение сделки, так и его формы исключается. В любом случае ГК говорит о вербальной форме. Пункт 2 ст. 157.1 ГК не только констатирует это, но и выявляет связь с еще одной новеллой ГК - юридически значимыми сообщениями (ст. 165.1 ГК).
По сроку выдачи в ст. 157.1 ГК выделено два вида согласия: предварительное и последующее (одобрение). Они различаются по содержанию (п. 3 ст. 157.1 ГК).
В предварительном согласии на совершение сделки должен быть определен предмет такой сделки (ч. I п. 3 ст. 157.1 ГК) как ее существенное условие (п. 2 ст. 432 ГК). При последующем согласии (одобрении) должна быть указана сделка, на совершение которой дано согласие (ч. II п. 3 ст. 157.1 ГК). Это близко к требованиям к предварительному договору (п. 3 ст. 429 ГК). В специальном законодательстве допускается иная степень детализации.
Практический интерес представляет и вопрос о сроке действия согласия, но он в законе не решен, как и ряд других <1>.
--------------------------------
<1> См. подробнее: Долинская В.В. Согласие на совершение сделки: проблемы законодательства и доктрины // Законы России: опыт, анализ, практика. 2014. N 12.

Принципиально изменился подход законодателя к последствиям нарушения (порокам) условий действительности сделок.
Во-первых, расширен круг источников права, устанавливающих основания недействительности сделок, - от ГК (прежняя редакция п. 1 ст. 166 ГК) до всех законов (действующая редакция п. 1 ст. 166 ГК).
Во-вторых, законодатель перешел от презумпции ничтожности недействительных сделок к презумпции их оспоримости.
В-третьих, произошли изменения в последствиях недействительности сделок, не сводящиеся, на наш взгляд, к редакционным, как это порой пытаются представить в литературе.
В-четвертых, помимо изменений норм об относительно традиционных видах недействительных сделок, в ГК появились некоторые новые составы и исчезли существовавшие ранее.
Замена презумпции ничтожности недействительных сделок на презумпцию их оспоримости объясняется несколькими причинами. На протяжении многих лет Высший Арбитражный Суд РФ, а за ним Конституционный Суд РФ и законодатель устанавливали приоритет стабильности гражданского оборота над формальным соблюдением нормы права <1>. Презумпция оспоримости недействительной сделки является реализацией таких принципов гражданского права, как недопустимость произвольного вмешательства кого-либо в частные дела и необходимость беспрепятственного осуществления гражданских прав (ст. 1 ГК). Признание сделки недействительной и применение последствий ее недействительности выступают способами защиты гражданских прав (ст. 12 ГК), следовательно, они не должны использоваться вне такой защиты.
--------------------------------
<1> В большинстве случаев автор, являющаяся сторонником строгого соблюдения закона, не разделяет эту позицию.

