Статья 317.1. Проценты по денежному обязательству

Комментарий к статье 317.1

1. Статья 317.1 ГК РФ, вступившая в силу с 1 июня 2015 г., установила обязанность должника по денежному обязательству уплачивать проценты за период пользования денежными средствами, если сторонами такого обязательства являются коммерческие организации. Толкование ст. 317.1 ГК РФ вызвало множество вопросов. В частности, не было понятно, как эти проценты соотносятся с процентами по ст. 395 ГК РФ, по каким денежным обязательствам начисляются эти проценты и с какого момента они подлежат начислению. Летом 2016 г. в связи с этим статья была концептуально изменена, и с 1 августа 2016 г. п. 1 данной статьи более не устанавливает оснований для начисления процентов, а фиксирует ставку, которая подлежит применению в случаях, когда основания для начисления процентов предусмотрены в законе или договоре, но сама ставка в таких законе или договора почему-то не определена. Таковой ставкой теперь является ключевая ставка Банка России <1>.
--------------------------------
<1> Эта реформа 2016 г. превратила ст. 317.1 ГК РФ о законных процентах в то, каким образом выглядела статья о законных процентах в прежних российских гражданских кодификациях. Напомним, что ГК РСФСР 1922 г. устанавливал в ст. 110, что "если на долг согласно закону или договору должны начисляться проценты, размер коих не указан, таковые (узаконенные проценты) начисляются в размере 6% годовых с суммы долга, выраженной в золотых рублях по официальному курсу". В принципе аналогичное решение было отражено и в проекте Гражданского уложения Российской империи. Согласно ст. 1632 Проекта проценты подлежали начислению на денежный долг, только если о том имеется указание в законе или договоре. При этом данная же норма устанавливала законную ставку процента (5%) для случаев, когда закон или договор, устанавливающие начисление процентов, не предусматривают размер применимой ставки. Аналогичная норма о применимой ставке процента в случаях, когда начисление процентов предписано специальными нормами закона или договором, но ставка не определена, содержится и сейчас во многих европейских гражданских кодексах.

По сути, сфера применения ст. 317.1 ГК РФ была, таким образом, сведена к ситуациям, которые редко встречаются на практике. Если ранее эта статья говорила о начислении процентов по умолчанию на любой денежный долг коммерческой организации, то теперь указанная в ст. 317.1 ГК РФ ставка имеет целью восполнить пробел в договоре или законе, устанавливающих начисление процентов, но не оговаривающих применимую ставку.
Эта реформа представляется крайне оправданной и разумной, так как ст. 317.1 ГК РФ явным образом оказалась неудачной и при этом единственное приемлемое толкование данной нормы судебная практика поддержать была не готова. В то же время могут возникать острые вопросы о толковании данной статьи в отношении договоров, заключенных в период между 1 июня 2015 г. и 31 июля 2016 г. Далее будет изложено наше видение толкования данной статьи, которое может быть актуальным для договоров, заключенных в этот период.
1.1. Согласно прямому указанию в п. 1 ст. 308.1 ГК РФ в редакции до 1 августа 2016 г. положения данной статьи были применимы к обязательствам, сторонами которых являются коммерческие организации. В то же время в силу п. 3 ст. 23 ГК РФ (применение к предпринимательской деятельности граждан без образования юридического лица норм о регулировании деятельности коммерческих организаций) ст. 317.1 ГК РФ в прежней редакции действовала и в тех случаях, когда обязательство связывает двух индивидуальных предпринимателей или коммерческую организацию и индивидуального предпринимателя, если обязательство связано с осуществлением индивидуальным предпринимателем своей предпринимательской деятельности.
Тут, правда, возникает вопрос о применимости ст. 317.1 ГК РФ к ситуации, когда одной из сторон договора является некоммерческая организация и договор оформляет осуществление такой организацией некоего предоставления на платной основе. В Постановлении Пленума ВС РФ от 23 июня 2015 г. N 25 указано следующее: "В соответствии с пунктом 4 статьи 50 ГК РФ некоммерческие организации могут осуществлять приносящую доход деятельность, если это предусмотрено их уставами, лишь постольку, поскольку это служит достижению целей, ради которых они созданы, и если это соответствует таким целям. В этом случае на некоммерческую организацию в части осуществления приносящей доход деятельности распространяются положения законодательства, применимые к лицам, осуществляющим предпринимательскую деятельность (пункт 1 статьи 2, пункт 1 статьи 6 ГК РФ)". Из этого разъяснения может быть сделан вывод о том, что ст. 317.1 ГК РФ в прежней редакции применялась и к обязательствам, стороной которых является некоммерческая организация, если договор оформляет платную деятельность такой организации.
1.2. Пункт 1 ст. 317.1 ГК РФ в прежней редакции обязывал к уплате законных процентов должника по денежному обязательству. Соответственно, проценты уплачиваются на сумму денежного долга, причитающегося кредитору.
