§ 2. Новеллы ГК о принципах исполнения обязательства

К традиционным принципам исполнения обязательств (принципу надлежащего исполнения; реального исполнения; недопустимости одностороннего отказа от исполнения обязательства) добавился также принцип добросовестного исполнения обязательства (п. 3 ст. 307 ГК). Безусловно, добросовестность, как основное начало гражданского права, предполагается в любых действиях субъектов гражданских правоотношений (п. 3 ст. 1 ГК). Однако законодатель счел необходимым конкретизировать его применительно к обязательственным правоотношениям. Принцип добросовестного исполнения обязательства, по сути, является частью общего принципа добросовестности, закрепленного в новейшем гражданском законодательстве. Добросовестное исполнение предполагает соблюдение прав и законных интересов контрагентов, оказание необходимого содействия для достижения цели обязательства, предоставление друг другу необходимой для исполнения информации, т.е. сотрудничество и взаимность. Нарушение этого принципа влечет негативные последствия для стороны обязательства, как должника, так и кредитора. Недобросовестное поведение (неоказание содействия, непредоставление необходимой информации для исполнения обязательства и т.п.) может быть расценено как злоупотребление правом, явиться основанием для отказа в защите нарушенного права, для привлечения к гражданско-правовой ответственности в форме возмещения убытков. Поскольку принцип добросовестного исполнения обязательств является частью общего принципа добросовестности, очевидно, к нему может быть применено судебное толкование п. 3 ст. 1 ГК, которое дано в п. 1 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23 июня 2015 г. N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" <1>. Например, поведение одной из сторон может быть признано недобросовестным не только при наличии обоснованного заявления другой стороны, но и по инициативе суда, если усматривается очевидное отклонение действий участника гражданского оборота от добросовестного поведения. В этом случае суд при рассмотрении дела выносит на обсуждение обстоятельства, явно свидетельствующие о таком недобросовестном поведении, даже если стороны на них не ссылались. Таким образом, оценка поведения сторон в каждом конкретном обязательстве в случае возникновения спора будет являться прерогативой суда, что необходимо учитывать участникам гражданского оборота.
--------------------------------
<1> Бюллетень Верховного Суда РФ. 2015. N 8.

Принцип недопустимости одностороннего отказа от исполнения обязательства закреплен в ст. 310 ГК, которая была дополнена правилами, регламентирующими односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий субъектами предпринимательской деятельности. Так, в абз. 2 п. 2 ст. 310 ГК указано, что, если предпринимательскую деятельность осуществляет только одна из сторон в обязательстве, право на одностороннее изменение условий или отказ от исполнения обязательства может быть предоставлено договором лишь стороне, которая ее не осуществляет, за исключением случаев, когда законом или иным правовым актом предусмотрена возможность предоставления такого права субъекту предпринимательской деятельности. Также интересна правовая природа соглашения, предусмотренного п. 3 ст. 310 ГК, согласно которому право на односторонний отказ от исполнения обязательства, связанного с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности, или на одностороннее изменение условий такого обязательства может быть обусловлено по соглашению сторон необходимостью выплаты определенной денежной суммы другой стороне обязательства. Думается, указанное соглашение по своей сути близко к соглашениям о прекращении обязательств, в частности к соглашению об отступном в смысле ст. 409 ГК, но само по себе соглашением об отступном не является, поскольку, во-первых, не во всех случаях влечет прекращение обязательства (в случае одностороннего изменения его условий, например), во-вторых, является условием для осуществления права на односторонний отказ, т.е. обязательство прекращается не в связи с предоставлением отступного по соглашению сторон, а в связи с реализацией права на односторонний отказ от его исполнения, в-третьих, предмет данного соглашения ограничивается в законе только лишь выплатой денежной суммы, тогда как отступным может быть и иное имущество. Буквальное толкование новой нормы не позволяет однозначно определить, с какого момента обязательство с таким условием будет прекращено или изменено: с момента осуществления права на односторонний отказ (заявления об этом стороны обязательства) или только после предоставления обусловленной суммы, независимо от того, когда было осуществлено право на односторонний отказ от исполнения обязательства. Если принять во внимание первый вариант, то такое соглашение, по сути, новирует обязательство, превращая его в денежное, при этом прекращая прежнее обязательство. Думается, наиболее приемлемым и близким по смыслу норме закона является определение момента прекращения или изменения обязательства только в момент предоставления денежных средств в полном объеме (по аналогии с отступным).
Принцип надлежащего исполнения обязательства включает в себя необходимость исполнения обязательства надлежащим предметом, субъектным составом, в надлежащие сроки, в надлежащем месте и надлежащим способом.
Между кредитором и должником могут возникать обязательства по поводу передачи вещи, уплате денег, выполнению работ, оказанию услуг, возмещению вреда и другие. Как раз предмет исполнения объединяет принцип исполнения обязательства надлежащим образом и принцип реального исполнения: если обязательство исполнено надлежащим предметом, можно говорить о его реальном исполнении, хотя это не всегда означает, что исполнение в целом было надлежащим. В обязательстве может быть предусмотрено несколько предметов исполнения. Речь идет об альтернативных и факультативных обязательствах.
По общему правилу выбор конкретного предмета исполнения в альтернативном обязательстве зависит от воли должника. При этом новеллой ст. 320 ГК установлен случай, когда право выбора предмета исполнения переходит кредитору: должник вправе выбрать предмет исполнения, в том числе путем исполнения обязательства, только в пределах установленного для этого срока. Таким образом, в альтернативном обязательстве могут отличаться сроки для выбора должником предмета исполнения и сроки исполнения самого обязательства. Если в обязательстве установлен срок для выбора предмета исполнения и в пределах этого срока выбор должником не сделан, право выбора предмета исполнения переходит кредитору. Думается, в этом случае надлежащим будет такое исполнение альтернативного обязательства, когда в предусмотренные сроки должник уведомляет кредитора о сделанном им выборе. Если же в обязательстве срок выбора предмета исполнения не установлен, то должник вправе выбирать его непосредственно до момента исполнения, тогда право выбора переходит кредитору при просрочке исполнения. Очевидно, при отсутствии условий о сроке исполнения обязательства необходимо руководствоваться правилами ст. 314 ГК, в этом случае при отсутствии соглашения о сроке для выбора предмета исполнения право выбора переходит к кредитору по истечении семидневного срока с момента предъявления им требования об исполнении, а не в момент его предъявления.

Безымянная страница
Образцы договоров:
Формы договоров: Добровольное страхование
Формы договоров: аренда, лизинг, прокат
Образцы договоров: Страхование
Другие шаблоны договоров:
Вопрос - ответ:


Copyright 2009 - 2018 гг. Образцы договоров. All rights reserved.
При использовании материалов сайта активная гипер ссылка  обязательна!