Статья 308. Стороны обязательства

Комментарий к статье 308

1. Пункт 1 ст. 308 ГК РФ содержит указание на то, что в силу закона или договора может иметь место множественность на стороне должника или кредитора, т.е. ситуация, когда в качестве содолжников или сокредиторов выступает несколько лиц. В качестве примера установления солидаритета в обязательстве на уровне закона можно привести ст. 707 ГК РФ.
Также здесь указывается на то, что истечение срока исковой давности по требованию к одному из содолжников само по себе не затрагивает требований кредитора к остальным содолжникам. Так, например, если один из содолжников признал долг, это прервет срок давности только по требованию к этому содолжнику; по требованию к другому содолжнику срок давности истечет. Соответственно, может случиться так, что требование к одному из содолжников будет задавнено, но это не будет при делимости предмета обязательства препятствием к удовлетворению требования к другому содолжнику.
Наконец, согласно п. 1 комментируемой статьи недействительность требования к одному из содолжников сама по себе не затрагивает требований кредитора к остальным содолжникам. Так, например, если один из содолжников в момент заключения договора был признан недееспособным, сделка в части, затрагивающей участие этого содолжника в обязательстве, окажется ничтожной по п. 1 ст. 171 ГК РФ только в отношении этого недееспособного содолжника, в то время как требование кредитора к другому, дееспособному содолжнику останется действительным.
Более подробно вопросы множественности лиц в обязательстве урегулированы в ст. ст. 321 - 326 ГК РФ.
2. Пункт 2 достаточно четко указывает на то, что двусторонне обязывающий договор не равнозначен обязательству. Обязательство - это элементарная правовая связь между должником и кредитором. Поэтому в таких договорах имеют место несколько взаимных обязательств, в рамках которых каждая из сторон договора выступает либо в качестве должника, либо в качестве кредитора.
2.2. Договоры, возлагающие обязательства на обеих сторон, могут иметь разную природу.
Так, например, для оборота очень характерны синаллагматические договоры, порождающие взаимные обязательства, опосредующие обмен встречными экономическими предоставлениями (например, обязательство покупателя по оплате и обязательство продавца по передаче вещи в собственность). Это своего рода архетип договора, который встречается в обороте чаще всего. Подробнее о таких договорах см. комментарий к ст. 328 ГК РФ.
Но встречаются и такие договоры, которые возлагают обязательства на все стороны договора, но при этом не опосредуют экономический обмен. Так, например, по консенсуальному договору ссуды обязательства возлагаются как на ссудодателя (передать вещь во временное владение и пользование), так и на ссудополучателя (пользоваться ею в соответствии с ее назначением и вернуть вещь по окончании установленного срока). Другой пример: согласно п. 2 ст. 975 ГК РФ по договору поручения, не предусматривающему оплату услуг поверенного, доверитель все же обязан возместить поверенному понесенные им расходы. Это обязательство доверителя может так и не созреть, если расходы не будут понесены. Но если оно и созреет, это не делает такой договор синаллагматическим, так как возмещение расходов не является тем встречным предоставлением, в обмен на которое поверенный оказывает свои услуги.
Кроме того, не стоит забывать и о том, что могут заключаться договоры, которые возлагают на их стороны обязательства, исполнение которых служит не взаимному обмену встречными предоставлениями, а достижению некой общей цели или координации поведения в рамках некоего юридического сообщества (например, акционерное соглашение, соглашение участников ООО, договор простого товарищества).
2.3. Во всех подобных случаях договорное правоотношение намного шире элементарного обязательства, входящего в структуру такого правоотношения.
Такие договоры, возлагающие обязательства на все стороны договора, следует отличать от односторонне обязывающих договоров, по которым обязанной стороной является лишь одна из сторон (например, договор поручительства или консенсуальный договор дарения). Иногда считается, что здесь само договорное правоотношение, по сути, сводится к элементарному обязательству, и одна из сторон по определению выступает в качестве кредитора, а другая - в качестве должника. В то же время и в таких случаях не стоит забывать, что на кредитора могут возлагаться определенные дополнительные договорные обязанности (например, по добросовестному сотрудничеству, информированию и т.п.). Так что и здесь правовой эффект договора может оказаться шире элементарного обязательства.
2.4. Кроме того, не следует забывать, что существуют договоры, которые вовсе не порождают какие-либо обязательства в чистом виде, а влекут лишь сугубо распорядительный эффект (например, реальный договор дарения) или иной необязательственный правовой эффект (например, соглашение об уступке залогового старшинства).
