Договоры банковского вклада и банковского счета: Монография
В работе проводится анализ основных проблем теории и практики применения законодательства о договоре банковского счета, банковского вклада, страховании вкладов с учетом изменившегося законодательства и позиций судебной практики.
§ 1. Стороны, форма и порядок заключения договора
банковского вклада <1>

--------------------------------
<1> Здесь и далее речь идет только о денежных вкладах. Правовые особенности банковских вкладов в драгоценных металлах рассматриваются в главе 7 настоящей работы.

Согласно ст. 834 ГК РФ сторонами договора банковского вклада являются банк и вкладчик.
Общие правила о договоре банковского вклада не содержат никаких ограничений в отношении лиц, которые могут быть вкладчиками (кредиторами) банка. В соответствии с п. 2 ст. 26 ГК РФ несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет вправе самостоятельно, без согласия родителей, усыновителей и попечителей вносить вклады в кредитные учреждения и распоряжаться ими. Однако если средства на банковский вклад несовершеннолетнего в возрасте от 14 до 18 лет были внесены не самим несовершеннолетним, а иным лицом (например, бабушкой), то несовершеннолетний вправе распоряжаться таким вкладом на общих основаниях <1>.
--------------------------------
<1> См.: § 2 настоящей главы "Порядок прекращения договора банковского вклада".

Другой стороной договора банковского вклада является банк или небанковская кредитная организация. Они должны отвечать определенным требованиям. Так, согласно п. 1 ст. 835 ГК РФ право банка на привлечение денежных средств во вклады должно основываться на лицензии ЦБ РФ. В соответствии со ст. 13 Закона о банках лицензии на осуществление банковских операций, включая привлечение вкладов, выдаются кредитным организациям ЦБ РФ без ограничения сроков их действия.
Пункт 4 ст. 834 ГК РФ допускает возможность заключения договоров банковского вклада не только банками, но и другими кредитными организациями. Из всех известных видов небанковских кредитных организаций правом привлечения вкладов юридических лиц пользуются только небанковские депозитно-кредитные организации в соответствии с Положением ЦБ РФ от 21 сентября 2001 г. N 153-П "Об особенностях пруденциального регулирования деятельности небанковских кредитных организаций, осуществляющих депозитные и кредитные операции" <1>. Небанковские кредитные организации не вправе привлекать вклады физических лиц.
--------------------------------
<1> См.: Вестник Банка России. 2001. N 60.

Порядок выдачи банковских лицензий установлен Законом о банках и Инструкцией ЦБ РФ от 2 апреля 2010 г. N 135-И "О порядке принятия Банком России решения о государственной регистрации кредитных организаций и выдаче лицензий на осуществление банковских операций" <1>.
--------------------------------
<1> См.: "". Далее - Инструкция ЦБ РФ N 135-И.

Законодательством установлены две различные процедуры приобретения права на привлечение вкладов юридических и физических лиц.
1. Законодательство не предусматривает какой-либо специальной лицензии для привлечения во вклады средств юридических лиц. Банк с универсальной или базовой лицензией либо небанковская депозитно-кредитная организация может проводить такие операции, имея свою обычную лицензию на осуществление банковских операций со средствами в рублях и иностранной валюте <1>.
--------------------------------
<1> Например, в соответствии с п. 8.8 Инструкции N 135-И для принятия вкладов юридических лиц банк может иметь "универсальную лицензию на осуществление банковских операций со средствами в рублях (без права привлечения во вклады денежных средств физических лиц и привлечения во вклады и размещения драгоценных металлов)".

2. Правом на привлечение вкладов от физических лиц может обладать только банк, отвечающий требованиям ст. ст. 5 и 36 Закона о банках.
В соответствии с п. п. 8.8 и 14.1 Инструкции Банка России N 135-И правом привлекать денежные средства физических лиц во вклады будут обладать банки с универсальной и базовой лицензиями.
По общему правилу банки с универсальной или базовой лицензиями могут получить право привлекать средства физических лиц, если с даты их государственной регистрации прошло более двух лет, и они отвечают некоторым дополнительным требованиям. При этом банки с базовой лицензией смогут получить право привлекать средства физических лиц только при расширении своей деятельности.
Исключение из этого правила также предусмотрено ст. 36 Закона о банках. Право на привлечение во вклады денежных средств физических лиц может быть предоставлено вновь регистрируемому банку с универсальной лицензией либо банку с универсальной лицензией, с даты государственной регистрации которого прошло менее двух лет, если:
1) размер уставного капитала вновь регистрируемого банка с универсальной лицензией либо размер собственных средств (капитала) действующего банка с универсальной лицензией составляет величину не менее 3 миллиардов 600 миллионов рублей;
2) банк с универсальной лицензией соблюдает установленную нормативным актом Банка России обязанность раскрывать неограниченному кругу лиц информацию о лицах, под контролем либо значительным влиянием которых он находится.
Например, в соответствии с п. 8.8 Инструкции Банка России для привлечения вкладов физических лиц банк должен располагать универсальной лицензией на осуществление банковских операций со средствами в рублях и иностранной валюте (с правом привлечения во вклады денежных средств физических лиц) и на привлечение во вклады и размещение драгоценных металлов <1>.
--------------------------------
<1> Далее - сберегательная лицензия.

