Статья 328. Встречное исполнение обязательства

Комментарий к статье 328

1. Пункт 1 ст. 328 ГК РФ дает определение встречного исполнения обязательств - понятия, оказывающегося центральным для некоторых из норм, закрепленных в комментируемой статье.
На самом деле для некоторых указанных в п. п. 2, 3 ст. 328 ГК РФ средств защиты вопрос о наличии встречного исполнения вовсе не имеет никакого значения: например, отказ от своего встречного исполнения при нарушении обязательств другой стороной или возникновении обстоятельств, очевидно свидетельствующих о том, что такое нарушение произойдет в будущем. Как будет показано в комментарии к п. 2 ст. 328 ГК РФ, право на отказ от своего встречного исполнения может быть реализовано, пожалуй, только в контексте договорных обязательств и является по сути отказом от договора. Отказ же от договора увязан с существенностью нарушения, а не с наличием какой-либо особой взаимосвязи между нарушенным обязательством и обязательствами кредитора. Более того, помещение норм об отказе от договора в п. 2 ст. 328 ГК РФ вместе с нормами о приостановлении исполнения и привязка обоих институтов к понятию встречности исполнения являются большой ошибкой законодателя, который попытался в двух-трех предложениях в рамках одной статьи урегулировать целый веер разных мало связанных между собой институтов.
В то же время для такого института, как приостановление исполнения, вопрос о наличии встречности, т.е. достаточной для применения этого института связи между не исполненным одной из сторон и приостанавливаемым другой стороной обязательствами, крайне актуален.
1.1. Как же ГК РФ определяет встречность исполнения? Согласно п. 1 ст. 328 ГК РФ встречным признается исполнение должника, которое обусловлено исполнением другой стороной своих обязательств перед должником. Иначе говоря, речь идет о лежащих на сторонах договора двух встречных обязательствах, находящихся в определенной связи, которая позволяет говорить об их взаимной обусловленности. Это означает, что положения ст. 328 ГК РФ применимы отнюдь не ко всем взаимным обязательствам, а только к тем из них, которые взаимно обусловлены. В этом проявляется отличие понятия встречности в контексте данной статьи и того же понятия в контексте норм о зачете: для целей зачета однородные требования считаются встречными потому, что они связывают стороны между собой (какой-то взаимосвязи между двумя встречными прекращаемыми обязательствами не требуется); для целей же применения ст. 328 ГК РФ понятие встречности носит более узкий характер и требует нахождения элемента взаимной обусловленности.
1.2. Когда же можно говорить о взаимной обусловленности обязательств сторон договора? Прежде всего такая ситуация возникает тогда, когда два обязательства вытекают из одного договорного правоотношения. Но из этого не следует делать вывод, что любые взаимные обязательства сторон договора взаимно обусловлены. Такая взаимная обусловленность возникает прежде всего тогда, когда речь идет об основных обязательствах двух сторон по осуществлению встречных предоставлений в рамках синаллагматических договоров, опосредующих взаимный обмен экономическими благами.
Суды не всегда следовали идее о том, что ст. 328 ГК РФ применима к обоим взаимным обязательствам, вытекающим из синаллагматического договора, в силу самой природы такого договора обменного типа. Так в 90-е г. XX в. встречались решения судов, которые не признавали встречность исполнений и применимость ст. 328 ГК РФ даже в тех случаях, когда в договоре было прямо предусмотрено, что одна сторона исполняет свое обязательство после осуществления исполнения другой стороной. Суды в таких случаях, видимо, считали, что необходимо прямое указание в договоре на встречность обязательств (см. Постановление Президиума ВАС РФ от 16 декабря 1997 г. N 4897/97). Также иногда встречалось и такое толкование п. 1 ст. 328 ГК РФ, из которого вытекает, что встречным исполнением является исполнение договора той стороной, которая должна осуществить исполнение второй по очереди строго при условии и после получения исполнения от контрагента. Такая интерпретация также в корне неверна. Из нее формально следовал странный вывод о том, что положения п. 2 ст. 328 ГК РФ о приостановлении исполнения не может применить поставщик, для которого наступает срок поставки очередной партии, если при этом покупатель не оплатил предыдущую ранее отгруженную партию. Ведь в последнем случае срок поставки последующей партии напрямую не привязан к оплате покупателем предыдущей.
