§ 2. Понятие и признаки подозрительной сделки
с неравноценным встречным предоставлением

Согласно ч. 1 ст. 61.2 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" подозрительными сделками признаются сделки, совершенные при неравноценном встречном исполнении обязательств другой стороной сделки.
В качестве подозрительных сделок и действий, указанных в п. 1 ст. 61.2 ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)", могут быть признаны, на наш взгляд, лишь такие, которые совершаются в целях исполнения гражданско-правового обязательства, поскольку обязательственные отношения носят имущественный, эквивалентно-возмездный характер, в котором может быть усмотрен признак неравноценности. В то же время признак неравноценности присущ не всем обязательственным отношениям, а лишь тем из них, которые имеют возмездный характер.
Как известно, в доктрине сделки принято классифицировать на возмездные и безвозмездные. Если сторона сделки совершает определенные действия в пользу другой стороны на основе ее встречной обязанности по предоставлению материального или иного блага, то такие сделки признаются возмездными. Для безвозмездной сделки характерно отсутствие такого встречного предоставления. Возмездными могут быть только двусторонние или многосторонние сделки, при этом односторонние сделки всегда безвозмездны <1>.
--------------------------------
<1> См.: Российское гражданское право: Учебник: В 2 т. Т. I: Общая часть. Вещное право. Наследственное право. Интеллектуальные права. Личные неимущественные права / Отв. ред. Е.А. Суханов. М.: Статут, 2010. С. 350 - 351 (автор главы - В.С. Ем).

"Возмездность или безвозмездность сделок может определяться их природой или соглашением сторон. Безвозмездные сделки могут совершаться без ограничений в отношениях между гражданами. В отношениях с участием юридических лиц безвозмездные сделки возможны, если только это не противоречит требованиям закона (ст. 575, 576 ГК)" <1>. Например, сделка займа может быть как возмездной, так и безвозмездной. В ст. 809 ГК РФ закреплены презумпции возмездного и безвозмездного займа. Заем предполагается беспроцентным, если он заключен между гражданами на сумму, не превышающую 50-кратного МРОТ, и не связан с осуществлением предпринимательской деятельности хотя бы одной из сторон, если соглашением сторон не предусмотрено иное. Заем презюмируется беспроцентным в случае, если заимодавцем передаются родовые вещи независимо от субъектного состава и стоимости вещей. В остальных случаях заем презюмируется возмездным, если иное не предусмотрено законом или договором.
--------------------------------
<1> Там же.

Двусторонние или многосторонние сделки являются договорами.
В доктрине гражданского права общепризнанной является классификация договоров на возмездные и безвозмездные. Е. Годэмэ пишет: "Договор является безвозмездным, когда одна сторон доставляет другой стороне выгоду, ничего не получая взамен (ст. 1105). Имеет место только одно предоставление, без взаимного предоставления. Договор является возмездным, когда одна из сторон предоставляет другой стороне выгоду за другое предоставление, которую она получает немедленно или позднее. Имеет место обоюдность предоставления" <1>. По мнению Е. Годэмэ, следует избегать смешения возмездного договора с синаллагматическим, т.е. взаимности предоставления и взаимности обязательств, что предполагает рассматривать односторонние договоры в качестве взаимных по предоставлению <2>.
--------------------------------
<1> Годэмэ Е. Общая теория обязательств / Пер. с фр. И.Б. Новицкого. М.: Юридическое издательство Министерства юстиции СССР, 1948. С. 31 - 32.
<2> См.: Там же. С. 32.

Особое значение для определения признака неравноценности имеет классификация возмездных договоров на меновые и рисковые (алеаторные) <1>. "Меновой договор имеет место тогда, когда размер взаимных предоставлений, которые стороны делают или обязываются сделать, допускает непосредственное определение и не зависит, согласно договору, ни от какого неизвестного события", а рисковый договор - это такой договор, в котором взаимное предоставление зависит от неизвестного события, риски несут обе стороны договора" <2>.
--------------------------------
<1> См.: Там же. С. 31. См. также: Саватье Р. Теория обязательств. Юридический и экономический очерк / Пер. с фр. Р.О. Халфиной. М.: Прогресс, 1972. С. 223.
<2> Годэмэ Е. Указ. соч. С. 32 - 33.

