Договоры банковского вклада и банковского счета: Монография
В работе проводится анализ основных проблем теории и практики применения законодательства о договоре банковского счета, банковского вклада, страховании вкладов с учетом изменившегося законодательства и позиций судебной практики.
§ 2. Правовая природа правоотношения
по непосредственному страхованию вкладов

Вопрос о частноправовой природе правоотношения по непосредственному страхованию вкладов является спорным.
Предложенная выше классификация страховых правоотношений с выделением публично-правовых правоотношений позволяет объяснить некоторые из ранее перечисленных правовых особенностей обязательного страхования вкладов: властную компетенцию АСВ, участие в страховых правоотношениях Банка России, особенности правового режима Фонда обязательного страхования вкладов, который приближается к режиму публичного имущества. Однако такой подход не в полной мере способен обосновать частноправовую природу правоотношений по непосредственному страхованию вкладов. Чтобы сделать такой вывод, необходимо объяснить, почему очевидный публичный интерес в создании и нормальном функционировании системы страхования вкладов, обязательность страхования вкладов, императивность и отсутствие договора в механизме правового регулирования не препятствуют признанию частноправового характера правоотношений по непосредственному страхованию вкладов.
В связи с этим представляется необходимым рассмотреть, возможно ли возникновение частноправовых правоотношений по непосредственному страхованию вкладов не в силу свободного волеизъявления его участников, а непосредственно в силу закона.
Данная проблема не является новой. Частноправовая природа обязательного страхования достаточно давно была поставлена под сомнение в правовой литературе <1>.
--------------------------------
<1> См.: Серебровский В.И. Избранные труды по наследственному и страховому праву. М.: Статут, 1997. С. 348 - 368.

Учитывая, что правоотношения по непосредственному обязательному страхованию вкладов с точки зрения механизма возникновения схожи с обязательным окладным и неокладным страхованием, существовавшим в советское время, рассмотрим аргументы противников частноправовой природы этих видов обязательного страхования.
Все приведенные советскими исследователями аргументы сводятся к признанию факта принудительности возникновения правоотношений при полном отсутствии свободы воли субъектов, отсутствию основного инструмента частноправового регулирования при обязательном неокладном страховании - договора. В сочетании с правилом о принудительности взыскания недоимки по страховым взносам указанные аргументы дали основание некоторым исследователям советского времени для признания обязательного страхования институтом публичного права и, в частности, для отнесения страховых платежей к налогам <1>.
--------------------------------
<1> Там же.

Как показал приведенный выше обзор современной литературы, сторонники финансово-правовой природы обязательного страхования вкладов и в настоящее время приводят аналогичные аргументы в подтверждение свой правовой позиции. Это не случайно. В правовом регулировании отношений по обязательному страхованию вкладов наблюдаются схожие особенности. Общим у них является, прежде всего, обязательный характер указанных видов страхования. При этом основанием возникновения правоотношений по обязательному страхованию может быть либо закон, который обязывает к заключению договора страхования, и договор страхования, либо только закон.
Основанием возникновения правоотношений по непосредственному страхованию вкладов является только закон. Договор страхования, характерный для традиционного страхования, в этом случае не заключается (часть 3 ст. 5 Закона о страховании вкладов). Однако указанное обстоятельство является недостаточным аргументом для вывода о публично-правовой природе правоотношений по обязательному страхованию. Закон в сочетании с соответствующими юридическими фактами может быть основанием возникновения как публичных, так и частных правоотношений.
Так, в соответствии со ст. 8 ГК РФ гражданские права и обязанности могут возникать из актов государственных органов, а также вследствие различных действий граждан и юридических лиц.
Статьями 5, 6 и 7 Закона о страховании банковских вкладов установлено:
что во-первых, страхование вкладов осуществляется в силу Закона о страховании вкладов и не требует заключения договора страхования;
во-вторых, банк считается участником системы страхования вкладов со дня его постановки на учет до дня снятия его с учета в системе страхования вкладов;
в-третьих, физическое лицо, в пользу которого внесен банковский вклад, приобретает права выгодоприобретателя при заключении договора банковского вклада (договора банковского счета) <1>.
--------------------------------
<1> Частями 3 и 4 ст. 7 Закона о страховании вкладов предусмотрено несколько специальных случаев: 1) при заключении договора банковского вклада (договора банковского счета) в пользу третьего лица права вкладчика, предусмотренные Законом о страховании вкладов, приобретает физическое лицо, в пользу которого внесен такой банковский вклад (открыт банковский счет); 2) по договору номинального счета права вкладчика, предусмотренные Законом о страховании вкладов, приобретает физическое лицо, являющееся бенефициаром этого счета.