Повышенной защитой пользуются публичные интересы (п. 2 ст. 168 ГК).
В остальных случаях решение вопроса об использовании рассматриваемых способов защиты субъективных гражданских прав отдано по общему правилу на усмотрение сторон в сделке (п. 2 и 3 ст. 166 ГК).
Следствием включения в число основных начал (принципов) гражданского права добросовестности (п. 3 ст. 1 ГК) явились новеллы п. 2 и 5 ст. 166 ГК:
- сторона, из поведения которой явствует ее воля сохранить силу сделки, не вправе оспаривать сделку по основанию, о котором эта сторона знала или должна была знать при проявлении ее воли (ч. IV п. 2 ст. 166 ГК);
- заявление о недействительности сделки не имеет правового значения, если ссылающееся на недействительность сделки лицо действует недобросовестно, в частности, если его поведение после заключения сделки давало основание другим лицам полагаться на действительность сделки (п. 5 ст. 166 ГК).
Неудачна, на взгляд автора, действующая редакция ст. 167 ГК. Традиционно в гражданском законодательстве закреплялись три основных последствия недействительности сделок. В новой же редакции ст. 167 ГК речь идет только о двусторонней реституции. Остальные случаи рассредоточены по тексту ГК и других законов (например, ст. 169, 179 ГК).
В целом характер последствий недействительности сделок стал больше тяготеть именно к частному праву, вытесняя элементы публично-правового порядка.
Так, основное изменение ст. 169 ГК состоит в исключении ранее действовавшего положения об изъятии у сторон, действовавших умышленно, всего полученного в доход государства и замене конфискационной меры на реституцию, что больше соответствует именно интересам участников гражданского оборота. Взыскание всего полученного по сделке в доход государства допускается только в случаях, прямо предусмотренных законом, и при наличии у сторон умысла на совершение так называемой антисоциальной сделки.
В Кодекс внесены два новых состава:
- недействительность сделки, совершенной без необходимого в силу закона согласия третьего лица, органа юридического лица или государственного органа либо органа местного самоуправления (ст. 173.1 ГК);
- недействительность сделки в отношении имущества, распоряжение которым запрещено или ограничено (ст. 174.1 ГК).
Одновременно из текста ст. 173 ГК исключено такое основание недействительности сделок, как совершение юридическим лицом при отсутствии лицензии на занятие соответствующей деятельностью. Теперь это может служить только основанием для отказа другой стороны от исполнения договорного обязательства (п. 3 ст. 450.1 ГК) и возникновением у нее права требовать возмещения причиненных убытков <1>. С одной стороны, это, вроде бы, аргумент в пользу стабилизации гражданского оборота и большего соблюдения интересов сторон сделки, с другой - игнорирование, на наш взгляд, публичного порядка, который в том числе заключается в разрешительной форме контроля государства за некоторыми видами деятельности (перечень которых и так сокращен).
--------------------------------
<1> См. также: п. 89 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23 июня 2015 г. N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса РФ" (далее - Постановление N 25) // Бюллетень ВС РФ. 2015. N 8.

Видоизменились составы недействительных сделок по ст. 174 ГК. Теперь их два:
- сделка, совершенная представителем юридического лица, действующим на основании договора или положения о филиале/представительстве юридического лица, а также органом юридического лица, действующим от имени юридического лица без доверенности, с выходом за пределы полномочий, ограниченных учредительными документами юридического лица или иными регулирующими его деятельность документами, по сравнению с тем, как они определены в доверенности, в законе либо как они могут считаться очевидными из обстановки, в которой совершается сделка (п. 1 ст. 174 ГК);
- сделка, совершенная представителем или действующим от имени юридического лица без доверенности органом юридического лица в ущерб интересам представляемого или интересам юридического лица (п. 2 ст. 174 ГК).
Однозначно их объединяют: вид недействительности - оспоримость и ее последствия - по общему правилу двусторонняя реституция. Субъектный состав имеющих право оспорить сделки, а также условия для признания их недействительными различны <1>. Одновременно обратим внимание на то, что второй состав фактически поглотил ранее существовавший вид недействительных сделок - совершенных под влиянием злонамеренного соглашения представителя одной из сторон с другой стороной, в связи с чем нормы о таких сделках исключены из ст. 179 ГК.
--------------------------------
<1> См. также: п. 92, 93 Постановления N 25.

Расширено понятие притворной сделки (ст. 170 ГК): прикрываемая сделка может быть как такого же вида, что и притворная, так и иного, на иных условиях, с иным субъектным составом. Главное - иная воля, воля всех, а не одного участника сделки <1>.
--------------------------------
<1> См. также: п. 87, 88 Постановления N 25.

В новой редакции ст. 178 ГК появился общий критерий степени существенности заблуждения, необходимой для признания сделки недействительной. Это важно как с теоретической точки зрения, так и с практической, так как перечень обстоятельств, при которых заблуждение признается существенным, является открытым.

Безымянная страница
Образцы договоров:
Формы договоров: Добровольное страхование
Формы договоров: аренда, лизинг, прокат
Образцы договоров: Страхование
Другие шаблоны договоров:
Вопрос - ответ:


Copyright 2009 - 2018 гг. Образцы договоров. All rights reserved.
При использовании материалов сайта активная гипер ссылка  обязательна!