Статья 356. Договор управления залогом

Комментарий к статье 356

1. Одна из самых интересных новелл последней реформы залогового права - это положения о договоре управления залогом (ст. 356 ГК РФ).
1.1. Потребность в управлении залогом при множественности залогодержателей (горизонтальной или вертикальной), в общем-то, очевидна: под необходимостью управления залогом лежат те же самые экономические предпосылки, что и под возникшим в свое время институтом торговой компании в форме товарищества. При наличии нескольких лиц, преследующих хотя бы и самостоятельные имущественные интересы, но удовлетворение которых возможно только путем объединения усилий, требуется кто-то, кто мог бы сбалансировать эти интересы. Это необходимо для того, чтобы интересы участников гражданско-правового сообщества были достигнуты в форме, максимально эффективной и приемлемой для участников, объединивших свои усилия, и, кроме того, для того, чтобы минимизировать экономические издержки общей деятельности.
Так, например, договор управления залогом нередко заключается при синдицированном кредитовании, когда заемщика под залог того или иного актива кредитует целый пул банков.
Управляющий залогом как раз и нужен для того, чтобы, во-первых, сбалансировать интересы залогодержателей путем совершения действий, максимально направленных на удовлетворение требований, обеспеченных залогом, и, во-вторых, для снижения издержек, которые неизбежно образуются в случае, если залогодержатели будут действовать не общей волей, а как "лебедь, щука и рак".
Такому управляющему могут предоставляться как все, так и некоторые правомочия залогодержателей (как то: инспектирование предмета залога, информационный обмен и иное взаимодействие с залогодержателем, инициация обращения взыскания на предмет залога, сопровождение таких процедур и получение имущества в результате обращения взыскания, согласование тех или иных сделок залогодателя с предметом залога, согласование замены предмета залога и т.п.).
1.2. Согласно комментируемому пункту управляющий залога действует от имени и в интересах кредиторов.
Договор управления залогом может быть заключен в отношении будущего залога, и в этом случае управляющий является лицом, при посредстве которого возникают залоговые права, управление которыми будет осуществляться им впоследствии. Другая модель договора управления залогом - это передача ему в управление залогодержателями уже имеющихся у них залоговых прав (абз. 3 п. 1 ст. 356 ГК РФ).
Предметом договора законодатель называет "осуществление прав и обязанностей залогодержателя по договору залога" (абз. 2 п. 1 ст. 356 ГК РФ), за что залогодержатели обязуются "компенсировать управляющему залогом понесенные им расходы и уплатить ему вознаграждение". В общем-то, это определение является вполне традиционным для договоров о ведении чужих дел.
1.3. Однако из общей концепции, в которой управляющий рассматривается как лицо, экономически "постороннее" по отношению к передаваемым ему в управление правам (и потому, собственно, и является лицом, ведущим чужие дела), явно выбивается абз. 3 п. 1 ст. 356 ГК РФ, в котором упоминается о том, что "если залог возник ранее заключения договора управления залогом, управляющий залогом по соглашению о передаче договора залога (статья 392.3) вправе осуществлять в силу договора управления залогом все права и обязанности залогодержателя". Но ведь передача договора - это, по сути, форма одновременной уступки и перевода долга! То есть в этом случае речь уже точно не будет идти о том, что управляющий управляет чужими залоговыми правами: он будет управлять своими правами.
Как следует толковать данную норму?
Один из возможных вариантов толкования таков: следует констатировать, что в силу прямого указания в законе в такой ситуации происходит разрыв прав кредитора по обеспеченному долгу и прав залогодержателя. Но это вряд ли логично.
Против такого решения говорит то, что, во-первых, такой разрыв по общему правилу невозможен в силу принципа акцессорности. Во-вторых же, достаточно странно, что в случае заключения договора залога через управляющего такой разрыв происходить будет, а при передаче залогодержателю залоговых правомочий в управление - нет.
Соответственно, логично толковать данное положение таким образом: данная норма не вполне корректно говорит не о передаче права по ранее заключенному договору залога (т.е. о правопреемстве), а о предоставлении таких прав в управление, т.е. о предоставлении управляющему правомочий залогодержателей.
1.4. Особенностью обсуждаемой договорной конструкции является то, что по общему правилу кредиторы-залогодержатели не вправе осуществлять самостоятельно свои права и обязанности до момента прекращения договора управления залогом (абз. 4 п. 1 ст. 356 ГК РФ). Такое решение, отступающее от общих правил о представительстве, обычно объясняется природой отношений по управлению залогом: множественность залоговых прав на один и тот же объект не терпит разногласий, в этом случае эффективного обращения взыскания на залог может и не состояться. Однако управление залогом возможно и в случае, когда кредитор является единственным залогодержателем в отношении заложенного объекта. По всей видимости, в данном случае речь будет скорее идти о том, что такого рода договоры управления залогом ожидаемы в ситуации, когда кредитор не является профессиональным залогодержателем и ему нужна помощь управляющего, искушенного в соответствующих вопросах.