Таким образом, в силу закона правоотношения по непосредственному страхованию вкладов возникают при наличии одновременно следующих юридических фактов:
а) банк должен быть включен в реестр участников системы страхования вкладов (необходимы соответствующие акты Банка России и АСВ);
б) между банком и вкладчиком-потребителем должен быть заключен договор банковского вклада (договор банковского счета), который подлежит обязательному страхованию.
В результате указанных юридических фактов банковский вклад (средства на банковском счете) конкретного физического лица становится застрахованным помимо воли и желания страхователя, страховщика и выгодоприобретателя и независимо от уплаты страхователем каких-либо страховых взносов.
Таким образом, со стороны своего возникновения правоотношение лежит в плоскости публично-правовой, но со стороны своего содержания то же самое правоотношение в подавляющей мере - гражданско-правовое <1>.
--------------------------------
<1> См.: Серебровский В.И. Указ. соч. С. 352.

Иными словами, в результате указанных юридических фактов возникает частноправовое обязательственное правоотношение, содержание которого полностью определяется законодательством. При этом стороны не в состоянии ни изменить, ни прекратить свое правоотношение до наступления других юридических фактов, с которыми закон, а не стороны, связывает изменение или прекращение страховых правоотношений.
С одной стороны, указанная императивность безусловно заставляет сомневаться в частноправовой природе рассматриваемых правоотношений. С другой стороны, императивность сама по себе не порочит вывод о частноправовой природе правоотношений по непосредственному страхованию вкладов. Гражданское право содержит достаточно много императивных норм <1>. Рассматриваемая императивность правового регулирования правоотношений по непосредственному страхованию вкладов может быть объяснена наличием публичного интереса в сохранении и укреплении банковской системы и является инструментом государственного вмешательства в частные отношения.
--------------------------------
<1> См.: Брагинский М.И. О нормативном регулировании договоров // Журнал российского права. 1997. N 1. С. 72.

Главное отличие частных правоотношений от публичных определяется ст. 2 ГК РФ иначе: для регулирования гражданских прав и обязанностей законодатель использует метод юридического равенства, а для регулирования публичных - метод власти и подчинения. Однако стороны правоотношений по непосредственному страхованию вкладов юридически равны. Например, закон не содержит никаких норм, которые устанавливали бы властные полномочия АСВ по отношению к выгодоприобретателю. В соответствии с ч. 3 ст. 10 и ч. 10 ст. 12 Закона о страховании вкладов все споры между выгодоприобретателем и АСВ должны рассматриваться в судебном порядке.
Между АСВ и банком-страхователем возникает несколько публично-правовых правоотношений, которые были рассмотрены выше.
В рамках правоотношения по непосредственному страхованию вкладов страхователь несет несколько обязанностей, в том числе обязанность по своевременному и полному перечислению страховых взносов. Сторонники финансово-правовой природы этих отношений полагают, что обязательный характер уплаты этих страховых взносов позволяет отнести их к разряду обязательных платежей <1> публично-правового характера, по мнению других - к числу налогов <2>, по мнению третьих - к категории парафискалитетов <3>. Санкция за нарушение обязанности по своевременному и полному внесению страховых взносов также носит публично-правовой характер. Она применяется в виде наложения запрета (ограничения) на привлечение вкладов граждан. Поэтому ее нередко относят к мерам публично-правовой (административной и финансовой) ответственности <4>.
--------------------------------
<1> См.: Турбанов А.В. Финансово-правовые основы создания и функционирования системы страхования банковских вкладов в Российской Федерации: Автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. М., 2004. С. 13 - 14.
<2> См.: Берназюк Я.О. Банки як единi платники збору до фонду гарантування вкладiв фiзичних осiб // Науковий вiсник Чернiвецького унiверситету. Вип. 172: Правозновство. Чернiвцi, 2003. С. 100. Цит. по: Стрельников В.В. Финансово-правовое регулирование страхования. http://www.lawmix.ru/comm/1844.
<3> См.: Кучеров И.И. Налоговое право России. М.: ЮрИнфоР, 2001. С. 40 - 41; Комиссарова М.В. Правовой статус банка - участника системы страхования вкладов // Юридическая работа в кредитной организации. 2008. N 2.
<4> См.: Стрельников В.В. Финансово-правовое регулирование страхования. http://www.lawmix.ru/comm/1844.