Для меновых договоров установление признака неравноценности при признании такой сделки недействительной по п. 1 ст. 61.2 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" представляется возможным, а для рисковых договоров представляет значительную сложность.
Если сельскохозяйственная организация застраховала будущий урожай от потерь на случай заморозков, засухи, наводнения и тому подобных рисков, заплатила страховую премию, а страховой случай не наступил, то никакого взаимного предоставления от страховщика она не получит. Однако это не означает, что в договоре нарушен принцип эквивалентности обмена и его можно признать недействительным по признаку неравноценности встречного предоставления при банкротстве сельскохозяйственной организации. И в противном случае, при банкротстве страховщика, получившего страховую премию по договору страхования от сельскохозяйственной организации и выплатившего ей страховое возмещение при наступлении страхового случая, значительно превосходящего по своему размеру страховую премию, также не свидетельствует о неравноценности встречного предоставления в силу рискового характера договора.
По мнению Р. Саватье, "различия между рисковыми и меновыми договорами заключаются в том, что рисковый договор не может быть признан недействительным из-за убыточности, даже если он по характеру своему является таковым, поскольку в таковом договоре всегда есть элемент неопределенности" <1>.
--------------------------------
<1> Саватье Р. Указ. соч. С. 224.

По мнению Н.Г. Растеряева, убыточность может иметь место только в меновых сделках, а в рисковых (алеаторных) договорах речи об убыточности не идет, как и в односторонних сделках <1>.
--------------------------------
<1> См.: Растеряев Н.Г. Недействительность юридических сделок по русскому праву. Часть Общая и Особенная: Догматическое исследование. СПб.: Тип. "Общественная польза", 1900. С. 135 - 136.

Однако признак неравноценности, на наш взгляд, может быть присущ рисковым (алеаторным) договорам, поскольку и при заключении таких договоров не исключается нарушение принципа эквивалентности, однако при этом следует учитывать зависимость взаимного предоставления от неизвестного события, которое стороны согласовали при заключении договора.
Все договоры, согласно ст. 423 ГК, могут быть классифицированы на возмездные и безвозмездные. Возмездным признается договор, по которому сторона должна получить плату или иное встречное предоставление, а безвозмездным - без предоставления платы или иного встречного предоставления. В п. 3 ст. 423 ГК закреплена презумпция возмездности договора.
В возмездном договоре за переданные товары, произведенные работы, оказанные услуги сторона договора получает от другой соответствующее встречное предоставление, обычно в качестве встречного предоставления используются деньги как всеобщий эквивалент, однако может быть использовано встречное предоставление и в ином виде, а именно: передача товара, результата работ, услуга. Стороны договора должны согласовать встречное предоставление.
По признаку возмездности договоры можно разделить на три вида: а) возмездные договоры (купля-продажа, мена, аренда, подряд); б) безвозмездные (дарение, ссуда); в) имеющие двойственную природу (заем, хранение, рента, поручение).
Итак, признак неравноценности может быть использован только для возмездных меновых договоров, а также в некоторых исключительных случаях для рисковых (алеаторных) договоров.
Если должник совершит сделку дарения или ссуды, то ввиду ее безвозмездности не имеет какого-либо смысла утверждать о ее неравноценности. Подобные сделки не могут быть оспорены на основании п. 1 ст. 61.2 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)".
Представляется, что действия, совершенные в целях исполнения публичных обязанностей, не могут быть оспорены по неравноценности, так как налоговые, таможенные, административные и тому подобные отношения не являются в отличие от гражданско-правовых эквивалентно-возмездными, хотя и в этом случае не исключено заключение договора, например, о предоставлении налогового кредита, соглашения об отсрочке, рассрочке платежа.
Подозрительной признается такая сделка, когда нарушен эквивалентный характер совершаемого между сторонами сделки обмена. При этом следует разграничивать понятия "эквивалентность" и "возмездность".
По мнению О.Р. Зайцева, безвозмездной может быть признана при банкротстве должника, к примеру, сделка купли-продажи, по которой покупателю предоставлена безвозмездная отсрочка уплаты цены на длительный срок (10 лет), и у покупателя отсутствует имущество, которым он мог бы совершить платеж <1>. О.Р. Зайцев признает, очевидно, указанную сделку подозрительной по тому основанию, что, являясь по сути возмездной, она приобрела признаки безвозмездной сделки по воле сторон правоотношения как в части отсутствия процентов по товарному кредиту, так и по причине невозможности исполнения покупателем своего обязательства, не способного оплатить переданный ему товар.
--------------------------------
<1> См.: Несостоятельность (банкротство): Научно-практический комментарий новелл законодательства и практики его применения / В.В. Витрянский, В.В. Бациев, А.В. Егоров и др.; Под ред. В.В. Витрянского. М.: Статут, 2010. С. 95 (автор главы - О.Р. Зайцев).