Кроме того, такой банк должен отвечать требованиям Банка России для участия в системе страхования вкладов <1>, а также п. 14.2 Инструкции ЦБ РФ N 135-И; а также экономическим требованиям Банка России, перечисленным в п. 13.1 Инструкции ЦБ РФ N 135-И.
--------------------------------
<1> См.: Федеральный закон от 23 декабря 2003 г. N 177-ФЗ "О страховании вкладов физических лиц в банках Российской Федерации" (далее - Закон о страховании вкладов).

Форма договора банковского вклада. В соответствии с п. 1 ст. 836 ГК РФ договор банковского вклада должен быть заключен в письменной форме.
Договор может быть оформлен путем составления единого документа в двух экземплярах, один из которых выдается вкладчику (ст. 36 Закона о банках), а также другими способами, перечисленными в ст. 434 ГК РФ.
Сберегательная книжка должна содержать ряд указанных в ст. 843 ГК РФ сведений: наименование и место нахождения банка (ст. 54 ГК РФ), а если вклад внесен в филиал, также место нахождения соответствующего филиала банка, номер счета по вкладу, все суммы денежных средств, зачисленных на счет, все суммы денежных средств, списанных со счета, и остаток денежных средств на счете на момент предъявления сберегательной книжки в банк. Осуществление операций по вкладам граждан с их отражением в сберегательной книжке имеет ряд особенностей, связанных с ее постоянным нахождением у вкладчика. Так, операции по внесению дополнительных взносов на депозитный счет третьими лицами (см. ст. 841 ГК РФ) не могут быть отражены в сберегательной книжке, по крайней мере, до момента явки вкладчика в банк. Следовательно, сберегательная книжка не всегда достаточно объективно отражает состояние вклада, хотя такая презумпция и предусмотрена ст. 843 ГК РФ. Она может быть опровергнута материалами судебного дела. Бремя доказывания этих обстоятельств лежит на вкладчике.
Если вкладчик утратил именную сберегательную книжку, то банк не освобождается от своих договорных обязательств и по заявлению вкладчика должен выдать ему новую сберегательную книжку.
В соответствии со ст. 844 ГК РФ заключение договора банковского вклада может быть удостоверено сберегательным и депозитным сертификатами.
Сберегательный и депозитный сертификаты являются именными документарными ценными бумагами, удостоверяющими факт внесения вкладчиком в банк суммы вклада на условиях, указанных в соответствующем сертификате, и право владельца такого сертификата на получение по истечении установленного сертификатом срока суммы вклада и обусловленных сертификатом процентов в банке, выдавшем сертификат.
Владельцем сберегательного сертификата может быть только физическое лицо, в том числе индивидуальный предприниматель.
Сумма вклада, внесение которой удостоверено сберегательным сертификатом, подлежит страхованию в соответствии с Законом о страховании вкладов физических лиц.
Владельцем депозитного сертификата может быть только юридическое лицо.
Пунктом 5 ст. 844 ГК РФ предусмотрено, что сберегательные или депозитные сертификаты могут выдаваться на условиях обездвижения (ст. 148.1 ГК РФ), в том числе обездвижения путем их хранения в выдавшем банке при условии, что такой банк в соответствии с законом вправе осуществлять хранение документарных ценных бумаг и (или) учет прав на ценные бумаги. В случае обездвижения такие сертификаты не выдаются на руки их владельцам, а права владельцев таких сертификатов закрепляются в одном сертификате, реквизиты которого устанавливаются Банком России.
Пункт 2 ст. 836 ГК РФ относит договор банковского вклада к числу формальных, поскольку при несоблюдении письменной формы такой договор является ничтожным.
Порядок заключения договора банковского вклада. В соответствии со ст. 30 Закона о банках клиенты вправе открывать любое необходимое им количество депозитных счетов в любой валюте.
Следовательно, вкладчик может заключать неограниченное количество договоров банковского вклада как с разными банками, так и с одним и тем же банком. Однако порядок заключения договора банковского вклада имеет особенности, определяемые спецификой этого договора.
Поскольку договор банковского вклада является реальным, то, помимо письменного документа, для его заключения необходимо передать банку сумму вклада. Соответственно, права и обязанности сторон этого договора возникают в момент внесения вкладчиком суммы вклада в кассу банка или в момент ее зачисления на корреспондентский счет банка при безналичных расчетах.
Отсутствие факта зачисления на корреспондентский счет банка средств вкладчика, перечисленных в безналичном порядке, рассматривается арбитражной практикой как невнесение вклада, исключающее удовлетворение иска о возврате депозита <1>.
--------------------------------
<1> См.: Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 октября 1996 г. N 2262 // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 1997. N 1. С. 71.

