Договоры банковского вклада и банковского счета: Монография
В работе проводится анализ основных проблем теории и практики применения законодательства о договоре банковского счета, банковского вклада, страховании вкладов с учетом изменившегося законодательства и позиций судебной практики.
§ 1. Обязанность банка возвратить вкладчику сумму вклада

После заключения договора банковского вклада на банк возлагаются три основные обязанности: вернуть вкладчику сумму вклада в порядке, установленном в договоре, выплатить ему вознаграждение в виде процентов за весь период пользования чужими средствами, а также предоставить вкладчику обеспечение возврата вклада одним из предусмотренных в законе способов. Если согласованный в договоре правовой режим вклада позволяет, то на банк возлагается также обязанность принимать от вкладчика дополнительные вклады (пополнение вклада).
Обязательство по возврату вклада должно выполняться банком в соответствии с условиями договора и с учетом требований п. 3 ст. 834 и ст. 861 ГК РФ.
Возврат вклада физическому лицу может быть произведен как наличными деньгами, так и в безналичном порядке.
Причем вкладчик-гражданин может дать распоряжение о перечислении суммы вклада на счет третьего лица. В соответствии с п. 1 ст. 834 ГК РФ по просьбе вкладчика-гражданина банк вместо выдачи вклада и процентов на него должен произвести перечисление денежных средств на указанный вкладчиком счет. Иное может быть предусмотрено законом.
Юридическому лицу - вкладчику банк вправе вернуть сумму вклада путем ее перечисления на один из расчетных счетов, принадлежащих этому клиенту. Право юридического лица - вкладчика требовать возврата суммы вклада на банковский счет третьего лица может быть предусмотрено законом в соответствии с абзацем вторым п. 3 ст. 834 ГК РФ.
На требование вкладчиков к банку о выдаче вкладов исковая давность не распространяется (ст. 208 ГК).
Норма п. 2 ст. 837 ГК РФ предоставляет гражданину, заключившему с банком договор о срочном вкладе, право требовать возврата всей суммы или ее части ранее установленного срока. Однако такое право у вкладчика отсутствует, если в соответствии с п. 2 ст. 837 и п. 3 ст. 844 ГК РФ договор банковского вклада был оформлен сберегательным сертификатом. В соответствии с п. 3 ст. 844 ГК РФ банк вправе выдавать сберегательные и депозитные сертификаты, условия которых не предусматривают право владельца сертификата на получение вклада по требованию. В этом случае такой сертификат должен содержать указание на отсутствие права вкладчика на досрочное получение вклада по требованию.
Действия вкладчика по досрочному истребованию вклада следует рассматривать как одностороннее изменение условий договора, возможность которого предусмотрена законом (ст. 310 ГК). В результате договор о срочном вкладе становится договором о вкладе до востребования.
Вкладчик является экономически более слабой стороной правоотношения, и поэтому в законодательство была включена норма о повышенной защите его интересов: условие договора об отказе гражданина от права получить вклад по первому требованию ничтожно, за исключением вкладов, внесение которых удостоверено сберегательным сертификатом, условия которого не предусматривают право вкладчика на получение вклада по требованию.
Право юридического лица, осуществляющего предпринимательскую деятельность, на досрочный возврат депозита может быть предусмотрено договором (ст. 310 ГК). В противном случае досрочный возврат допускается лишь с согласия банка. Право вкладчика - юридического лица на досрочный возврат вклада отсутствует, если договор банковского вклада оформлен депозитным сертификатом, в котором содержится указание на отсутствие у вкладчика права на досрочное получение вклада по требованию.
В практике возникла проблема определения срока исполнения обязательства банка по возврату вклада до востребования. Согласно мнению некоторых практических работников, в данном случае применима норма п. 2 ст. 314 ГК о семидневном льготном сроке исполнения обязательств со сроком, определенным моментом востребования. Представляется, что эта норма не применима к договорам банковского вклада до востребования по следующим причинам.
Во-первых, норма п. 2 ст. 314 ГК носит диспозитивный характер. Она применяется, если обязанность исполнения в другой срок не предусмотрена законом, иными правовыми актами, условиями обязательства или не вытекает из обычаев либо существа обязательства.
Иной подход при определении срока исполнения обязательства банка по возврату вкладов до востребования появился в результате многолетней банковской практики: банки выдают клиентам указанные вклады либо в день предъявления ими соответствующего требования, либо не позднее следующего за ним дня. Норма о семидневном сроке исполнения обязательств, срок исполнения которых не определен или определен моментом востребования, существовала и в прежнем гражданском законодательстве, но она никогда не применялась ко вкладам до востребования, в т.ч. и судебной практикой.
Во-вторых, редакция п. 1 ст. 837 ГК также позволяет сделать вывод о неприменении нормы п. 2 ст. 314 ГК. Согласно п. 1 ст. 837 ГК вклад до востребования должен быть выдан непосредственно по требованию вкладчика. Представляется, что выражение "по требованию" несопоставимо с 7-дневным льготным сроком, установленным п. 2 ст. 314 ГК.
Таким образом, правовой особенностью договора банковского вклада до востребования следует считать более короткий срок возврата суммы вклада по сравнению с нормой п. 2 ст. 314 ГК.
Для определения срока надлежащего возврата банком суммы вклада до востребования возможны два подхода.
Во-первых, выражение "по требованию", употребленное в п. 1 ст. 837 ГК, можно истолковать как правило о немедленном возврате суммы вклада.
Во-вторых, в силу п. 3 ст. 834 ГК можно применить к вкладам до востребования норму ст. 849 ГК о двухдневном сроке совершения расчетных операций по договору банковского счета.
Толкование нормы п. 1 ст. 837 ГК как требования о немедленном возврате вклада до востребования неудачно, учитывая значительность сумм отдельных вкладов. В этом случае банк обычно предлагает вкладчику "заказать наличные деньги". Вероятно, в указанной ситуации следует говорить о "разумном сроке" исполнения обязательства по возврату вклада до востребования.
Для определения пределов "разумности" этого срока допустимо применить норму ст. 849 ГК (п. 3 ст. 834 ГК РФ).
Таким образом, банк обязан выдать вкладчику вклад до востребования не позднее следующего рабочего дня после поступления соответствующего требования вкладчика.
На практике возникла проблема определения валюты платежа при возврате вклада, внесенного вкладчиком в иностранной валюте. В период банковского кризиса некоторые банки начали возвращать своим вкладчикам не иностранную валюту, а ее рублевый эквивалент, исчисленный по курсу Банка России на дату платежа. Для обоснования своих действий они делали ссылку на ст. 140 ГК, согласно которой единственным законным платежным средством на территории Российской Федерации является рубль. То есть банки отказывались возвращать вклад в иностранной валюте, предлагая вместо нее - "законное платежное средство".
Представляется, что такая позиция является необоснованной. Согласно п. 3 ст. 317 ГК использование иностранной валюты, а также платежных документов при осуществлении расчетов на территории Российской Федерации по обязательствам допускается в случаях, в порядке и на условиях, которые определены законом или в установленном им порядке. Случаи использования иностранной валюты для осуществления расчетов на территории Российской Федерации определены валютным законодательством.
В соответствии с подп. 2 п. 3 ст. 9 Закона о валютном регулировании резиденты вправе без ограничений совершать валютные операции, связанные с внесением в банковские вклады денежных средств и получением денежных средств резидентов с банковских вкладов (до востребования и на определенный срок).
Следовательно, если стороны правомерно договорились о расчетах в определенной иностранной валюте и добровольное исполнение ими такого обязательства валютному законодательству не противоречит, суд по требованию истца должен взыскать соответствующую задолженность в этой иностранной валюте <1>. В случае заключения договора банковского вклада в иностранной валюте надлежащее исполнение обязательства банка будет заключаться в возврате им суммы вклада именно в иностранной валюте. Поэтому норма о законном платежном средстве в данном случае неприменима, так как не отменяет принципа надлежащего исполнения обязательства. Аналогичной точки зрения придерживались суды общей компетенции. В Постановлении Президиума Московского городского суда от 25 мая 2000 г. сделан вывод, что банк должен исполнить свое обязательство по возврату вклада в той валюте, в какой был внесен вклад <2>.
--------------------------------
<1> См.: п. 10 информационного письма Президиума Верховного Арбитражного Суда РФ от 31 мая 2000 г. N 52 "Обзор практики рассмотрения арбитражными судами споров, связанных с применением законодательства о валютном регулировании и валютном контроле" // Вестник ВАС РФ. 2000. N 7.
<2> См.: Бюллетень ВС РФ. 2000. N 11.