Разумеется, данная норма является диспозитивной (хотя она и не содержит оговорки о возможности установления иного в договоре управления залогом), и ее действие может быть отменено или изменено договором. Это следует как из общего принципа договорной свободы ("можно все, что не запрещено"), так и из абз. 2 п. 3 ст. 356 ГК РФ, в соответствии с которым договором управления залогом может быть установлено, что отдельные полномочия управляющий будет осуществлять с предварительного согласия залогодержателя, в чьих интересах он управляет залогом.
2. Управление залогом может осуществлять лишь субъект предпринимательской деятельности (п. 2 ст. 356 ГК РФ).
3. Управляющий залогом действует не от собственного имени (как, например, действует доверительный управляющий), а от имени залогодержателей, это следует из прямого указания в п. 1 настоящей статьи, из содержащейся в п. 3 ст. 356 ГК РФ ссылки на п. 4 ст. 185 ГК РФ об источнике полномочий представителя, а также из положений п. 6 ст. 356 ГК РФ о том, что в части, не урегулированной положениями ст. 356 ГК РФ, к обязанностям управляющего применяются правила о договоре поручения.
3.1. Сказанное означает, что в отношении управляющего залогом действуют общие требования, которые законодатель предъявляет в отношении лиц, ведущих чужие дела: он должен действовать разумно и осмотрительно в интересах хозяина дела. В п. 3 ст. 356 ГК РФ установлено, что управляющий залогом обязан осуществлять все права и обязанности залогодержателя по договору залога на наиболее выгодных для кредитора (кредиторов) условиях. Нарушение этой обязанности (относящейся к обязательству по приложению усилий) влечет за собой возникновение у залогодержателя права требовать возмещения убытков, причиненных неэффективным осуществлением прав залогодержателя.
4. Одним из возможных правомочий управляющего залогом является аккумуляция средств или иного имущества, получаемых при обращении взыскания на предмет залога или по иным основаниям от залогодателя (должника). Соответственно, встает вопрос о правах на это полученное управляющим имущество. Пункт 4 комментируемой статьи говорит о том, что данное имущество по общему правилу является долевой собственностью залогодержателей. Соответственно, данное имущество, полученное в результате реализации переданных управляющему в управление залоговых прав, не становится собственностью управляющего и на него не может быть обращено взыскание по его долгам. Естественно, это применимо только к случаям, когда управляющий получил в результате реализации залоговых прав вещи (например, оставил предмет залога за собой по правилам п. 5 ст. 350.2 ГК РФ).
Если управляющий получил в рамках реализации залога денежные средства, они поступают на его счет и подлежат распределению между залогодержателями пропорционально объему их требований к должнику. С целью исключения обращения взыскания на эти средства по долгам управляющего до их распределения в договоре управления залогом логично устанавливать обязанность управляющего зачислять такие средства на номинальный счет (ст. ст. 860.1 - 860.7 ГК РФ).
5. Сам по себе тот факт, что содержащийся в п. 5 ст. 356 ГК РФ перечень оснований прекращения договора управления залогом не содержит указания на то, что иные основания для прекращения этого договора могут быть предусмотрены самим договором, не означает, что эта норма является императивной. Она содержит лишь специфические основания для прекращения договора управления залогом; все остальное (т.е. введение иных оснований прекращения договора) является делом сторон, которые в рамках принципа договорной свободы вправе предусмотреть, что договор прекратится и при наступлении иных обстоятельств.
5.1. Что происходит с договором управления залогом при изменении залогодержателя? ГК РФ не содержит прямого ответа на этот вопрос. Представляется, что договор управления залогом должен прекращаться в отношении данного залогодержателя, уступившего свои права по обеспеченному долгу. При этом договор остается в силе в отношении иных участвующих в нем залогодержателей.
В то же время при уступке прав по обеспеченному долгу цедент и цессионарий могут договориться и о передаче цессионарию прав и обязанностей по договору управления залогом. Для того чтобы этот вариант сработал в договоре управления залогом, все его стороны должны согласиться на возможность такой замены стороны договора. Более того, в договоре управления залога может быть указано на то, что залогодержатель обязан обеспечить передачу своих прав и обязанностей по договору управления залога цессионарию (новому залогодержателю) по правилам ст. 392.3 ГК РФ.
Кроме того, возможно, в самом договоре залога может быть предусмотрено, что отчуждение прав по обеспечиваемому требованию и залогу влечет автоматическое включение нового залогодержателя в число сторон договора управления залога. Цессионарий, приобретающий права по обеспеченному долгу и залогу, имеет возможность ознакомиться с таким условием и принимать осознанное решение о приобретении таких прав и, соответственно, о вступлении в договор управления залога. Впрочем, эта конструкция принуждения приобретателя права к участию в договоре, заключенном правопредшественником в отношении порядка осуществления этого права с третьими лицами, в российском праве пока не разработана, хотя и встает не только в контексте данной ситуации, но и в ряде иных случаев (например, при продаже одним из акционеров, участвующих в акционерном соглашении, своих акций третьим лицам).