Следует иметь в виду, что этот вывод справедлив только для случая, когда расчетный счет вкладчика находится в другом банке. Если же депозитный счет открывается в том же банке, в котором у него имеется расчетный счет, с которого перечисляется вклад, его сумма не проходит через корреспондентский счет банка. В этом случае переводимые деньги следует считать внесенными на новый вклад с момента их отражения по вновь открытому депозитному счету.
Статьей 843 ГК РФ предусмотрено, что договором банковского вклада с гражданином может быть предусмотрена выдача именной сберегательной книжки. Именная сберегательная книжка не является ценной бумагой. Следовательно, из п. 1 ст. 843 ГК РФ следует, что в отличие от ранее действовавшего порядка сберегательная книжка не может удостоверять факт заключения договора банковского вклада. Она может служить письменным доказательством внесения вкладчиком-гражданином денежных средств на его счет по вкладу.
Если же договор банковского вклада был совершен в виде единого документа, а сберегательная книжка по каким-либо причинам не была оформлена, то внесение денег во вклад может быть удостоверено, например, квитанцией к приходному кассовому ордеру, подписанной кассиром банка.
Факт внесения суммы вклада в банк может быть удостоверен сберегательным или депозитным сертификатом в соответствии со ст. 844 ГК РФ.
В судебной практике имеется два специальных случая, когда, несмотря на формальное внесение вклада в банк, суды могут сделать вывод о том, что факт передачи банку суммы вклада отсутствует, и поэтому договор банковского вклада не должен считаться заключенным.
1. В условиях предстоящего банкротства банка, когда для вкладчиков становятся очевидными признаки финансового неблагополучия банка, нередко предпринимаются попытки обойти законодательство о банкротстве и законодательство о страховании вкладов. Учитывая, что вклады физических лиц - потребителей подлежат страхованию вкладов (в настоящее время - в пределах 1 400 000 рублей, ранее - 700 000 рублей), а вклады юридических лиц и граждан - предпринимателей не подлежат страхованию, возникла т.н. проблема "разбивщиков" <1>. Если у банка открылась картотека неоплаченных в срок расчетных документов к корреспондентскому счету, то он прекращал платежи. Однако внутренние клиентские расчеты все равно могут производиться до момента отзыва лицензии. В этих условиях вкладчики, сумма вклада которых превышает предельную величину вклада, подлежащего страхованию, либо вкладчики - юридические лица могут перевести все или часть своих вкладов во вклады физических лиц, размер которых был менее предельного значения вкладов, подлежащих страхованию. Иными словами, вклады "разбивались" на части, подлежащие страхованию, которые переводились другим вкладчикам внутренними проводками банка, либо формально (т.е. фактического получения) выдавались через кассу банка, а затем в той же сумме "вносились" на имя другого вкладчика.
--------------------------------
<1> Подробнее см. часть II настоящей работы.

Сложилась устойчивая судебная практика, в результате которой был сделан вывод, что перечисление денежных средств на вклад посредством внутрибанковской проводки до отзыва банковской лицензии в условиях фактической неплатежеспособности банка (в отсутствие средств на корреспондентском счете) с целью создания обязательства, подлежащего государственному страхованию, является формальной операцией и не свидетельствует о заключении (исполнении) договора банковского вклада <1>.
--------------------------------
<1> См.: Определение Конституционного Суда РФ от 25 июля 2001 г. N 138-О по ходатайству Министерства Российской Федерации по налогам и сборам о разъяснении Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 12 октября 1998 г. по делу о проверке конституционности п. 3 ст. 11 Закона Российской Федерации "Об основах налоговой системы в Российской Федерации"; Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 26 мая 2010 г. N КГ-А40/3422-10 по делу N А40-68202/08-88-182Б.