3. Пункт 3 комментируемой статьи закрепляет важнейший принцип, вытекающий из идеи относительности обязательственной связи. Обязательство обязывает к тому или иному поведению исключительно его сторону и не создает обязанности для лиц, в обязательстве не участвующих. Так, заключение договора не может возложить на третьих лиц, не участвующих в заключении договора, те или иные договорные обязанности. Условия договора об ином должны считаться ничтожными по п. 2 ст. 168 ГК РФ как противоречащие императивной норме закона и при этом попирающие интересы лиц, в договоре не участвующих.
Так, например, п. 6 информационного письма Президиума ВАС РФ от 21 декабря 2005 г. N 103 указывает на то, что "условие соглашения о новации, в котором предусмотрено сохранение связанных с первоначальным обязательством дополнительных обязательств залогодателя, не являющегося должником, ничтожно".
Из этой нормы арбитражная практика по существу вывела еще более общий вывод о невозможности возложения соглашением сторон на третьих лиц не только обязательств или каких-либо иных обязанностей, но и любого иного бремени, риска и иных стеснений сферы их прав и интересов (см. абз. 5 п. 14 Постановления Пленума ВАС РФ от 17 ноября 2011 г. N 73; абз. 1 п. 9 Постановления Пленума ВАС РФ от 12 июля 2012 г. N 42; Постановление Президиума ВАС РФ от 8 февраля 2011 г. N 13534/10).
В связи с этим возникает вопрос о том, может ли закон допустить, что договор будет порождать обязанности для лиц, не участвующих в таком договоре. Норма п. 3 комментируемой статьи на такую возможность не указывает. Само по себе формально отсутствие фразы "если иное не установлено в законе" вряд ли может исключать саму возможность появления в специальных законах подобных норм, как минимум если наше право в связи со вступлением в силу новой нормы п. 1 ст. 307.1 ГК РФ окончательно признает приоритет норм об отдельных видах договоров, установленных специальными законами, перед общими нормами ГК РФ об обязательствах. Но конституционность такого рода законов, устанавливающих допустимость возложения по договору между двумя лицами обязательств на третьих лиц, не участвующих в договоре, может вызывать большие сомнения. В частности, такие сомнения вызывают положения ст. 36 Устава железнодорожного транспорта, ст. 79 Кодекса внутреннего водного транспорта Российской Федерации, ст. 15 Устава автомобильного транспорта и городского наземного электрического транспорта, ст. 111 Воздушного кодекса Российской Федерации, которые возлагают на грузополучателя обязанность приемки прибывшего к нему груза. Такая обязанность, безусловно, есть, если она возложена на него договором с грузоотправителем (при этом эта кредиторская обязанность именно перед грузоотправителем, а не перед перевозчиком). Но если в адрес лица прибывает груз, по поводу которого у него нет кредиторской обязанности по приемке, вытекающей из какого-либо договора с грузоотправителем, ни о какой обязанности по приемке речь идти не может. Иначе пришлось бы допустить, что договор перевозки, заключенный грузоотправителем и перевозчиком, сам по себе возлагает на лицо, которое грузоотправитель почему-то (например, по ошибке) указал в соответствующем транспортном документе в качестве грузополучателя, некую обязанность по приемке и хранению прибывшего незаказанного груза и сопряженные с этим расходы. Это грубо противоречило бы п. 3 ст. 308 ГК РФ и было бы явно неконституционно. Поэтому положения соответствующих транспортных законов, возлагающие на грузополучателя обязанность по приемке груза, следует толковать ограничительно и не распространять на случаи, когда лицу доставляется груз в отсутствие какого-либо договора этого лица с грузоотправителем или иного заключенного получателем груза договора, возлагающего на него такую кредиторскую обязанность.
3.1. Из положения комментируемой нормы следует, что стороны обязательства не могут выдвигать в отношении третьих лиц возражения, основанные на обязательстве между собой, равно как и третьи лица не могут выдвигать возражения, вытекающие из обязательства, в котором они не участвуют. Например, при переходе прав кредитора к другому лицу по договору об уступке требования должник в качестве возражения против требований нового кредитора не вправе ссылаться на неисполнение цессионарием обязательств по оплате права требования перед цедентом (п. 2 Постановления Пленума ВС РФ от 22 ноября 2016 г. N 54).
3.2. В то же время, как указано в комментируемом пункте, закон, иной правовой акт или соглашение сторон могут допустить, что обязательство будет предоставлять третьему лицу, формально не являющемуся стороной обязательства, определенные права. Такая ситуация имеет место, в частности, при заключении договора в пользу третьего лица (ст. 430 ГК РФ).

Возможно вас заинтересует эти образцы, формы и шаблоны договоров:
Безымянная страница
Образцы договоров:
Формы договоров: Добровольное страхование
Формы договоров: аренда, лизинг, прокат
Образцы договоров: Страхование
Другие шаблоны договоров:
Вопрос - ответ:


Copyright 2009 - 2017 гг. Образцы договоров. All rights reserved.
При использовании материалов сайта активная гипер ссылка  обязательна!