Оба этих неверных подхода выводились из толкования прежней редакции п. 1 ст. 328 ГК РФ, согласно которой "встречным признается исполнение обязательства одной из сторон, которое в соответствии с договором обусловлено исполнением своих обязательств другой стороной". Некоторые ученые и суды считали, что фраза "в соответствии с договором" означает, что встречность, т.е. взаимная обусловленность, должна быть прямо зафиксирована в контракте.
Эти подходы нелогичны. На самом деле в двусторонних синаллагматических договорах исполнение каждой из сторон своего основного обязательства обусловлено исполнением договора контрагентом. Предоплата уплачивается с условием, что в обмен последует поставка, а товар с условием об отсрочке платежа поставляется с условием, что в обмен другой стороной будет осуществлена оплата. В равной степени являются встречными оба основных взаимных обязательства сторон договора аренды (предоставление вещи во владение и пользование и внесение арендных платежей). На то, что в двусторонних синаллагматических договорах оба взаимных исполнения являются встречными, справедливо в последнее время указывается в судебной практике (п. 10 информационного письма Президиума ВАС РФ от 11 января 2002 г. N 66, а также Постановления Президиума ВАС РФ от 9 апреля 2013 г. N 13689/12, от 25 декабря 2012 г. N 9924/11). Этот же подход прямо закреплен и в п. 4 ст. III.-1:102 Модельных правил европейского частного права, согласно которому обязательство является встречным по отношению к другому обязательству, если среди прочего "обязанность должна быть исполнена в обмен на исполнение другой обязанности".
В целях окончательного закрепления этой правильной точки зрения в новой редакции п. 1 ст. 328 ГК РФ, вступившей в силу с 1 июня 2015 г., фразу "в соответствии с договором" из данной нормы изъяли.
Иначе говоря, если взаимные обязательства находятся в прямой синаллагматической связи, т.е. обусловливают встречный обмен основными имущественными предоставлениями, входящими в предмет договора (например, обязанность по оплате и встречная обязанность по поставке), искомая взаимная обусловленность налицо по определению. Положения ст. 328 ГК РФ о приостановлении исполнения применимы прежде всего именно к таким взаимным обязательствам. Взаимная обусловленность здесь вытекает из самой природы синаллагматических договоров, из существа отношений.
Этот подход нашел поддержку и в практике ВС РФ. В п. 57 Постановления Пленума ВС РФ от 22 ноября 2016 г. N 54 на сей счет указано следующее: "Встречным признается исполнение обязательства одной из сторон, которое обусловлено исполнением другой стороной своих обязательств, вне зависимости от того, предусмотрели ли стороны очередность исполнения своих обязанностей (пункт 1 статьи 328 ГК РФ). Например, по общему правилу в договоре купли-продажи обязанность продавца передать товар в собственность покупателя и обязанность последнего оплатить товар являются встречными по отношению друг к другу".
1.3. Но как обстоят дела с многочисленными дополнительными договорными обязанностями, которые хотя и не находятся в непосредственной синаллагматической связи и не опосредуют обмен основными встречными предоставлениями в рамках синаллагматического договора, но сопровождают такие основные обязательства (например, информировать, представить отчет, осуществлять гарантийный ремонт, уплатить неустойку в случае нарушения и т.п.)? Можно ли и в таких случаях говорить о встречном исполнении? Например, встает вопрос: является ли встречным исполнение обязательства поставщика по ремонту ранее отгруженной продукции по отношению к обязательству покупателя по оплате новой партии? Или обязательство арендодателя по осуществлению капитального ремонта сданного в аренду здания по отношению к обязательству арендатора по обеспечению текущего ремонта того же здания? Или обязательство по уплате неустойки за просрочку ранее поставленной партии товара по отношению к обязательству поставщика отгрузить следующую партию в рамках графика поставки?