2. В некоторых случаях сумма вклада, внесенная в банк в соответствии с заключенным договором банковского вклада, не приходуется по счетам в банке, т.е. депозитный счет банком не открывается и вклад на него не зачисляется. Соответственно, такой вклад не проводится по банковскому балансу.
Причины, породившие это явление, бывают разные. В ряде случаев внесение вклада без зачисления на депозитный счет совершается с согласия вкладчика. В этом случае вклад должен считаться невнесенным.
Однако в большинстве случаев вкладчики даже не знают о нарушении правил бухгалтерского учета со стороны сотрудников банков. Указанная проблема явилась предметом дискуссий на практике и в литературе.
Судебные споры, возникающие в указанной сфере, были подробно рассмотрены в статье С.А. Пыхтина. Указанный автор рассмотрел проблему защиты прав и законных интересов вкладчиков от недобросовестных действий сотрудников банков, которые не проводили вклады по бухгалтерскому учету банка, что превращало вклады в "забалансовые" и влекло отказ со стороны Агентства по страхованию вкладов в выплате страхового возмещения по таким вкладам. Эта проблема особенно остро встала после отзыва лицензии у КБ "Мастер-Банк" (ОАО). В частности, у ряда вкладчиков этого банка на руках был только сам договор банковского вклада, в одном из пунктов которого было указано, что договор является доказательством приема денежных средств от вкладчика и основанием для исполнения банком принятых на себя обязательств перед ним. Обычно выдаваемых вкладчикам в подобных случаях первичных учетных документов в виде приходных кассовых ордеров с указанием суммы внесенных во вклад денежных средств у этих вкладчиков не было <1>.
--------------------------------
<1> См.: Пыхтин С.В. Оценка судами разумности и добросовестности действий вкладчика при заключении договора банковского вклада // Вестник университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА). 2017. N 1. С. 105 - 106.

В Постановлении Конституционного Суда от 27 октября 2015 г. N 28-П по делу о проверке конституционности п. 1 ст. 836 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан И.С. Билера, П.А. Гурьянова, Н.А. Гурьяновой, С.И. Каминской, А.М. Савенкова, Л.И. Савенковой и И.П. Степанюгиной судам было предложено дифференцировать различные случаи внесения сумм вкладов в банки без отражения по счетам бухгалтерского учета, защищая добросовестных вкладчиков.
"Конституционный Суд РФ предоставил добросовестным вкладчикам достаточно мощное средство правовой защиты - возможность доказывать факт внесения денежных средств во вклад любыми выданными ему банком документами. Для того чтобы использовать это средство правовой защиты, достаточно проявить обычную осмотрительность при совершении действий по внесению денежных средств во вклад:
а) заключить договор в здании (офисе) банка;
б) передать денежные суммы работникам банка. При этом проверять наличие доверенности не требуется, поскольку полномочия работников банка явствуют из обстановки;
в) получить в подтверждение совершения операции любой удостоверяющий этот факт документ. Учитывая, что достаточно часто после таких операций банк становится неплатежеспособным, в суде возникают иски вкладчиков о включении их требований в реестр с целью получения страхового возмещения от ГК "Агентство по страхованию вкладов". Соответственно, на Агентство по страхованию вкладов возлагается обязанность по доказыванию осведомленности вкладчика о том, что вклад принимается на нестандартных условиях, отличающихся от обычно предлагаемых банками, а потому даже для не очень сведущего вкладчика должно стать понятно, что этот вклад не будет учтен в соответствии с нормами банковского законодательства. АСВ удалось доказать недобросовестность и неразумность действий вкладчика КБ "Мастер-Банк" (ОАО) в деле, рассмотренном Судебной коллегией по экономическим спорам Верховного Суда РФ" <1>.
--------------------------------
<1> Пыхтин С.В. Оценка судами разумности и добросовестности действий вкладчика при заключении договора банковского вклада // Вестник университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА). 2017. N 1. С. 108.