1.3. В п. 1 ст. 317.1 ГК РФ в прежней редакции уплата процентов предусматривалась за пользование денежными средствами. В то же время сама логика начисления процентов по денежным обязательствам предполагает, что доказывать фактическое использование должником денег не требуется. Проценты начисляются за саму возможность использования денег. Если в конкретной ситуации должник, осуществляющий предпринимательскую деятельность, не использовал к выгоде для себя причитающиеся кредитору денежные средства, это не освобождает его от уплаты процентов.
1.4. По своей природе проценты по ст. 317.1 ГК РФ в прежней редакции являются платой за пользование капиталом и отличаются от процентов по ст. 395 ГК РФ, установленных в законе в качестве меры ответственности, стимулирующей к скорейшему погашению долга и карающих за неисполнение денежного обязательства и практически близких до степени смешения институту законной неустойки. Природа же законных процентов, по сути, идентична природе процентов за пользование займом (кредитом) или коммерческим кредитом. Соответственно, законные проценты с момента просрочки должны были начисляться одновременно с процентами по ст. 395 ГК РФ. В частности, если должник просрочил оплату полученного товара, выполненных работ или оказанных услуг, он обязан выплачивать кредитору как проценты по ст. 395 ГК РФ в качестве санкции за допущенную просрочку, так и законные проценты по ст. 317.1 ГК РФ в качестве вознаграждения за использование капитала. Именно такое разъяснение дал в отношении этого вопроса ВС РФ в условиях действия прежней редакции ст. 317.1 ГК РФ (п. 53 Постановления Пленума ВС РФ от 24 марта 2016 г. N 7).
Задача начисления законных процентов согласно прежней редакции ст. 317.1 ГК РФ состояла в том, чтобы поставить должника по денежному обязательству в положение, идентичное положению заемщика. Как известно, в силу ст. 811 ГК РФ заемщик, попавший в просрочку, платит как проценты за пользование капиталом, так и проценты по ст. 395 ГК РФ: два этих вида процентов начисляются одновременно. Та же кумуляция этих процентов в силу системного толкования ст. 395 и прежней редакции ст. 317.1 ГК РФ подлежала применению и к иным денежным обязательствам.
1.5. В самой норме п. 1 ст. 317.1 ГК РФ в прежней редакции не было указано, что она применяется только к денежным обязательствам, возникающим из договорных правоотношений. Поэтому в отношении денежных обязательств, вытекающих из односторонней сделки (например, независимой гарантии), а также денежных обязательств по возмещению вреда, причиненного имуществу коммерческой организации, или денежных обязательств из неосновательного обогащения, положения ст. 317.1 ГК РФ, видимо, также были применимы. Не имеет особого значения, из каких отношений (договорных или внедоговорных) возник денежный долг. Главное, чтобы были соблюдены указанные в ст. 317.1 ГК РФ требования к субъектному составу, а долг был денежным и носил гражданско-правовую природу.
1.6. Кроме того, так как согласно буквальному смыслу п. 1 ст. 317.1 ГК РФ в прежней редакции законные проценты начисляются на любой денежный долг, такие проценты подлежали начислению и по денежным обязательствам, выступающим в качестве мер договорной ответственности. О том, что неустойка или договорные убытки представляют собой денежные обязательства (которые можно уступить или новировать, на которые начисляются проценты годовые по ст. 395 ГК РФ и т.п.), однозначно говорит судебная практика, как минимум ВАС РФ (см. комментарии к ст. 330 и ст. 395 ГК РФ). В таких условиях логично предположить, что на такие обязательства могли начисляться и проценты по ст. ГК РФ
1.7. В качестве ставки законных процентов ст. 317.1 ГК РФ в прежней редакции указывала ставку рефинансирования Банка России. Это явное недоразумение, связанное с тем, что в период подготовки и принятия в первом чтении изначального проекта реформы ГК РФ данная ставка периодически менялась и действительно имела определенное значение как маркер финансово-экономического положения в стране и ориентир стоимости капитала. Но впоследствии ставка рефинансирования оказалась замороженной, а ее функции стала выполнять ключевая ставка Банка России, по которой он рефинансирует коммерческие банки. Это изменение не было учтено при принятии новой редакции ГК РФ в 2015 г. Напомним, что в редакции ст. 317.1 ГК РФ, вступившей в силу 1 августа 2016 г., помимо концептуального изменения самой цели данной нормы ставка рефинансирования заменена на ключевую ставку ЦБ РФ.