Как будет далее показано, положения п. 2 ст. 328 ГК РФ о приостановлении встречного исполнения могут применяться и в таких случаях, когда обязательства не находятся в прямой синаллагматической связи, но только если взаимная обусловленность таких обязательств между собой вытекает из принципов разумности, справедливости и добросовестности. В данном случае встречность исполнений для целей применения норм п. 2 ст. 328 ГК РФ о приостановлении исполнения предопределяется фактической экономической взаимосвязью, которая связывает оба исполнения настолько, что удовлетворение требования одной стороны без учета исполненности этой стороной своего обязательства по отношению к контрагенту будет противоречить принципам добросовестности, разумности и справедливости. Иначе говоря, здесь взаимная обусловленность не предопределена природой договора и не следует из непосредственной синаллагматической, обменной связи предоставлений, а зависит от контекста и политико-правовых соображений.
Тот же подход прямо закреплен и в п. 4 ст. III.-1:102 Модельных правил европейского частного права, согласно которому обязательство является встречным по отношению к другому обязательству не только в случае, когда исполнение одного обязательства осуществляется в обмен на исполнение другого, но и тогда, когда одно обязательство "настолько явно связано с другим обязательством или его предметом, что исполнение одного обязательства разумно понимается как зависящее от исполнения другого обязательства".
При этом взаимная обусловленность обязательств сторон по отношению друг к другу по этому второму типу может проистекать не только из синаллагматического, но и из иных договоров, в рамках которых изначально возникают или при определенных условиях могут возникнуть взаимные обязательства контрагентов (например, договоры ссуды, простого товарищества, акционерные соглашения и т.п.).
1.4. Могут ли обязательства сторон быть взаимно обусловлены (т.е. носить встречный характер) за рамками сугубо договорных отношений? Конечно же, отказ от своего встречного исполнения, означая не что иное, как отказ от договора, видимо, не может быть мыслим за рамками договорных обязательств. Но вот приостановление исполнения действительно может обсуждаться в контексте обязательств внедоговорных. Представляется, что теоретически приостановление исполнения может быть востребовано, в частности, при расторжении договора и возникновении взаимных обязательств по возврату полученного (например, уплаченной цены и полученного товара), в силу ст. 453 ГК РФ исполняемых по правилам о неосновательном обогащении. Нормы ст. 328 ГК РФ о праве приостановить исполнение до момента исполнения встречного обязательства могут, видимо, также применяться и к двусторонней реституции по недействительному договору.
В то же время в российском праве эти аспекты применения ст. 328 ГК РФ практически не разработаны.
В частности, не вполне понятно, как может применяться право приостановить исполнение при двусторонней реституции, если такую реституцию обычно присуждает суд, выдавая два исполнительных листа, реализация которых осуществляется чаще всего разными подразделениями ФССП России. Вероятно, без внесения каких-либо изменений в процессуальное законодательство реализовать механизм приостановления исполнения, заложенный в п. 2 ст. 328 ГК РФ, в контексте двусторонней реституции невозможно. Также нет ясности и в вопросе о специфике применения права приостановить исполнение в отношении случая с двусторонним возвратом полученного при расторжении договора. Дело в том, что чаще всего такое расторжение является следствием нарушения договора одной из сторон. В подобных ситуациях, вероятнее всего, бремя осуществления "первого шага" должно быть возложено на нарушителя договора. Соответственно право приостановить исполнение должно принадлежать пострадавшей стороне, но не нарушителю.
В дальнейшем мы в рамках настоящего комментария сконцентрируемся на встречных договорных обязательствах.