Обязательность уплаты страховых взносов действительно существует. Однако она не является убедительным аргументом для признания рассматриваемых правоотношений в качестве публично-правовых. По гражданско-правовому договору страхования страхователь также обязан платить страховые премии страховщику. Вряд ли такую обязанность можно назвать необязательной. Статья 310 ГК РФ исходит из принципа недопустимости одностороннего отказа от исполнения обязательства. В данном примере обязанность платить страховые премии возникает в силу заключения договора страхования. В случае обязательного страхования вкладов аналогичная обязанность возникает из закона и факта вступления банка в систему страхования вкладов. Однако указанное отличие не может изменить природу страховых взносов, поскольку является общим отличием обычного добровольного страхования от обязательного страхования вкладов, которая была рассмотрена выше. Поскольку все правоотношение в целом возникает на основании закона, закон определяет содержание обязательства между банком-страхователем и страховщиком. Поэтому каждая обязанность сторон в отдельности может иметь только тот же источник - Закон о страховании вкладов. Таким образом, обязательность исполнения - свойство любой обязанности, как публичной, так и частной. Сама по себе обязательность исполнения обязанности не свидетельствует о ее публично-правовой природе.
Закон о страховании вкладов устанавливает не одно, а несколько последствий неисполнения банком-страхователем своей обязанности по своевременному и полному внесению страховых взносов. Во-первых, у страховщика появляется право на принудительное взыскание недоимки и начисленных сумм пеней. Во-вторых, к банку может быть применена мера в виде наложения запрета (ограничения) на привлечение вкладов граждан.
Право на принудительное взыскание недоимки может быть реализовано страховщиком в рамках возникшего охранительного правоотношения, которое имеет частноправовой характер. В отличие от взыскания недоимки при обязательном окладном и неокладном страховании, которое в советское время производилась во внесудебном порядке, взыскание с банков неуплаченных ими страховых взносов, а также пеней осуществляется АСВ в судебном порядке (ч. 6 ст. 37 Закона о страховании вкладов). Необходимо уточнить, что принуждение к исполнению обязанности уплатить страховые взносы осуществляется в исковом порядке, что является признаком гражданско-правового метода правового регулирования. При этом страховые взносы не могут быть квалифицированы как налоги. Известно, что отличительная черта налога как принудительного сбора заключается в отсутствии какого-либо специального эквивалента <1>. В правоотношениях по обязательному страхованию вкладов АСВ обязано выплатить выгодоприобретателю страховое возмещение по наступлению страхового случая. Таким образом, отношения по обязательному страхованию вкладов основываются на принципе возмездности, характерном для обычного страхования.
--------------------------------
<1> См.: Серебровский В.И. Избранные труды по наследственному и страховому праву. М.: Статут, 1997. С. 354.

Применение к банку, нарушившему обязанность по своевременной и полной уплате страховых взносов, может быть применена административная мера в виде наложения запрета (ограничения) на привлечение вкладов граждан, осуществляется не страхователем - Агентством по страхованию вкладов, а Банком России (ст. 74 Закона о Банке России). Между тем Банк России не является стороной правоотношений по непосредственному страхованию вкладов. Он реализует свою компетенцию в рамках надзорного правоотношения, имеющего публичную природу.
Таким образом, все аргументы противников частноправовой природы правоотношений по непосредственному страхованию вкладов не могут быть признаны убедительными. Однако необходимо признать, что бывает непросто установить точную грань между частным и публичным правом, которая является условной и порой сильно размытой. Для того чтобы исключить имеющиеся сомнения, предположим, что правоотношения по непосредственному страхованию вкладов можно квалифицировать как публичные. Тогда их нельзя рассматривать как страховые. Вероятно, в этом случае обязательное страхование вкладов должно быть квалифицировано не как страхование - институт частного права, а в качестве одной из государственных социальных гарантий, направленных на укрепление банковской системы.
В связи с изложенным рассмотрим признаки страхования, выработанные юридической наукой, и постараемся обнаружить (или не обнаружить) их в обязательном страховании вкладов.
В основе как обязательного, так и добровольного страхования лежит одна и та же идея - распределение необходимых для страхования сумм между отдельными хозяйствами, могущими понести ущерб от известной опасности. Однако юридическая наука, во-первых, не смогла предложить единого определения страхования, которое бесконфликтно объединяло бы правовые особенности как имущественного, так и личного страхования. Во-вторых, не существует единого мнения относительно перечня признаков страхования и их смыслового содержания. В результате многолетних исследований был сделан вывод, что нельзя построить общее понятие страхования. Поэтому В.И. Серебровский предложил выход из создавшегося положения путем выявления таких признаков страхования, которые позволили бы отличить его от сходных с ним юридических явлений <1>.
--------------------------------
<1> Обзор точек зрения см.: Серебровский В.И. Избранные труды по наследственному и страховому праву. М.: Статут, 1997. С. 348 - 368, 436 - 464.