Предложенный О.Р. Зайцевым признак безвозмездности сделки купли-продажи не соответствует легальному определению безвозмездности. Речь в данном случае идет, на наш взгляд, о невозможности исполнения обязанности покупателя уплатить цену товара в обязательстве купли-продажи товара, проданного в кредит.
Неравноценность встречного предоставления и невозможность исполнения обязательства одной из сторон - понятия не тождественные, даже если контрагент по сделке заключает сделку с намерением ее не исполнять. При наличии такого намерения, очевидно, можно вести речь о злоупотреблении правом и возможности применения ст. 10 ГК для признания сделки недействительной.
Согласно п. 3 ст. 488 ГК при неисполнении покупателем обязанности по оплате товара в срок, установленный договором, продавец вправе потребовать оплаты товара или его возврата. Поскольку правовым последствием конкурсного производства является наступление срока исполнения денежных обязательств, возникших до введения конкурсного производства (абз. 2 п. 1 ст. 126 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)"), то должник в конкурсном производстве вправе потребовать от покупателя возврата товара, не оплаченного им.
Таким образом, правовой эффект от применения требования о возврате товара или реституционного требования при признании сделки купли-продажи недействительной по основанию ее неравноценности будет, на наш взгляд, тождественным. Тем более что усмотреть неравноценность сделки в данном случае представляется весьма затруднительным делом.
Обратимся к абз. 5 п. 8 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 23 декабря 2010 г. N 63 "О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" <1> - на основании пункта 1 статьи 61.2 Закона о банкротстве может быть оспорена также сделка, условия которой формально предусматривают равноценное встречное исполнение, однако должнику на момент ее заключения было известно, что у контрагента по сделке нет и не будет имущества, достаточного для осуществления им встречного исполнения.
--------------------------------
<1> Вестник ВАС РФ. 2011. N 3 (с изм.).

