§ 3. Проблемы отдельных новелл об исполнении обязательств

Новой нормой ст. 320.1 ГК предусмотрены особенности исполнения факультативного обязательства, при этом установлено правило, согласно которому в случае просрочки должника кредитор вправе потребовать именно основного исполнения, выбор между основным и факультативным исполнением не предоставляется кредитору, в случае гибели основного предмета исполнения кредитор не вправе требовать его замены, по указанному признаку факультативные обязательства отличаются от альтернативных. При этом законодателем решен вопрос о разграничении данных обязательств: если из обязательства не следует, что оно является факультативным, к нему применяются правила об исполнении альтернативного обязательства. Очевидно, во избежание споров между контрагентами и разного толкования ими условий обязательства при наличии нескольких предметов исполнения в обязательстве лучше указывать его конкретный вид, особенно если оно является факультативным.
Специфика исполнения обязательств предусматривается в зависимости от конкретного их вида. В законе среди общих положений обязательственного права отдельно выделяются особенности исполнения наиболее универсальных обязательств по поводу уплаты денежных средств - денежных обязательств. Положения о специфике их исполнения претерпели изменения, некоторые из которых изначально не были включены в Концепцию развития гражданского законодательства.
Модернизированы положения об индексации сумм, выплачиваемых по денежному обязательству непосредственно на содержание гражданина: указанная сумма увеличивается пропорционально повышению установленной в соответствии с законом величины прожиточного минимума, а не с учетом уровня инфляции, как было ранее (ст. 318 ГК). Законом установлены правила об очередности погашения требований по однородным обязательствам (ст. 319.1 ГК). По общему правилу исполненное засчитывается в счет обязательства, указанного должником при исполнении или без промедления после исполнения. В иных случаях исполненное засчитывается в пользу обязательств, по которым кредитор не имеет обеспечения, причем преимущество имеет то обязательство, срок исполнения которого наступил или наступит раньше, а если в обязательстве не указан срок исполнения - обязательство, которое возникло раньше. Если сроки исполнения наступают одновременно, осуществляется пропорциональное погашение всех однородных требований. Норма является диспозитивной и иные правила могут быть предусмотрены законом или соглашением сторон.
Наибольшие споры и трудности толкования вызвала новелла гражданского законодательства, предусмотренная нормой ст. 317.1 ГК, согласно которой, если сторонами обязательства являются коммерческие организации, за период пользования денежными средствами устанавливаются проценты на сумму долга. Проценты бывают договорные (их размер определяется сторонами в договоре) или законные. Законные проценты определяются ставкой рефинансирования Банка России, действовавшей в соответствующие периоды. Начисление процентов на проценты не допускается, за исключением процентов по договору банковского вклада или по договорам, связанным с осуществлением сторонами предпринимательской деятельности.
Напомним, что за ненадлежащее исполнение денежного обязательства, в том числе вследствие неправомерного удержания денег, уклонения от их возврата, иной просрочки, подлежат уплате проценты на сумму этих средств. Размер процентов определяется существующими в месте жительства кредитора, а если кредитором является юридическое лицо, в месте его нахождения, опубликованными Банком России и имевшими место в соответствующие периоды средними ставками банковского процента по вкладам физических лиц. Эти правила применяются, если иной размер процентов не установлен законом или договором (ст. 395 ГК).
В связи с тем что и норма ст. 317.1 ГК, и норма ст. 395 ГК предусматривают возможность начисления процентов по денежному обязательству, возникает вопрос об их соотношении и порядке применения. Проценты по ст. 395 ГК, рассматриваемые в качестве меры ответственности за нарушение исполнения обязательства, соответственно, начисляются с момента, когда должник считается просрочившим исполнение денежного обязательства. Проценты по ст. 317.1 ГК не рассматриваются в качестве меры ответственности, неустойки, поскольку мера ответственности уже предусмотрена ст. 395 ГК. Указанные проценты являются платой за пользование денежными средствами, с учетом общего правила о возмездности сделок в гражданском праве. Таким образом, проценты по ст. 317.1 ГК и ст. 395 ГК не зависят друг от друга и должны начисляться и уплачиваться параллельно. Статья 317.1 ГК, в отличие от универсальной ст. 395 ГК, имеет ограниченную сферу действия и распространяется только на денежные обязательства, сторонами которых являются коммерческие организации, причем законодатель не уточняет, распространяется ли данная норма на любые обязательства (договорные и внедоговорные), участниками которых являются данные субъекты гражданского права. Существует точка зрения, что ст. 317.1 ГК РФ может применяться в отношении любых денежных обязательств, в том числе возникших из деликта <1>. Однако действие данной нормы может быть распространено только на договорные обязательства, поскольку иное толкование и применение нормы к внедоговорным обязательствам противоречит их природе. Возможно, что и не всякое договорное обязательство по своей природе подпадает под действие данной нормы (например, в отношениях поручительства).
--------------------------------
<1> См.: Карапетов А.Г. Час X для законных процентов по ст. 317.1 ГК: Верховный Суд завершает подготовку постановления Пленума по этому вопросу // zakon.ru [сайт]. URL: https://zakon.ru/blog/2016/2/10/chas_x_dlya_zakonnyx_procentov_po_st3171_gk_verxovnyj_sud_zavershaet_podgotovku_postanovleniya_plenu (дата обращения: 29 февраля 2016 г.).