1. Страхование является правоотношением. Правоотношение может основываться на договоре (страховом договоре) или на требовании закона. В зависимости от основания возникновения страхование делится на два основных вида - страхование добровольное и страхование обязательное <1>.
--------------------------------
<1> См.: Серебровский В.И. Указ. соч. С. 444.

В соответствии с частью 3 ст. 5 Закона о страховании вкладов страхование вкладов осуществляется в силу закона и не требует заключения договора. В результате возникает самостоятельное правоотношение обязательственного типа. Согласно данному обязательству банк (страхователь) обязан уплачивать страховые взносы в пользу Агентства по страхованию вкладов (страховщика), а Агентство обязано при наступлении страхового случая выплатить вкладчикам банка - физическим лицам (выгодоприобретателям) определенное законом страховое возмещение.
Правоотношение по обязательному страхованию вкладов является относительным. Оно возникает между банком-страхователем и страховщиком. Выгодоприобретателем является вкладчик. В правоотношении выгодоприобретатель имеет только права и не несет никаких обязанностей. Однако такое положение выгодоприобретателя не соответствует общим правилам страхового права. В соответствии с п. 2 ст. 939 ГК РФ страховщик вправе требовать от выгодоприобретателя выполнения обязанностей по договору страхования, включая обязанности, лежащие на страхователе, но не выполненные им, при предъявлении выгодоприобретателем требования о выплате страхового возмещения по договору имущественного страхования.
В отношении выгодоприобретателя по обязательному страхованию вкладов действует иное правило. Страховщик лишен возможности взыскать с выгодоприобретателя недоимку по страховым взносам, допущенную банком-страхователем. Поэтому в литературе был сделан вывод, что такое распределение прав и обязанностей является специфической особенностью только обязательного страхования вкладов <1>. Такой вывод является правильным только при сравнении обязательного страхования вкладов с иными видами имущественного страхования. Однако указанное распределение прав и обязанностей нельзя считать неожиданным и необычным. Конструкция правоотношения в пользу третьего лица, используемая в обязательном страховании вкладов, однотипна обязательственному правоотношению, которое возникает в результате заключения договора в пользу третьего лица.
--------------------------------
<1> См.: Завода Е.А. Страхование вкладов физических лиц как специальный вид страхования // Банковское право. 2005. N 1. С. 16.