Валютное обязательство банка по возврату вклада может быть заменено на рублевое только в одном случае. В соответствии со ст. 20 Закона о банках с момента отзыва у кредитной организации лицензии на осуществление банковских операций обязательства кредитной организации в иностранной валюте учитываются в рублях по курсу ЦБ РФ, действовавшему на день отзыва у кредитной организации указанной лицензии.
Из смысла решения Верховного Суда РФ по делу от 2 декабря 1999 г. N ГКПИ99-551 <1> вытекает, что норма ст. 20 Закона о банках регулирует лишь порядок бухгалтерского учета валютных обязательств банка после отзыва у него лицензии. Однако в Законе не содержится нормы о размере выплат кредиторам банка исходя из курса валюты на день отзыва лицензии по обязательствам, вытекающим из банковского вклада. Между тем в результате отзыва лицензии кредитная организация лишается не только рублевой, но и валютной банковской лицензии. Поэтому она не может производить расчеты с вкладчиками в иностранной валюте. Следовательно, возврат вкладов должен осуществляться только в рублях.
--------------------------------
<1> См.: Бюллетень ВС РФ. 2000. N 7.

Вопрос о курсе, на основании которого должен рассчитываться рублевый эквивалент валютного долга банка-банкрота перед вкладчиками, может быть решен на основании п. 1 ст. 4 Федерального закона от 26 октября 2002 г. N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" <1>. Им предусмотрено, что состав и размер денежных обязательств, выраженных в иностранной валюте, определяются в рублях по курсу, установленному ЦБ РФ, на дату введения каждой процедуры, применяемой в деле о банкротстве и следующей после наступления срока исполнения соответствующего обязательства. В соответствии с п. 1 ст. 64 ГК требования вкладчиков-граждан при ликвидации банков или других кредитных учреждений должны удовлетворяться в первую очередь.
--------------------------------
<1> См.: СЗ РФ. 2002. N 43. Ст. 4190.

Безымянная страница
Образцы договоров:
Формы договоров: Добровольное страхование
Формы договоров: аренда, лизинг, прокат
Образцы договоров: Страхование
Другие шаблоны договоров:
Вопрос - ответ:


Copyright 2009 - 2017 гг. Образцы договоров. All rights reserved.
При использовании материалов сайта активная гипер ссылка  обязательна!