Как указано в абз. 5 п. 8 Постановления, такие сделки можно оспорить по признакам неравноценности согласно п. 1 ст. 61.2 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" на том основании, что в сделке усматривается фактическая неравноценность при формально определенной сторонами равноценности сделки.
Проанализируем, как в арбитражной практике по этому признаку признают недействительными подозрительные сделки.
Так, Арбитражный суд Ивановской области рассматривал заявление конкурсного управляющего о признании недействительным соглашения о цессии, которое формально имеет признаки возмездного договора, однако цессионарием не было оплачено.
Как следует из материалов дела, общество "Ивэнергосбыт" (цедент) и общество "Строй Эксперт" (цессионарий) заключили соглашение уступки прав (цессии) от 2 апреля 2012 г., по условиям которого цедент уступил, а цессионарий принял право требования к обществу "Тулаэнергосбыт", возникшее из договоров займа в размере 189 млн руб.
Согласно п. 3.1 и 3.2 соглашения за уступаемые права требования цессионарий обязан выплатить цеденту 189 млн руб.; оплата должна быть произведена не позднее 6 месяцев с момента заключения соглашения.
Арбитражный суд Ивановской области Определением от 21 марта 2013 г. возбудил дело о несостоятельности (банкротстве) общества "Ивэнергосбыт", Определением от 1 июля 2013 г. ввел процедуру наблюдения, а решением от 5 декабря 2013 г. должник (цедент) признан несостоятельным (банкротом), введена процедура конкурсного производства.
Арбитражный суд Удмуртской Республики Определением от 25 января 2013 г. возбудил производство по делу о несостоятельности (банкротстве) общества "Строй Эксперт", Определением от 31 мая 2013 г. введена процедура наблюдения, а решением от 8 октября 2013 г. общество "Строй Эксперт" (цессионарий) признано несостоятельным (банкротом), введена процедура конкурсного производства.
Посчитав соглашение уступки прав (цессии) от 2 апреля 2012 г. N 3/12-ИВЭС недействительной сделкой, конкурсный управляющий общества "Ивэнергосбыт" оспорил законность соглашения по основаниям, предусмотренным в ст. 61.2 Закона о банкротстве и ст. 10 ГК.
При разрешении спора суды первой, апелляционной, кассационной инстанций установили, что оспариваемая сделка заключена в период подозрительности, срок которого предусмотрен в п. 1 ст. 61.2 Закона о банкротстве. Вместе с тем суды пришли к выводу о том, что конкурсный управляющий должника не доказал неравноценность встречного предоставления по сделке, поскольку условия спорного соглашения свидетельствуют о согласовании контрагентами стоимости уступаемых прав требования (189 млн руб.) и срока оплаты - 6 месяцев с момента заключения соглашения.
Отсутствие оплаты на момент окончания срока, установленного цессионарию для предоставления встречного обязательства по спорной сделке, само по себе не свидетельствует, по мнению судов, о ее безвозмездности; цедент имел право обратиться к цессионарию за принудительным взысканием задолженности по уступленным правам требования. Доказательства обращения общества "Ивэнергосбыт" к обществу "Строй Эксперт" с подобным требованием в материалы дела не представлены, равно как не представлены и доказательства затруднительности (невозможности) принудительного взыскания задолженности по уступленному праву требования до момента возбуждения в отношении общества "Строй Эксперт" производства по делу о несостоятельности (банкротстве). Доказательств безвозмездности спорной сделки материалы дела не содержат.
При таких обстоятельствах суды первой, апелляционной, кассационной инстанций пришли к выводу об отсутствии оснований для признания соглашения недействительным по признакам, указанным в п. 1 ст. 61.2 Закона о банкротстве <1>.
--------------------------------
<1> Решение Арбитражного суда Ивановской области от 5 декабря 2013 г. по делу N А17-1312/2013 // ""; Постановление Второго арбитражного апелляционного суда от 12 ноября 2014 г. по делу N А17-1312/2013 // ""; Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 12 мая 2015 г. N Ф01-6274/2014 по делу N А17-1312/2013 // "".

По данному спору суды трех инстанций не усмотрели признаков неравноценности сделки, а признали, что имеет место ненадлежащее исполнение обязательства, отказав конкурсному управляющему в удовлетворении требования о недействительности сделки. Право требования долга из договора займа осталось у цессионария.
В другом споре суд использует алгоритм, заданный в абз. 5 п. 8 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда от 23 декабря 2010 г. N 63.
Арбитражным судом Омской области разрешен спор о недействительности договора купли-продажи недвижимости. Как следует из материалов дела, спорная сделка совершена должником (продавцом) 6 августа 2012 г., заявление о признании должника несостоятельным (банкротом) принято к производству 10 декабря 2012 г. По мнению суда, сделка совершена в период подозрительности, установленный п. 1 ст. 61.2 Закона о банкротстве.
Неравноценное встречное исполнение по сделке признается судом также доказанным.
В обоснование отсутствия равноценного встречного исполнения обязательства конкурсный управляющий ссылался на то, что спорное имущество продавалось в рассрочку и доказательства того, что указанная в договоре купли-продажи цена объекта недвижимости уплачена в полном объеме, отсутствуют.
Действительно, согласно условиям договора стоимость приобретенного покупателем недвижимого имущества составляет 11,4 млн руб. Уплата цены сделки производится в следующем порядке: 2 млн руб. до подписания договора; 6 125 500 руб. в срок до 4 февраля 2015 г.; 3 306 500 руб. в срок до 4 августа 2015 г. Доказательства оплаты по договору в какой-либо части в материалах дела отсутствуют.
Таким образом, сложилась ситуация, при которой основные активы должника за четыре месяца до возбуждения дела о банкротстве выбыли из собственности должника; в результате отчуждения имущества конкурсная масса должника уменьшилась; равноценного встречного исполнения со стороны покупателя не получено <1>.
--------------------------------
<1> Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 3 февраля 2014 г. по делу N А46-31822/2012 // ""; Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 23 апреля 2014 г. по делу N А46-31822/2012 // "".