2. Пункт 2 ст. 328 ГК РФ признает два способа защиты, применение которых возможно в случае неосуществления оговоренного в договоре исполнения. Первый из них - это право на отказ от осуществления своего встречного исполнения. Второй - право приостановить свое встречное исполнение.
2.1. Положение п. 2 ст. 328 ГК РФ о праве на отказ от осуществления встречного исполнения означает не что иное, как указание на право на отказ от договора. Отказываясь осуществлять свое встречное исполнение, пострадавший от нарушения договора контрагент тем самым заявляет о прекращении договорной связи (т.е. расторжении договора в форме одностороннего отказа) в целом или в пропорциональной части. На это указывают и п. 1 Постановления Пленума ВАС РФ от 6 июня 2014 г. N 35, и более ранняя практика Президиума ВАС РФ (Постановление от 3 декабря 2002 г. N 2430/02).
Фактически данное положение п. 2 ст. 328 ГК РФ является одним из тех случаев, когда в силу прямого указания в законе допускается право на отказ от договора. Соответственно, если одна из сторон двустороннего синаллагматического договора не осуществила согласованное исполнение и это нарушение является существенным, другая сторона вправе отказаться от договора в одностороннем порядке (подробнее см. комментарий к ст. ст. 450 - 450.1 ГК РФ).
Условием для реализации таких правомочий, согласно п. 2 ст. 328 ГК РФ, является непредоставление стороной предусмотренного договором исполнения. Из смысла этой формулировки следует, что право на отказ от встречного исполнения возникает не только в случае просрочки, но и при осуществлении ненадлежащего исполнения.
При этом из применения п. 3 ст. 1 и ст. 10, а также из п. 2 ст. 450 ГК РФ вытекает, что в случае ненадлежащего исполнения дефект, допущенный должником при осуществлении исполнения, должен быть достаточно существенным, чтобы оправдать отказ от договора. Это следует из того, что существенность нарушения является универсальным ограничителем права на расторжение договора, в то время как право на отказ от своего встречного исполнения, как будет показано ниже, является не чем иным, как правом на отказ от договора, т.е. влечет его расторжение во внесудебном порядке (о существенном нарушении см. комментарий к п. 2 ст. 450 ГК РФ).
2.2. То же требование существенности дефекта при ненадлежащем исполнении применимо и к такому упомянутому в п. 2 ст. 328 ГК РФ средству защиты, как приостановление исполнения. Так, в одном из судебных решений ВАС РФ признал обоснованным приостановление внесения арендной платы при передаче арендатору помещения, непригодного для использования по назначению (Постановление Президиума ВАС РФ от 2 марта 1999 г. N 6435/98). Критерий существенности может быть выведен из аналогии закона или принципов разумности, справедливости и добросовестности (ст. 6 ГК РФ). При этом для обоснования права на отказ от встречного исполнения дефект должен быть более существенным, чем для обоснования права на приостановление встречного исполнения. Это связано с тем, что отказ от встречного исполнения (отказ от договора) является более радикальным и жестким вариантом защиты прав контрагента. Такое гибкое решение диктуется принципом соразмерности применения гражданско-правовых санкций: чем жестче санкция, тем более серьезным должно быть нарушение, чтобы оправдать применение такой санкции.
2.3. Положение п. 2 ст. 328 ГК РФ о праве приостановить встречное исполнение при неполучении согласованного исполнения от контрагента закрепляет важный способ защиты, известный практически всем правопорядкам мира и актам международной унификации договорного права (см. ст. 7.1.3 Принципов УНИДРУА, ст. III.-3:401 Модельных правил европейского частного права). Этот институт известен европейскому праву, восходя в историческом плане к институту возражения о неисполнении договора другой стороной (exceptio non adimpleti contractus). Если одна из сторон двустороннего синаллагматического договора не осуществляет оговоренное исполнение, другая сторона может правомерно задержать свое встречное исполнение. Таким же правом обладает пострадавший от нарушения договора кредитор, если встречность нарушенного и приостанавливаемого обязательств не вытекает из их строгой синаллагматической связи, а предопределяется существом отношений и принципами разумности, справедливости и добросовестности (см. комментарий к п. 1 настоящей статьи в отношении понимания категории встречности).