6. Законодатель довольно любопытно урегулировал два типа отношений, возникающих в результате заключения и исполнения договора управления залогом.
6.1. Первый тип отношений - это отношения управляющего залогом и залогодержателей. В этом случае законодатель исходит из того, что это типичные отношения между лицом, ведущим чужое дело, и хозяином дела, и потому к ним подлежат применению нормы ГК РФ об обязанностях поверенного в отношении доверителя. Это положения ст. ст. 973 и 974 ГК РФ (обязанность исполнять данное поручение в соответствии с указаниями доверителя; обязанность уведомить доверителя о допущенных отступлениях от данных указаний; обязанность лично исполнять данное поручение; обязанность сообщать доверителю по его требованию все сведения о ходе исполнения поручения; обязанность передавать доверителю без промедления все полученное по сделкам, совершенным во исполнение поручения; по исполнении поручения или при прекращении договора поручения до его исполнения обязанность без промедления возвратить доверителю доверенность, срок действия которой не истек, и обязанность представить отчет с приложением оправдательных документов).
6.2. Второй тип отношений - это отношения залогодержателей между собой. К взаимным правам и обязанностям залогодержателей применяются правила о договоре простого товарищества. В целом это вполне разумно, так как общей целью залогодержателей является реализация предмета залога по максимально высокой цене с последующим разделом вырученной суммы в соответствии с правилами о залоговой множественности.
Так, к договору управления залогом подлежат применению правила ГК РФ о взаимных правах на информацию (ст. 1045 ГК РФ); право на расторжение договора по уважительной причине (ст. 1052 ГК РФ); право на распределение прибыли (ст. 1048 ГК РФ) и обязанность по несению бремени расходов (ст. 1046 ГК РФ); право на отказ от бессрочного договора товарищества (ст. 1051 ГК РФ).
6.3. При этом следует обратить внимание на то, что законодатель включает в комментируемый пункт оговорку о том, что нормы о поручении и товариществе не подлежат применению в случае, если это будет противоречить природе отношений по управлению залогом. В частности, не должны применяться положения о праве доверителя в одностороннем порядке без каких-либо оснований отказаться от договора (ст. 978 ГК РФ) без согласования с другими кредиторами. В противном случае центральная идея управления залогами - связанность всех залогодержателей - оказывается совершенно недостижимой.
В то же время отказ от договора одного из кредиторов по причине нарушения договора управляющим, видимо, вполне возможен.
6.4. Непростой вопрос - характер нормы п. 6 ст. 356 (императивный или диспозитивный). С одной стороны, в норме отсутствует оговорка о ничтожности положений договора управления залогом в случае отступления от положений ГК РФ о поручении и простом товариществе. С другой стороны, сами нормы гл. 49 и 55 ГК РФ могут быть оценены как императивные или диспозитивные. По всей видимости, именно с этой точки зрения и надо подходить к тому, будет ли применение положений о поручении и товариществе в отношении договора управления залогом иметь императивный или диспозитивный характер. Иначе говоря, следует определять природу каждой из соответствующих норм о поручении и простом товариществе, и в зависимости от этого решать вопрос о праве сторон управления залогом отступить от этой нормы.
6.5. Из применения к отношениям управляющего и кредиторов правил о договоре поручения и реализации в ГК РФ представительской модели управления залогом следует один важный вопрос: может ли один из кредиторов отозвать полномочия управляющего? Из самой природы описанной конструкции, видимо, следует, что это невозможно, как минимум тогда, когда на участие в договоре согласились несколько кредиторов. Но для того чтобы соответствующие полномочия носили безотзывный характер, в силу ст. 188.1 ГК РФ доверенность, выдаваемая управляющему, должна быть оформлена нотариально. Следует ли из этого, что договор управления залогом, исключающий возможность произвольного отзыва полномочий управляющего, должен удостоверяться нотариально? Пока данный вопрос в российском праве не разрешен.
6.6. Из представительной модели следует также вывод о том, что в соответствующих правоустанавливающих реестрах залога (например, в ЕГРП, ЕГРЮЛ, частных реестрах акционеров) в качестве залогодержателей будет числиться не управляющий залогом, а кредиторы. Это не вполне удобно, так как при интенсивном обороте обеспеченных залогом обязательственных прав требуется постоянное переоформление соответствующих записей в реестре. Логичное решение этой проблемы пока неочевидно. Его можно было бы найти, если в ГК РФ была бы реализована иная модель, при которой управляющий действовал в интересах залогодателей от своего имени. Но законодатель в тексте комментируемой нормы явно выбрал иной подход.

Возможно вас заинтересует эти образцы, формы и шаблоны договоров:
Безымянная страница
Образцы договоров:
Формы договоров: Добровольное страхование
Формы договоров: аренда, лизинг, прокат
Образцы договоров: Страхование
Другие шаблоны договоров:
Вопрос - ответ:


Copyright 2009 - 2017 гг. Образцы договоров. All rights reserved.
При использовании материалов сайта активная гипер ссылка  обязательна!