Удовлетворяя требования конкурсного управляющего, суд исходил из того, что совершена подозрительная сделка, предусмотренная п. 2 ст. 61.2 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)", хотя в мотивировочной части суды трех инстанций формулировали признаки подозрительной сделки по п. 1 ст. 61.2 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" по признаку неравноценности.
Неравноценность как признак подозрительной сделки означает неэквивалентный характер обмена между сторонами сделки, который в соответствии с п. 1 ст. 61.2 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" означает неравноценную передачу или иное исполнение должником гражданско-правового обязательства, которые по своей рыночной стоимости существенно превышают полученное должником встречное исполнение от его контрагента. Должник в такой сделке или действии передает в порядке обмена контрагенту имущество, выполняет работы, оказывает услуги, рыночная стоимость которых существенно больше по сравнению с тем имуществом, которое он получает от своего контрагента. Например, неравноценный характер будет иметь договор купли-продажи, когда должник отчуждает свое имущество по заниженной цене или покупает по чрезмерно высокой цене, уменьшая свое имущество и причиняя тем самым имущественный вред кредиторам.
Должник, предвидя свою несостоятельность, может совершить сделки с целью отсрочки признания его несостоятельным на крайне невыгодных для себя условиях: заем, кредит, купля-продажа, мена, аренда.
В Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 23 декабря 2010 г. N 63 указывается о сделках, в предмете которых обычно не предусматривается встречное исполнение, например залог, поручительство, и дано толкование п. 1 ст. 61.2 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)", согласно которому оспаривание таких сделок по этому пункту не представляется возможным (п. 8).
Под неравноценным встречному исполнении в законе понимается прежде всего неравноценная цена, а также другие условия сделки (проценты по договору займа или кредитному договору, арендная плата), которые существенно в худшую для должника сторону отличаются от цены и (или) иных условий, при которых в сравнимых обстоятельствах совершаются аналогичные сделки (абз. 1 п. 1 ст. 61.2 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)").
При разрешении споров о признании сделок и действий подозрительными по п. 1 ст. 61.2 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" суды указывают, что в Законе и Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 23 декабря 2010 г. N 23 отсутствуют критерии неравноценности встречного предоставления <1>.
--------------------------------
<1> Постановление Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 19 февраля 2015 г. по делу N А35-1514/2011 // "".

Однако следует отметить, что при анализе легального определения неравноценности встречного предоставления такой критерий законодателем установлен, акцент необходимо сделать на критерий существенности. Что следует понимать под существенно худшими для должника условиями сделки?
Очевидно, что подозрительная сделка совершается на крайне невыгодных для должника условиях по сравнению с аналогичными сделками при сравнимых обстоятельствах, что в конечном счете приводит к такому изменению имущественного состояния должника, которое сказывается на его возможности удовлетворить требования кредиторов, которым такой сделкой причиняется существенный урон.
В п. 8 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 23 декабря 2010 г. N 63 указывается, что при сравнении условий сделки с аналогичными сделками следует учитывать как условия аналогичных сделок, совершавшихся должником, так и условия, на которых аналогичные сделки совершались иными участниками оборота, а также об определении признака неравноценности по условиям заключенной сделки, если она сторонами не исполнена.
Критерий существенно худших условий сделки является оценочным, каких-либо размеров таких существенно худших условий законодатель не определил, что означает, что в каждом случае при признании сделки недействительной необходимо их устанавливать.
В арбитражной практике оспаривают в качестве подозрительных сделок трудовые договоры, если их условия соответствуют признакам неравноценности. В предвидении несостоятельности (банкротства) должники выплачивают работникам (чаще всего руководителям юридического лица) повышенные премии, существенно увеличивают размер оплаты по трудовому договору.
Арбитражный суд г. Москвы рассмотрел требование конкурсного управляющего несостоятельного коммерческого банка о признании подозрительной сделкой трудового договора с руководителем филиала банка. Судами установлено, что 11 июля 2011 г. между банком и работником был заключен трудовой договор сроком на 5 лет, в соответствии с условиями которого Я. был принят на работу в банк на должность директора филиала с ежемесячным должностным окладом в размере 150 тыс. руб., установлением районного коэффициента в размере 15%, а также ежеквартальным бонусом в размере 20% от чистой прибыли банка на территориях двух федеральных округов.
Пунктом 6.2.4 трудового договора установлено, что в случае досрочного расторжения трудового договора с работником по основаниям, указанным в п. 8.2 договора в связи со сменой собственника общества, банкротством, ликвидацией или по инициативе работодателя, банк либо новый собственник обязан единовременно выплатить компенсацию в размере среднего заработка, исчисленного пропорционально времени, оставшемуся до истечения срока трудового договора, но не ниже трехкратного среднего месячного заработка.
27 ноября 2012 г. (в течение года до отзыва у банка лицензии) между работодателем и работником было подписано соглашение о расторжении трудового договора от 11 июля 2011 г., в котором стороны предусмотрели иной размер компенсации, чем согласованный в п. 6.2.4 трудового договора, а именно банк принял на себя обязательство произвести выплату компенсации в размере 5 млн руб. согласно согласованному сторонами графику платежей.
Из содержания оспариваемых судебных актов усматривается, что за период с мая по сентябрь 2013 г. было выплачено 2,5 млн руб.
Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суды обеих инстанций исходили из отсутствия оснований для признания оспариваемой сделки недействительной на основании ст. 61.2 Закона о банкротстве, указав, что конкурсным управляющим не представлено доказательств неравноценности встречного исполнения обязательств другой стороной, а также доказательств, подтверждающих, что условия оспариваемого соглашения на момент его совершения существенно в худшую для банка сторону отличались от условий аналогичных соглашений, заключенных с руководителями этого же банка или иными кредитными организациями <1>.
--------------------------------
<1> Определение Арбитражного суда г. Москвы от 13 октября 2014 г. по делу N А41-51561/13 // ""; Постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 11 декабря 2014 г. N 10АП-13761/2014 по делу N А41-51561/13 // ""; Постановление Арбитражного суда Московского округа от 16 апреля 2015 г. N Ф05-4497/2014 по делу N А41-51561/13 // "".