Кроме того, формулировка новой нормы не дает однозначного ответа на вопрос о том, с какого момента подлежат уплате проценты по ст. 317.1 ГК. Если момент, с которого начисляются проценты по ст. 395 ГК, определен законодателем, то моментом, с которого начисляются проценты по ст. 317.1 ГК, можно признать как момент возникновения обязательства, так и момент, с которого обязательство должно быть исполнено, а также момент получения встречного предоставления. Очевидно, первое правило не вполне удовлетворяет интересам сторон в обязательстве и несколько противоречит логике, ведь трудно себе представить, что, к примеру, в обязательстве по оплате товаров по договору купли-продажи проценты за пользование денежными средствами будут начисляться с момента заключения договора. Позиция, согласно которой моментом начала исчисления процентов по ст. 317.1 ГК является момент, когда обязательство должно было быть исполнено, имеет некое внутреннее противоречие, поскольку привязывает проценты по денежному обязательству к моменту, с которого наступает просрочка должника, чем смешивает проценты по ст. 317.1 ГК и проценты по ст. 395 ГК, превращаясь тем самым в некую двойную меру ответственности, что не отражает смысла выделения отдельной нормы в ГК, ведь, как указывалось выше, проценты по ст. 17.1 ГК не рассматриваются законодателем как мера ответственности. Предполагается, что моменты начала исчисления процентов по ст. 395 ГК и по ст. 317.1 ГК должны быть разделены. В этой связи логичной является позиция о том, что плата за пользование денежными средствами, которые рассматриваются как коммерческий кредит, должна вноситься с момента, когда должник получает необходимое встречное предоставление, за которое обязуется выплатить определенную в договоре денежную сумму вплоть до момента исполнения обязательства, при этом с момента наступления просрочки должника на денежный долг, помимо процентов по ст. 317.1 ГК, подлежат также уплате проценты по ст. 395 ГК. Эта логичная позиция также не безупречна, ведь не во всех обязательствах осуществляется встречное предоставление, тем не менее именно она находит подтверждение на практике. Например, в решении суда по одному из дел указывается, что проценты по ст. 395 ГК представляют собой меру ответственности за просрочку исполнения денежного обязательства. Основанием же для начисления процентов, предусмотренных ст. 317.1 ГК, является правомерное начало пользования денежными средствами кредитора. Проценты по ст. 395 ГК исчисляются за период пользования чужими денежными средствами, начало которого определяется моментом наступления срока исполнения денежного обязательства. Законные проценты по ст. 317.1 ГК начисляются с момента получения должником предоставления от кредитора до момента оплаты указанного предоставления <1>.
--------------------------------
<1> Решение Арбитражного суда Ростовской области от 18 сентября 2015 г. по делу N А53-17694/2015 // Картотека арбитражных дел [сайт]. URL: http://kad.arbitr.ru/PdfDocument/e94f2d51-ccef-49c0-b5ec-04463bc53106/A53-17694-2015_20150918_Reshenija%20i%20postanovlenija.pdf (дата обращения: 29 февраля 2016 г.).