В силу п. 1 ст. 430 ГК РФ договором в пользу третьего лица признается договор, в котором стороны установили, что должник обязан произвести исполнение не кредитору, а указанному или не указанному в договоре третьему лицу, имеющему право требовать от должника исполнения обязательства в свою пользу.
В этом случае выгодоприобретатель - это лицо, в пользу которого установлено правоотношение и которое, во-первых, не является стороной этого правоотношения и, во-вторых, приобретает в правоотношении только права. Выгодоприобретатель никогда не несет никаких обязанностей. Представляется, что отсутствие у выгодоприобретателя каких-либо обязанностей является обычным для конструкции обязательственного правоотношения, установленного в пользу третьего лица (ст. 430 ГК РФ). Правило п. 2 ст. 939 ГК РФ является специальной нормой по отношению к ст. 430 ГК РФ. Однако Закон о страховании вкладов, как было указано выше, исключает эти особенности (что возможно в соответствии со ст. 970 ГК РФ) и возвращается к общему правилу ст. 430 ГК РФ.
Страховое правоотношение может быть только относительным. Однако в этом случае его субъекты должны быть точно известны с момента возникновения этого правоотношения. В обязательном страховании вкладов страховщик и страхователь известны друг другу, учитывая, что именно страховщик (АСВ) должен внести банк в реестр банков - участников системы страхования вкладов. Однако правоотношения по непосредственному страхованию вкладов возникают по поводу каждого договора банковского вклада (договора банковского счета) в отдельности, а не в связи с включением банка в реестр. Иными словами, мы имеем дело не с одним многосторонним правоотношением между страховщиком, банком-страхователем и всеми его вкладчиками, а между страховщиком, страхователем и конкретным вкладчиком-выгодоприобретателем.
Таким образом, количество страховых правоотношений с участием одного и того же банка-страхователя соответствует количеству его вкладчиков, вклады которых считаются застрахованными в силу закона. Однако в нормально работающем банке (т.е. до наступления страхового случая) состав таких вкладчиков постоянно меняется: одни вносят вклады, другие - изымают. Соответственно этому одни правоотношения по страхованию этих вкладов возникают, а другие - прекращаются.
В Законе о страховании вкладов отсутствует норма, которая бы обязывала банки-страхователи сообщать Агентству (страховщику) о каждом случае приема и возврата вклада, а также об изменении его размера. Поэтому страховщик никогда не узнает о конкретных страховых правоотношениях, которые существовали и прекратились до наступления страхового случая, а также о выгодоприобретателях по этим правоотношениям. В законодательстве содержится норма, которая обязывает банк сформировать реестр обязательств банка перед вкладчиками (п. 4 ч. 3 ст. 6 Закона о страховании вкладов) и представить его в Агентство в семидневный срок со дня наступления страхового случая <1>. Таким образом, страховщик узнает только о тех правоотношениях по обязательному страхованию вкладов, которые осложнены наступлением страхового случая, и, соответственно привели к появлению у страховщика обязанности произвести выплату страхового возмещения.
--------------------------------
<1> Форма реестра установлена указанием Банка России от 30 августа 2016 г. N 4120-У "О порядке ведения учета обязательств банка перед вкладчиками и встречных требований банка к вкладчику, форме реестра обязательств банка перед вкладчиками и порядке формирования реестра обязательств банка перед вкладчиками" (см.: Вестник Банка России. 2016. N 109).

Факт отсутствия у страховщика сведений о выгодоприобретателях на момент возникновения страховых правоотношений не порочит вывода о самой возможности существования таких страховых правоотношений. Эти правоотношения являются двусторонними. Их сторонами являются страховщик и страхователь, которые осведомлены о том, что в силу закона страховые правоотношения установлены не в пользу стороны, а в пользу третьего лица. Закон о страховании вкладов распространяется на всех вкладчиков конкретного банка, которые отвечают определенным требованиям. Поэтому действительность этих правоотношений никак не зависит ни от личности конкретного выгодоприобретателя, ни от того, знает ли страховщик о том, кому он будет обязан выплатить страховое возмещение при наступлении страхового случая. Поэтому реестр выгодоприобретателей может быть представлен страховщику только тогда, когда у него возникнет обязанность по выплате страхового возмещения и, соответственно, возникнет потребность узнать, в чью пользу надлежит сделать платеж.
Представляется более сложным объяснить другой факт. В соответствии со ст. 942 ГК РФ существенными условиями договора имущественного страхования являются:
1) объект страхования - определенное имущество либо иной имущественный интерес;
2) страховой случай;
3) размер страховой суммы;
4) срок действия договора.
К обязательному страхованию вкладов эта норма может быть применена только по аналогии, поскольку договор в этом случае не заключается.
Однако она позволяет определить, каково должно быть содержание страхового правоотношения, каковы обязанности страховщика и что страхование носит срочный характер. Учитывая, что страховой случай и размер страховой суммы определены законом, остается установить, как следует определять объект и срок страхования по конкретному вкладу (его размер, проценты, условия приема и возврата и т.п.). Однако до наступления страхового случая страховщик не знает и совершенно не интересуется этими сведениями. Закон определяет не все содержание страхового правоотношения, в частности он не сможет определить заранее объект конкретного страхового правоотношения, потому что невозможно заранее определить, какие вклады, кем, когда и на какую сумму будут размещены в конкретном банке-страхователе. Означает ли это, что в правоотношении по обязательному страхованию вкладов отсутствует объект страхования и что такое правоотношение не существует, поскольку не может быть безобъектных правоотношений?
Представляется, что для такого вывода нет оснований, учитывая особенности обязательного страхования, которое возникает непосредственно на основании закона. Из ч. 1 ст. 5 Закона о страховании вкладов следует, что страхованию подлежат все вклады, внесенные в банк-страхователь, за изъятиями, установленными законодательством. Закон, по сути, навязывает сторонам страховые правоотношения независимо от их осведомленности и желания. Если банк является участником системы страхования вкладов, то любые вклады, внесенные в этот банк и отвечающие установленным в этом Законе признакам, считаются застрахованными вне зависимости от каких-либо конкретных обстоятельств, а также от осведомленности об этом страховщика. Поскольку его желание вступать в страховые правоотношения законодателем игнорируется, то его осведомленность о конкретных условиях страхования также является излишней. Поэтому страховщик может не знать о конкретных вкладах, внесенных в банк-страхователь, а также о конкретных страховых правоотношениях, в которые он вступил помимо своей воли и осведомленности. При этом страховые правоотношения возникают, изменяются и прекращаются автоматически по мере внесения новых вкладов, пополнения или полного возврата ранее внесенных. При этом объект страхования в рамках конкретного страхового правоотношения определяется конкретными условиями конкретного внесенного в банк вклада.
Таким образом, правоотношение по обязательному страхованию вкладов является обязательственным, двусторонним, устанавливается в пользу третьего лица - выгодоприобретателя.
2. К числу признаков страхования В.И. Серебровский отнес его рисковый (алеаторный) характер. Характерный признак алеаторных правоотношений состоит в том, что предоставление, к которому является обязанной сторона, находится в зависимости от наступления неизвестного события <1>.
--------------------------------
<1> См.: Серебровский В.И. Указ. соч. С. 444 - 447.