При определении критерия существенно худшего для должника условия сделки суды оценивают доказательства того, что такая сделка причинила явный ущерб ввиду совершения ее на заведомо и значительно невыгодных условиях, и используют в некоторых случаях разъяснения относительно метода определения заведомо и значительно невыгодных условий сделки, которые содержатся в п. 2 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 16 мая 2014 г. N 28 "О некоторых вопросах, связанных с оспариванием крупных сделок и сделок с заинтересованностью" <1>.
--------------------------------
<1> Вестник ВАС РФ. 2014. N 6.

Пленум Высшего Арбитражного Суда РФ указал, что о наличии явного ущерба для стороны сделки свидетельствует совершение сделки на заведомо и значительно невыгодных условиях, например, если предоставление, полученное по сделке обществом, в два или более раза ниже стоимости предоставления, совершенного обществом в пользу контрагента.
Так, Арбитражный суд Курской области, рассматривая иск конкурсного управляющего о признании недействительными сделок купли-продажи движимого имущества, использовал именно такой метод для определения критерия существенности. Сделки были совершены на условиях (по цене имущества), которые отличаются, но не существенно, от рыночной цены имущества, определенной экспертом. Указанный вывод Арбитражный суд Курской области сделал, основываясь на том, что стоимость имущества, определенная оценщиком, и цена оспариваемой сделки существенно, кратно не отличаются. В процентном отношении такие отличия минимальны и также не являются существенными. Кроме того, оборудование по отдельным договорам реализовано по цене, превышающей рыночную стоимость. Доказательств того, что оспариваемые договоры совершены должником в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов (п. 2 ст. 61.2 Федерального закона от 26 октября 2002 г. N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)") в Арбитражный суд Курской области не было представлено <1>.
--------------------------------
<1> Постановление Арбитражного суда Центрального округа от 7 мая 2015 г. N Ф10-2754/2014 по делу N А35-1514/2011 // ""; Постановление Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 19 февраля 2015 г. по делу N А35-1514/2011 // "".