В большинстве случаев в судебных актах указывается, что договор банковского вклада с гражданином не признается недействительным или незаключенным, несмотря на то, что он заключен от имени банка неуполномоченным лицом и в банке отсутствуют сведения о данном вкладе, если не опровергнуты разумность и добросовестность действий этого гражданина <1>.
--------------------------------
<1> См.: Постановление Конституционного Суда от 27 октября 2015 г. N 28-П по делу о проверке конституционности п. 1 ст. 836 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан И.С. Билера, П.А. Гурьянова, Н.А. Гурьяновой, С.И. Каминской, А.М. Савенкова, Л.И. Савенковой и И.П. Степанюгиной; Определение Конституционного Суда РФ от 4 апреля 2017 г. N 697-О.

Имеются примеры противоположных решений, когда вклад считается не внесенным <1>.
--------------------------------
<1> См.: Определение Верховного Суда РФ от 28 апреля 2016 г. N 305-ЭС14-5119 по делу А40-172055/2013.

Порядок внесения вкладов в иностранной валюте и рублевых вкладов нерезидентов регулируется не только главой 44 ГК РФ, но и Федеральным законом от 10 декабря 2003 г. N 173-ФЗ "О валютном регулировании и валютном контроле" <4>. Им предусмотрено, что резиденты вправе без ограничений открывать вклады в иностранной валюте в уполномоченных банках (п. 2 ч. 3 ст. 9), также в банках-нерезидентах с обязательным последующим уведомлением налоговых органов (ч. ч. 1 и 2 ст. 12 Закона о валютном регулировании).
--------------------------------
<1> См.: СЗ РФ. 2003. N 50. Ст. 485. Далее - Закон о валютном регулировании.

На территории РФ нерезиденты вправе открывать в порядке, установленном ЦБ РФ, банковские вклады в иностранной валюте и валюте РФ только в уполномоченных банках (ст. 13).
Поскольку договор банковского вклада с гражданином является публичным (п. 2 ст. 834, ст. 426 ГК РФ), банк не вправе отказать гражданину в приеме вклада при следующих условиях:
а) согласно учредительным документам и лицензии банк имеет право на осуществление сберегательных операций;
б) прием вклада не приведет к нарушению законодательства. Например, банк не вправе принять вклад, если в отношении банка применена санкция в виде запрета на осуществление операций по открытию новых вкладов (ч. 3 ст. 74 Федерального закона от 10 июля 2002 г. N 86-ФЗ "О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)");
в) открытие вклада не приведет к нарушению обязательных экономических нормативов, установленных ЦБ РФ;
г) банк не приостановил дальнейший прием вкладов от населения по причинам экономического или иного характера;
д) у банка имеются необходимые производственные и технические возможности для приема вклада (свободные операционисты, вместительные операционные залы и т.п.;
е) отсутствуют другие причины, лишающие банк возможности принять вклад. Если при наличии перечисленных обстоятельств банк оказался принять вклад, гражданин вправе обратиться в суд с иском о понуждении заключить договор банковского вклада на условиях, которые предлагаются другим вкладчикам этого банка, а также взыскать убытки, вызванные уклонением банка от заключения договора.
Из ст. 426 ГК РФ вытекает, что суд может отказать в удовлетворении такого иска только в одном случае: кредитная организация не имела возможности принять вклад. При этом в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 г. N 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" <1> предусматривается, что именно на коммерческой организации (в данном случае на банке) лежит бремя доказывания отсутствия такой возможности.
--------------------------------
<1> См.: Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 1996. N 9. Далее - Постановление Пленумов ВС РФ и ВАС РФ N 6/8.

Право банка отказать клиенту в приеме вклада может быть предусмотрено законом.
Например, основания для отказа банка от заключения договора банковского вклада предусмотрены Федеральным законом от 7 августа 2001 г. N 115-ФЗ "О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем" (далее - Закон N 115-ФЗ).
Во-первых, кредитная организация обязана отказать клиенту в заключении договора банковского вклада, если при этом нарушаются следующие запреты, установленные для кредитных организаций ч. 5 ст. 7 Федерального закона от 7 августа 2001 г. N 115-ФЗ "О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем" <1>.
--------------------------------
<1> Далее - Закон N 115-ФЗ.