Применительно к страхованию вкладов алеаторность проявляется следующим образом.
В соответствии со ст. 6 Закона о страховании вкладов банки являются обязанными уплачивать страховые взносы в страховой фонд со дня их постановки на учет до дня снятия с учета в системе страхования вкладов. При этом у страховщика отсутствует обязанность произвести какие-либо выплаты выгодоприобретателям до наступления страхового случая (часть 1 ст. 9 Закона о страховании вкладов). Таким образом, банк-страхователь, уплачивая страховые взносы, не знает, получит ли выгодоприобретатель (вкладчик) страховое вознаграждение, а если получит, то при наличии длительного периода уплаты страховых взносов, ему неизвестно, покроет ли страховое возмещение сумму уплаченных им взносов.
Статьей 44 Закона о страховании вкладов установлены требования к участию банков в системе страхования вкладов. Эти требования должны исключить включение в реестр тех банков, которые являются ненадежными в финансовом отношении. Таким образом, на момент постановки банка на учет в систему страхования вкладов вероятность его банкротства является абстрактной, а факт наступления страхового случая в отношении конкретного банка - участника системы страхования вкладов неизвестен ни для страховщика, ни для страхователя. Поэтому страховщик не знает, придется ли ему вообще уплачивать страховое возмещение по вкладам в отношении конкретного банка - участника системы страхования вкладов.
3. Характерным признаком страхования является его цель, под которой В.И. Серебровский понимал "обеспечение возможной потребности". Из п. 1 ст. 929 ГК РФ следует, что целью имущественного страхования является возмещение страховщиком убытков, понесенных страхователем или выгодоприобретателем из-за наступления страхового случая.
Целью личного страхования является уплата страховой суммы безотносительно к появлению убытков в имущественной сфере страхователя или выгодоприобретателя (п. 1 ст. 934 ГК РФ). Поскольку цели указанных видов страхования являются различными, в литературе высказана мысль, что объединяющим все виды страхования началом может быть только идея "общего обеспечения возможной потребности" <1>.
--------------------------------
<1> Серебровский В.И. Указ. соч. С. 450.

В статье Е.А. Заводы "Страхование вкладов физических лиц как специальный вид страхования" содержится вывод, что обязанность страховщика выплатить страховое возмещение возникает при наступлении страхового случая, не связанного с причинением вреда или убытков <1>. Эта точка зрения была поддержана в литературе <2>.
--------------------------------
<1> См.: Завода Е.А. Страхование вкладов физических лиц как специальный вид страхования // Банковское право. 2005. N 1. С. 15.
<2> См.: Плохута-Плакутина Ю.И. Правовая природа страхования банковских вкладов. http://www.smolgrad.ru/lawdigest/short/596.htm.