Таким образом, любой из возможных вариантов толкования нормы ст. 317.1 ГК имеет существенные недостатки, что неизбежно повлечет за собой проблемы ее применения. Безусловно, трудностей применения диспозитивной нормы ст. 317.1 ГК можно избежать, исключив ее действие соглашением сторон. К сожалению, в настоящее время трудно говорить о какой-либо единой сформировавшейся практике применения ст. 317.1 ГК, тем не менее до конкретизации данной нормы законодателем очевидна необходимость формирования официального судебного ее толкования, поскольку без такового ее практическое единообразное применение представляется затруднительным.
Помимо указанных выше вопросов неясным остается ограничение субъектов, на которых распространяется действие анализируемой нормы, лишь коммерческими организациями. Вероятнее указанная норма должна распространяться на всех субъектов, осуществляющих предпринимательскую деятельность.
Обязательство должно исполняться надлежащими субъектами, которыми являются по общему правилу стороны обязательства - кредитор и должник.
В законе дополнены нормы об исполнении обязательства за должника или принятии исполнения обязательства за кредитора третьими лицами.
Исполнение обязательства вместо должника может производиться третьим лицом в случаях возложения и исполнения обязательства третьим лицом по своей инициативе. Возложение исполнения обязательства на третье лицо (п. 1 ст. 313 ГК) происходит по воле должника. Третье лицо по своей инициативе, без согласия и ведома должника, может за свой счет удовлетворить требования кредитора в случае, если оно подвергается опасности утратить свое право на имущество должника вследствие обращения кредитором взыскания на это имущество (ранее это положение также содержалось в ст. 313 ГК) либо если должником допущена просрочка исполнения денежного обязательства. Таким образом, новеллой гражданского законодательства явилось признание возможности исполнить просроченное денежное обязательство третьим лицом, по сути, без согласия должника. При этом в Концепции развития гражданского законодательства необходимость введения указанной нормы объяснялась тем, что для целей удовлетворения законных интересов третьего лица в предпринимательских отношениях по исполнению денежного обязательства следует исходить из того, что для кредитора не имеет принципиального значения, кто именно исполнит обязательство по уплате денежных средств - сам должник или третье лицо, в связи с чем было предложено положение о том, что в предпринимательских отношениях третье лицо, имеющее соответствующий законный интерес, в случае просрочки исполнения обязательства может за свой счет удовлетворить денежное требование кредитора без согласия должника. В итоге в ГК сфера действия данного положения не была ограничена только лишь обязательствами, связанными с осуществлением предпринимательской деятельности, кроме того, в законе не содержится также в качестве обязательного условия установление некоего законного интереса третьего лица, тем самым, по сути, любое просроченное денежное обязательство может быть исполнено третьим лицом за должника.
Новая редакция ст. 313 ГК вызывает ряд вопросов, например, согласно п. 5 ст. 313 ГК с момента исполнения к третьему лицу переходят права кредитора согласно ст. 387 ГК с оговоркой о том, что если права кредитора по обязательству перешли к третьему лицу в части, они не могут быть использованы им в ущерб кредитору, в частности такие права не имеют преимуществ при их удовлетворении за счет обеспечивающего обязательства или при недостаточности у должника средств для удовлетворения требования в полном объеме. Буквальное толкование данной нормы не позволяет дать однозначный ответ на вопрос о том, имеет ли при этом преимущественное право на удовлетворение своих требований первоначальный кредитор либо требования должны удовлетворяться пропорционально (например, при недостаточности имущества должника в процедуре банкротства). Вероятнее всего, смысл анализируемой нормы ГК сводится к необходимости признания преимущественного права первоначального кредитора на удовлетворение его требований перед требованиями третьего лица, исполнившего обязательство за должника. Кроме того, буквальное толкование п. 5 ст. 313 ГК позволяет сделать вывод о том, что всякое исполнение третьим лицом обязательства за должника влечет переход к нему права требования. Напомним, что в прежней редакции нормы такое правило касалось лишь тех случаев, когда исполнение третьим лицом осуществлялось без согласия должника. Теперь такой оговорки в законе нет. Очевидно, в случаях возложения исполнения по воле должника взаимоотношения должника и третьего лица могут не предполагать перехода к третьему лицу права требования к должнику. Таким образом, положения п. 5 ст. 313 ГК должны рассматриваться как диспозитивные, что позволило бы субъектам указанных отношений самим определять последствия возложения исполнения на третье лицо.

Безымянная страница
Образцы договоров:
Формы договоров: Добровольное страхование
Формы договоров: аренда, лизинг, прокат
Образцы договоров: Страхование
Другие шаблоны договоров:
Вопрос - ответ:


Copyright 2009 - 2018 гг. Образцы договоров. All rights reserved.
При использовании материалов сайта активная гипер ссылка  обязательна!