При применении этого способа защиты прав кредитора следует иметь в виду следующее.
(а) Для применения такого средства защиты, как приостановление исполнения, необходимо, чтобы имело место нарушение обязательства, которое теоретически может быть устранено в будущем. Дело в том, что приостановление исполнения имеет целью простимулировать должника исполнить договор. Если отказ от договора прекращает договорную связь, приостановление откладывает встречное исполнение до момента устранения допущенного нарушения. Соответственно, если нарушение договора носит неустранимый характер (например, разглашение конфиденциальной информации в нарушение соответствующего обязательства по неразглашению), вопрос о приостановлении исполнения вставать не будет.
(б) Приостановление исполнения по сути означает одностороннее изменение срока исполнения обязательства, легализованное комментируемой нормой. Сторона, приостановившая исполнение, не будет считаться нарушителем договора и нести какую-либо ответственность за просрочку. Более того, на период легитимного приостановления исполнения эта сторона не может быть принуждена по суду к исполнению своего обязательства в натуре.
(в) Право приостановить исполнение востребовано в первую очередь в тех случаях, когда в договоре или законе не предусмотрено, что одна из сторон осуществляет свое исполнение (последующее исполнение) при условии предварительного осуществления исполнения другой стороной (предшествующее исполнение). Если, как это часто бывает, в договоре установлено, что одна сторона исполняет свое встречное обязательство в течение определенного срока после осуществления исполнения другой стороной (что прямо допускается нормой п. 1 ст. 314 ГК РФ), в приостановлении исполнения как некоем способе защиты договорных прав нет никакой нужды. В таком случае встречное исполнение не должно осуществляться в силу ненаступления срока. Соответствующее обязательство, опосредующее последующее исполнение, здесь просто не будет считаться созревшим. Смещение срока исполнения в таком случае происходит автоматически, не в порядке изменения договора, а в строгом соответствии с алгоритмом, закрепленным в договоре. В тех же случаях, когда осуществление последующего исполнения при условии осуществления контрагентом предшествующего исполнения в договоре или законе прямо не предписано и сроки исполнения встречных обязательства друг от друга не зависят, оказывается востребовано право приостановить встречное исполнение, упомянутое в п. 2 ст. 328 ГК РФ.
В то же время следует отметить, что суды не всегда видят это различие между действием правила п. 1 ст. 314 ГК РФ о привязке срока последующего исполнения к моменту осуществления предшествующего исполнения, с одной стороны, и правила п. 2 ст. 328 ГК РФ о праве приостановить встречное исполнение - с другой. Так, например, в п. 23 Постановления Пленума ВС РФ от 22 ноября 2016 г. N 54 указано следующее: "По смыслу пункта 1 статьи 314 ГК РФ, статьи 327.1 ГК РФ срок исполнения обязательства может исчисляться в том числе с момента исполнения обязанностей другой стороной, совершения ею определенных действий или с момента наступления иных обстоятельств, предусмотренных законом или договором. Если действия кредитора, совершением которых обусловлено исполнение обязательства должником, не будут выполнены в установленный законом, иными правовыми актами или договором срок, а при отсутствии такого срока - в разумный срок, кредитор считается просрочившим (статьи 328 или 406 ГК РФ)". Как мы видим, Суд исходит из того, что в случаях, когда условием, к которому привязан срок исполнения обязательства, является исполнение кредитором кредиторской обязанности, речь идет о просрочке кредитора. Там же, где имеет место прямая привязка срока исполнения обязательства к моменту исполнения того или иного полноценного встречного обязательства кредитора, Суд отсылает к ст. 328 ГК РФ. Последнее нелогично, так как в случае прямой привязки срока встречного исполнения к моменту осуществления предшествующего исполнения по правилам п. 1 ст. 314 ГК РФ апеллировать к праву приостановления исполнения по ст. 328 ГК РФ нет необходимости.