Такой вывод возможен в трех случаях: 1) если автор не рассматривает правоотношения, складывающиеся между Агентством и вкладчиками-выгодоприобретателями как страховые; 2) если автор считает правоотношения по обязательному страхованию вкладов разновидностью личного страхования; 3) либо считает страховым риском риск потери сбережений, поскольку только в этом случае обязанность страховщика выплатить страховое возмещение может наступить ранее возникновения убытков у вкладчиков.
Первая и вторая точки зрения не подтверждаются ни названием, ни содержанием статьи. Остается предположить, что автор статьи основывает свои рассуждения на понятии страхового риска, под которым понимает риск потери сбережений (средств на счетах и во вкладах). Основываясь на этой позиции, под убытками надлежит понимать прекращение у вкладчика права требования к банку о возврате вкладов. Однако обязанность страховщика произвести выплату страхового возмещения наступает значительно раньше прекращения у вкладчика права требования к банку. Обнаружив указанный факт, Е.А. Завода сделал неверный вывод об отсутствии у обязательного страхования вкладов цели возмещения убытков. Представляется, что указанный автор впервые ошибся не тогда, когда сделал вывод об отсутствии у обязательного страхования вкладов цели возмещения убытков, а тогда, когда неправильно определил для себя понятие страхового риска.
Известно, что страхование подразделяется на два основных вида - имущественное и личное страхование, критерием для разграничения которых является объект страхования - страховой интерес. При имущественном страховании объектом страхования является имущественная сфера лица (страхователя или выгодоприобретателя), которой могут быть причинены убытки. Объектом личного страхования выступает, напротив, личный интерес. Ниже будет доказано, что в обязательном страховании вкладов страхуется риск возникновения убытков, вызванных неисполнением договорных обязательств. Таким образом, страховой интерес заключается в недопущении указанного риска. Следовательно, обязательное страхование банковских вкладов является разновидностью имущественного страхования и в силу ст. 970 ГК РФ отнесено к специальным видам страхования.
4. Страхование строится на началах возмездности. Эта особенность страхового правоотношения означает, что страховая организация принимает на себя риск страхователя или выгодоприобретателя за уплату известной суммы. Расчет страховых платежей осуществляет страховщик. При этом В.И. Серебровский полагает, что использование в этом случае "статистических закономерностей" не является всеобщим и не может быть отнесено к числу отличительных характеристик страхования во всех его проявлениях <1>.
--------------------------------
<1> См.: Серебровский В.И. Указ. соч. С. 458.

Начало возмездности характерно и для страхования вкладов. В соответствии с ч. 3. ст. 6 Закона о страховании вкладов банки обязаны уплачивать страховые взносы в фонд обязательного страхования вкладов. В свою очередь, Агентство по страхованию вкладов обязано выплачивать страховое возмещение вкладчикам тех банков, в отношении которых наступил страховой случай. Такая обязанность возникает в течение трех рабочих дней со дня представления вкладчиком в АСВ соответствующих документов, но не ранее 14 дней со дня наступления страхового случая.
В соответствии с ч. 7 ст. 36 Закона о страховании вкладов базовая, дополнительная и повышенная дополнительная ставки страховых взносов устанавливаются советом директоров Агентства. Агентство обязано постоянно оценивать достаточность фонда страхования вклада для целей осуществления предстоящих выплат. В случае недостаточности фонда Агентство вправе обратиться в Правительство Российской Федерации с просьбой о выделении Агентству соответствующих денежных средств в виде бюджетного кредита, если рассчитанный правлением Агентства дефицит фонда обязательного страхования вкладов составляет не более 1 млрд рублей (ст. 41 Закона о страховании вкладов).
По данным Годового отчета Государственной корпорации "Агентство по страхованию вкладов" за 2008 год, утв. Советом директоров АСВ 17 марта 2009 г., в 2008 г. АСВ был сделан расчет размера фонда страхования вкладов, достаточного для осуществления прогнозируемых в 2009 г. выплат возмещения по вкладам. Для прогнозирования потоков средств Фонда применялась Методика оценки финансовой ус
Безымянная страница
Образцы договоров:
Формы договоров: Добровольное страхование
Формы договоров: аренда, лизинг, прокат
Образцы договоров: Страхование
Другие шаблоны договоров:
Вопрос - ответ:


Copyright 2009 - 2017 гг. Образцы договоров. All rights reserved.
При использовании материалов сайта активная гипер ссылка  обязательна!