В том случае, если цены регулируются государством, то при анализе условий сделки следует исходить из цены, установленной в соответствии с законодательством РФ.
Для признания сделки подозрительной необходим анализ условий сделки по сравнению с аналогичными сделками, которые совершаются при сравнимых обстоятельствах.
Проанализируем, как в судебной практике оценивают неравноценность встречного предоставления.
Конкурсный управляющий должника обратился с заявлением о признании договора займа недействительным согласно п. 1 ст. 61.2 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)", утверждая, что при действующей в период с 3 мая 2011 г. по 25 декабря 2011 г. ставке рефинансирования Банка России в размере 8,25% годовых предоставленные должником проценты за пользование займом в размере 0,01% годовых свидетельствуют о наличии признаков неравноценного встречного исполнения.
Судом установлено, что 15 августа 2011 г. между должником (заимодавец) и С. (заемщик), являющейся на дату заключения договора работником должника, был заключен договор займа, на основании которого заимодавец предоставил в собственность заемщику денежные средства в сумме 200 000 руб. сроком на 5 лет с уплатой процентов за пользование займом в размере 0,01% годовых.
При решении вопроса об отличии или же, напротив, соответствии цены по спорному договору займа необходимо установить, как посчитал суд, насколько ставка процента по этому договору займа соответствует процентным ставкам по заемным сделкам самого должника и процентным ставкам по сделкам, совершаемым иными участниками оборота.
Суд признал, что по смыслу п. 1 ст. 61.2 Закона о банкротстве заявитель обязан предоставить суду несколько аналогичных сделок в доказательство правомерности своей позиции. Решением суда в иске отказано, поскольку судом было признано, что в материалах дела отсутствуют надлежащие доказательства, свидетельствующие о неравноценности встречного предоставления по оспариваемой сделке <1>.
--------------------------------
<1> Постановление Арбитражного суда Московского округа от 9 февраля 2015 г. N Ф05-7178/2013 по делу N А41-33391/2012 // "".

Таким образом, суды первой, апелляционной и кассационной инстанций сочли, что совершенная сделка не имеет признаков неравноценности только по той причине, что ставка рефинансирования гораздо выше процентов за пользование, установленных договором. Судом признано, что истец не представил достаточно доказательств неравноценности сделки. Если бы истец представил доказательства, что должник во всех иных случаях совершал сделки займа, устанавливая более высокие проценты, то такая сделка могла быть признана подозрительной.
Подозрительная сделка по признаку неравноценности является недействительной независимо от добросовестности контрагента по сделке.
В п. 9 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 23 декабря 2010 г. N 63 указано, что если подозрительная сделка была совершена в течение одного года до принятия заявления о признании банкротом или после принятия этого заявления, то для признания ее недействительной достаточно обстоятельств, указанных в п. 1 ст. 61.2 Закона о банкротстве, в связи с чем наличие иных обстоятельств, определенных п. 2 данной статьи (в частности, недобросовестности контрагента), не требуется.
Особое значение для признания сделки недействительной имеет период подозрительности. Определение периода подозрительности в законодательстве о несостоятельности представляет определенную сложность.
Начало такого периода связано с появлением у должника признаков неплатежеспособности. Период подозрительности для признания недействительными сделок и действий должника в порядке п. 1 ст. 61.2 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" установлен продолжительностью один год до принятия заявления о признании должника несостоятельным (банкротом).
При этом необходимо отметить конкуренцию между подозрительной сделкой по признаку неравноценности и кабальной сделкой (п. 3 ст. 179 ГК). Критерием разграничения служит недобросовестность контрагента по сделке. Для кабальной сделки недобросовестность контрагента по сделке является условием для признания ее недействительной, поскольку в ГК указывается на то, что контрагенту по сделке было известно о стечении тяжелых обстоятельств лица, совершающего сделку, чем он воспользовался при заключении сделки. Кроме того, следует отличать понятия "неравноценность" и "крайне невыгодные условия", которые не являются тождественными, хотя сделки, совершенные на крайне невыгодных условиях, бесспорно, всегда можно рассматривать и как неравноценные. Не совпадают и правовые последствия анализируемых сделок.
В п. 11 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 10 декабря 2013 г. N 162 "Обзор практики применения арбитражными судами статей 178 и 179 Гражданского кодекса РФ" <1> анализируется сделка займа, заключенная между индивидуальным предпринимателем и ООО, по условиям которой предприниматель, занятый грузовыми перевозками, заключил договор займа с обществом с выплатой процентов за пользование займом в размере 100% в целях предотвращения банкротства в связи с утратой им автомобиля, о чем он сообщил кредитору при согласовании существенных условий договора.
-----------
Безымянная страница
Образцы договоров:
Формы договоров: Добровольное страхование
Формы договоров: аренда, лизинг, прокат
Образцы договоров: Страхование
Другие шаблоны договоров:
Вопрос - ответ:


Copyright 2009 - 2018 гг. Образцы договоров. All rights reserved.
При использовании материалов сайта активная гипер ссылка  обязательна!