(г) Приостановление исполнения всегда возможно в тех случаях, когда срок исполнения встречного обязательства не привязан к моменту осуществления предшествующего исполнения, но нарушенное и встречное обязательство находятся в прямой синаллагматической связи, т.е. опосредуют встречный обмен основными имущественными предоставлениями, входящими в предмет договора. Так, например, если арендодатель блокирует арендатору доступ в арендованное помещение, нарушая тем самым свое основное обязательство по обеспечению возможности владеть и пользоваться арендуемым помещением, арендатор вправе приостановить внесение арендных платежей на весь срок, в течение которого у него не было возможности реализовать свои договорные права (Постановление Президиума ВАС РФ от 9 апреля 2013 г. N 13689/12). Другой пример: если покупатель уклонился от исполнения своего обязательства по открытию аккредитива для осуществления расчетов по договору, продавец вправе приостановить передачу вещи (Постановление Президиума ВАС РФ от 25 декабря 2012 г. N 9924/11).
(д) В случае неосуществления контрагентом своего исполнения в назначенный срок другая сторона, у которой наступает срок исполнения ее встречного обязательства, находящегося в синаллагматической связи с нарушенным обязательством, вправе отсрочить (приостановить) свое встречное исполнение на то количество дней, на которое просрочил свое исполнение контрагент. Так, например, если покупатель не внес предоплату, которую он должен был внести до 1 февраля, вовремя, а внес ее лишь 15 февраля, то продавец, чье встречное обязательство по поставке должно было быть исполнено до 1 марта, вправе соразмерно отодвинуть срок поставки на 15 дней.
В то же время такое смещение сроков может быть в отдельных ситуациях признано недобросовестным (п. 3 ст. 1, п. 1 ст. 10 ГК РФ), если просрочка, допущенная должником, была незначительной, не могла повлиять на способность кредитора осуществить свое встречное исполнение в назначенный срок и при этом очевидно, что своевременное исполнение своего встречного обязательства кредитором имеет принципиальное значение для должника. Так, если в описанном примере возможность поставщика отгрузить товар к 1 марта никак не подрывалась в связи с 15-дневной просрочкой во внесении предоплаты, допущенной покупателем, и при этом поставщику очевидно, что для покупателя поставка строго к определенной дате имеет принципиальное значение (например, закупка стендов к выставке), смещение сроков поставки строго на те самые 15 дней может с учетом конкретных обстоятельств быть признано злоупотреблением правом.
(е) Если просроченным исполнением и подлежащим приостановлению встречным исполнением являются исполнения, не находящиеся в прямой синаллагматической связи, приостановление исполнения, как уже отмечалось, возможно, только если это соответствует принципам разумности, соразмерности и добросовестности; в данном случае взаимная обусловленность двух обязательств сторон носит не формальный характер, а вытекает из существа договорных отношений.
Так, например, внесение арендатором арендных платежей не находится в прямой синаллагматической связи с обязательством арендодателя обеспечить арендуемое помещение электроэнергией. Поэтому, если арендатор задержал внесение арендной платы, право арендодателя приостановить подачу электроэнергии в арендуемое помещение следует оценить с точки зрения принципов добросовестности, разумности и соразмерности. Судебная практика нередко относится к таким случаям приостановления исполнения негативно (Постановление Президиума ВАС РФ от 6 апреля 2000 г. N 7349/99). В равной степени сомнительно право поставщика приостановить поставку товара в случае невнесения покупателем согласованной в договоре неустойки, начисленной за просрочку в оплате ранее поставленной по договору продукции.