Кредитным организациям запрещается:
открывать и вести счета (вклады) на анонимных владельцев, то есть без предоставления открывающим счет (вклад) физическим или юридическим лицом документов, необходимых для его идентификации, а также открывать и вести счета (вклады) на владельцев, использующих вымышленные имена (псевдонимы);
открывать счета (вклады) физическим лицам без личного присутствия лица, открывающего счет (вклад), либо его представителя;
устанавливать и поддерживать отношения с банками-нерезидентами, не имеющими на территориях государств, в которых они зарегистрированы, постоянно действующих органов управления;
заключать договор банковского счета (вклада) с клиентом в случае непредставления клиентом, представителем клиента документов, необходимых для идентификации клиента, представителя клиента в случаях, установленных Законом N 115-ФЗ.
Во-вторых, кредитные организации вправе отказаться от заключения договора банковского счета (вклада) с физическим или юридическим лицом в случае наличия подозрений о том, что целью заключения такого договора является совершение операций в целях легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путем, или финансирования терроризма (п. 5.2 Закона N 115-ФЗ).
На практике банки довольно часто отказывают в заключении договора банковского вклада в случае уклонения вкладчика от идентификации в соответствии с Законом N 115-ФЗ.
Так, согласно материалам одного из дел <1>, рассмотренных в суде первой инстанции, банк отказал физическому лицу в заключении договора банковского вклада в пользу третьего лица (ст. 842 ГК РФ), поскольку клиент не представил всех сведений, необходимых для идентификации выгодоприобретателя в соответствии с требованиями Закона N 115-ФЗ и Положением Банка России от 15 октября 2015 г. N 499-П "Об идентификации кредитными организациями клиентов, представителей клиента, выгодоприобретателей и бенефициарных владельцев в целях противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма" <2>.
--------------------------------
<1> См.: http://sudact.ru/regular/doc/Y4RBEnulxaLp (дата обращения: 18 августа 2017 г.).
<2> См.: "". Далее - Положение N 499-П.

В заявлении клиента об открытии вклада в пользу третьего лица были указаны только фамилия, имя, отчество, дата рождения и адрес регистрации клиента, а также третьего лица. Паспортные данные сторон в заявлении отсутствовали. К заявлению не были приложены документы, удостоверяющие личность клиента и третьего лица.
Поскольку требования Закона об идентификации клиента и выгодоприобретателя не были выполнены, банк отказал клиенту в принятии вклада.
Спустя некоторое время клиент обратился в суд с иском о защите своих прав, потребовав взыскания с банка убытков в размере 3 000 000 рублей и суммы морального вреда.
В процессе рассмотрения дела было установлено, что клиент предпринял попытку открыть вклад в банке на имя третьего лица с целью возврату этому лицу ранее полученной от него суммы займа. В договоре займа, заключенном вносителем средств (заемщик) с указанным третьим лицом (заимодавец), было установлено, что возврат займа должен осуществляться путем открытия вклада в банке на имя заимодавца. За несвоевременный возврат суммы займа договором предусматривался штраф в размере 3 000 000 рублей, который был взыскан с заемщика в ходе рассмотрения другого гражданского дела. Указанный штраф клиент и попытался взыскать с банка.
Рассматривая указанное дело, суд сделал вывод о том, что банк неправомерно отказал вкладчику в заключении договора банковского вклада, удовлетворив иск (решение от 27 июня 2017 г.).
Представляется, что судом не были учтены требования Закона N 115-ФЗ.
Согласно подп. 1 п. 1 ст. 7 Закона N 115-ФЗ организации, осуществляющие операции с денежными средствами или иным имуществом, по общему правилу обязаны до приема на обслуживание идентифицировать клиента, представителя клиента и (или) выгодоприобретателя. Данное требование находит свое развитие в ст. 1.1 Положения N 499-П, где императивно установлено: "Кредитная организация обязана до приема на обслуживание идентифицировать физическое или юридическое лицо; лицо, не являющееся непосредственно участником операции, к выгоде которого действует клиент". При этом в ст. 3.2 Положения N 499-П сказано, что для целей идентификации в кредитную организацию представляются оригиналы документов или надлежащим образом заверенные копии. Поскольку к заявлению о приеме вклада вкладчиком не были приложены документы, удостоверяющие личность вкладчика и третьего лица, банк не имел возможности корректно выполнить требования об идентификации.

Безымянная страница
Образцы договоров:
Формы договоров: Добровольное страхование
Формы договоров: аренда, лизинг, прокат
Образцы договоров: Страхование
Другие шаблоны договоров:
Вопрос - ответ:


Copyright 2009 - 2017 гг. Образцы договоров. All rights reserved.
При использовании материалов сайта активная гипер ссылка  обязательна!