В то же время право покупателя приостановить внесение промежуточных платежей в рамках графика рассрочки платежа в ответ на уклонение продавца от осуществления гарантийного ремонта поставленной ранее продукции представляется соответствующим принципам разумности, соразмерности и добросовестности. Также следует признать разумным, соразмерным и добросовестным приостановление исполнения стороной одного из своих обязательств по очередному этапу в случае просрочки другой стороны в оплате предшествующего этапа взаимодействия (например, при поставке товара партиями). В равной степени в судебной практике признается допустимым приостановление лизингополучателем внесения лизинговых платежей при отказе лизингодателя уступить ему право на получение страхового возмещения при гибели застрахованного в пользу лизингодателя предмета лизинга (п. 7 Постановления Пленума ВАС РФ от 14 марта 2014 г. N 17).
При этом в описанных выше случаях, когда приостанавливается встречное исполнение обязательства, не находящегося в прямой синаллагматической связи с нарушенным другой стороной обязательством, следует иметь в виду, что право на приостановление возникает только в том случае, если нарушенное обязательство не исполнено к моменту наступления срока встречного исполнения. Если нарушенное обязательство к этому сроку исполнено, контрагент должен осуществить свое встречное исполнение в согласованный срок. Кроме того, в тот момент, когда просроченное исполнение все-таки будет осуществлено, возникшее ранее право приостановить исполнение отпадает, и контрагент обязан немедленно осуществить исполнение. Так, например, если поставщик после некоторой задержки в гарантийном обслуживании поставленного оборудования все-таки устранит нарушение, право покупателя задержать оплату очередных платежей в рамках графика рассроченных платежей немедленно отпадает, и покупатель должен возобновить платежи без задержки. В этом наблюдается отличие приостановления исполнения в подобных случаях от приостановления исполнения по встречным обязательствам, находящимся в прямой синаллагматической связи: в последнем случае, как уже отмечалось выше, контрагент по общему правилу вправе отсрочить свое встречное исполнение на период, соразмерный периоду просрочки другой стороны.
(ж) Право не исполнять встречное обязательство утрачивается, если должник попытался исполнить свое обязательство, но не смог довести исполнение до конца по причине просрочки кредитора (например, отказа кредитора принимать предложенное исполнение). Этот вывод вытекает из толкования п. 3 ст. 405 и ст. 406 ГК РФ: просрочка должника не течет, если наступила просрочка кредитора. А раз нет просрочки должника, то кредитор теряет право легитимно, не рискуя оказаться ответственным за нарушение договора, приостановить свое исполнение.
(з) Когда приостанавливается встречное исполнение, не находящееся в прямой синаллагматической связи с нарушенным обязательством, требуется предварительное направление соответствующего уведомления, так как предвидеть такую реакцию пострадавшего контрагента не всегда возможно. Например, покупатель просрочил внесение предоплаты на несколько недель. Как он узнает о том, что поставщик решил сдвинуть срок поставки на соразмерный период? А ведь это знание для покупателя необходимо, чтобы иметь представление о сроке, к которому он должен быть готов принять товар. Это требование направления уведомления прямо в законе не предусмотрено, но вытекает из принципа добросовестности (п. 3 ст. 1 и п. 3 ст. 307 ГК РФ). Например, если поставщик решает приостановить отгрузку очередной партии товара из-за возникшей просрочки покупателя в оплате одной из предыдущих партий, такое уведомление позволит покупателю своевременно узнать о принятом поставщиком решении задержать отгрузку и не нести издержки на подготовку к принятию товара. В случае непредъявления такого уведомления соответствующая сторона должна быть обязана возместить убытки, вызванные отсутствием у другой стороны информации о принятии решения приостановить исполнение.
Необходимость направления такого уведомления в ситуации, когда приостанавливаемое и просроченное исполнения двух сторон находятся в прямой синаллагматической связи, менее очевидна.
При этом стоит напомнить о том, что в ситуации, когда в договоре срок исполнения встречного обязательства рассчитывается в качестве периода времени с момента осуществления предшествующего исполнения (например, внесения предоплаты), некорректно говорить о приостановлении исполнения, а следует говорить просто о ненаступлении срока. Соответственно в такой ситуации направление какого-либо уведомления однозначно не требуется, так как момент осуществления встречного исполнения смещается ipso facto (т.е. в силу самого факта просрочки в осуществлении предшествующего исполнения).
(и) Важно также отметить, что в ситуации, когда просроченное обязательство одной из сторон и некое обязательство другой стороны вытекали из разных, но тесно связанных между собой договоров, структурирующих достижение некой единой экономической цели, приостановление исполнения также вполне возможно, если это соответствует принципам соразмерности, справедливости и добросовестности. В таких случаях взаимная обусловленность обязательств вытекает из существа договорных отношений. Это особенно важно в условиях, когда нередко стороны оформляют по сути единую экономическую трансакцию комплексом взаимосвязанных договоров. Данное положение не предусмотрено в законе, но вытекает из принципов разумности, справедливости и добросовестности (ст. 6 ГК РФ). Тем более нет возражений против такого приостановления в случаях, когда на данную возможность прямо указывает условие того или иного договора.
(к) Право приостановить исполнение следует отличать от такого способа обеспечения обязательств, как удержание (ст. ст. 359, 360 ГК РФ). По сути удержание и приостановление встречного исполнения являются институтами, сферы применения которых пересекаются как концентрирующиеся круги.
С одной стороны, удержание есть особая разновидность приостановления исполнения, характеризующаяся тем, что (1) производится ретентором в отношении не любого своего обязательства, а лишь обязательства передать другой стороне вещь, и при этом (2) права на вещь, от передачи которой воздерживается кредитор в рамках удержания, не должны принадлежать такому кредитору. Иначе говоря, когда продавец воздерживается от поставки товара из-за нарушения покупателем обязательства по оплате, имеет место приостановление исполнения, но речь не идет об удержании, так как вещь, от поставки которой поставщик воздерживается, принадлежит поставщику. Если же подрядчик удерживает вещь, переданную ему заказчиком в ремонт в ответ на просрочку в оплате работ, то тут идет речь именно об удержании, так как вещь остается в собственности заказчика. Этот аспект крайне важен, так как в силу ст. 360 ГК РФ "требования кредитора, удерживающего вещь, удовлетворяются из ее стоимости в объеме и порядке, предусмотренных для удовлетворения требований, обеспеченных залогом". Удовлетворение своих требований путем обращения взыскания по правилам о залоге возможно лишь в отношении вещи, находящейся в собственности не кредитора, а должника.
С другой стороны, окончательно признать удержание частным случаем приостановления исполнения мешает то, что согласно абз. 2 п. 1 ст. 359 ГК РФ в отношениях между предпринимателями "удержанием вещи могут обеспечиваться также требования хотя и не связанные с оплатой вещи или возмещением издержек на нее и других убытков, но возникшие из обязательства, стороны которого действуют как предприниматели". Иначе говоря, сторона сугубо коммерческого договора может удерживать вещь, принадлежащую другой стороне, даже тогда, когда между обязательством этой стороны передать эту вещь и нарушенным денежным обязательством другой стороны нет никакой взаимной обусловленности, которая обычно требуется для приостановления исполнения по правилам ст. 328 ГК РФ. Эти взаимные обязательства могут быть вовсе никак не связаны.
Как бы мы в итоге ни соотносили эти два института (рассматривая удержание как особы
Возможно вас заинтересует эти образцы, формы и шаблоны договоров:
Безымянная страница
Образцы договоров:
Формы договоров: Добровольное страхование
Формы договоров: аренда, лизинг, прокат
Образцы договоров: Страхование
Другие шаблоны договоров:
Вопрос - ответ:


Copyright 2009 - 2017 гг. Образцы договоров. All rights reserved.
При использовании материалов сайта активная гипер ссылка  обязательна!