Закон в прежней редакции не давал ответ на вопрос о том, какая ставка законных процентов должна действовать в отношении денежного долга, выраженного в иностранной валюте. Ставка рефинансирования (равно как и ключевая ставка) Банка России тут неприменима, так как она определяет стоимость рублевой ликвидности. Соответственно, применяя принципы разумности, справедливости и добросовестности для восполнения данного пробела в законе (ст. 6 ГК РФ), можно было прийти к следующему решению: в случае долгов, выраженных в иностранной валюте (в том числе и таких, цена которых выражена в иностранной валюте, а оплата предусматривается в рублях по соответствующему курсу), ставка законных процентов должна определяться как средняя ставка по краткосрочным кредитам в соответствующей иностранной валюте в месте нахождения кредитора, определяемая по данным официальной статистики Банка России. Если официальная статистика процентных ставок по краткосрочным кредитам в соответствующей валюте Банком России не публикуется, законные проценты должны рассчитываться на основании справки одного из ведущих банков в месте нахождения кредитора о принятых в практике этого банка процентах по таким кредитам в данной валюте. Именно такой подход в свое время выбрала судебная практика для решения аналогичной задачи в контексте процентов по ст. 395 ГК РФ, которые до 1 июня 2015 г. также рассчитывались по ставке рефинансирования (п. 52 Постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 1 июля 1996 г. N 6/8; п. 8 информационного письма Президиума ВАС РФ от 4 ноября 2002 г. N 70).
В силу диспозитивности п. 1 ст. 317.1 ГК РФ стороны были вправе согласовать более низкую или более высокую ставку законных процентов.
1.8. Если к моменту обращения в суд денежный долг не погашен, истец был вправе требовать начисления законных процентов (наряду с процентами годовыми по ст. 395 ГК РФ) "на будущее", т.е. до момента фактического исполнения решения суда о взыскании долга. Окончательная калькуляция таких процентов должна была осуществляться с учетом реального периода неисполнения судебного решения приставами-исполнителями или банком (при списании денег со счета в банке на основании исполнительного листа, поступившего от самого взыскателя). В судебном решении о взыскании долга с начислением законных процентов "на будущее" суд должен был указать на необходимость применения к соответствующим отрезкам времени в период неисполнения судебного решения соответствующих этим отрезкам ставок рефинансирования.
1.9. Самый острый вопрос, который возникал в связи с применением ст. 317.1 ГК РФ в прежней редакции, состоял в определении момента начала начисления процентов по ст. 317.1 ГК РФ. Наша позиция состоит в том, что эти проценты должны были по общему правилу начисляться с момента просрочки в погашении денежного долга, т.е. с того же момента, когда подлежат начислению и проценты по ст. 395 ГК РФ. Иначе говоря, лучшим пониманием данной странной нормы является восприятие законных процентов в качестве своего рода дополнения к процентам по ст. 395 ГК РФ.
Применительно к двусторонним возмездным договорам, предполагающим отсрочку платежа, встречалась позиция, согласно которой проценты по ст. 317.1 должны начисляться с момента возникновения денежного долга, а не с момента просрочки в его уплате. Из такого подхода вытекало, что в двустороннем возмездном договоре законные проценты начисляются с момента передачи товара, выполнения работ или оказания услуг, окончания расчетного периода пользования предметом аренды и т.п. С таким подходом сложно согласиться по следующим основаниям.
В двусторонних возмездных договорах плата за пользование деньгами в период отсрочки платежа всегда учитывается в цене. Последняя отражает весь комплекс прав и обязанностей сторон, включая отсутствие или наличие обеспечения, распределение рисков и, конечно же, порядок оплаты. Чем дольше отсрочка платежа, тем выше кредитный риск кредитора и тем должна быть выше цена. Соответственно, толкование, определяющее в качестве момента начала расчета законных процентов момент возникновения самого денежного долга, грубо противоречило бы тому, что на самом деле имеют в виду стороны. Достаточно представить себе странную ситуацию, когда арендодатель по окончании срока договора аренды предъявит арендатору требование об оплате задним числом начисленных процентов за те несколько дней отсрочки уплаты ежемесячной арендной платы (обычно 7 - 10 дней) по окончании каждого из месяцев аренды.
Все эти годы в абсолютно подавляющем числе договоров никакие проценты за период согласованной отсрочки стороны не прописывали. Не встречались такие условия в том числе и тогда, когда договорные проформы составлялись поставщиком (подрядчиком или исполнителем), выступающим в качестве сильной стороны договора и, казалось бы, способным при желании без каких-либо сложностей включить в договор условие о процентах за период согласованной отсрочки платежа. То, что это практически никогда не делалось, отнюдь не удивительно, так как в силу сложившейся мировой и российской практики плата за получение отсрочки платежа и пользование деньгами в этот период закладывалась в цену. Не было никакого смысла бороться с этой абсолютно нормальной практикой и толковать ст. 317.1 ГК РФ вопреки ей, извлекая тем самым плату за пользование деньгами в период отсрочки платежа из цены и предписывая ее сепаратное начисление в форме процентов. Такое странное решение не встречается ни в одном известном нам зарубежном правопорядке.
Иногда на это возражают, что на практике стороны в силу непрофессионализма могут не учесть плату за отсрочку платежа в цене, а ст. 317.1 ГК РФ помогает кредитору все-таки получить компенсацию. Но этот тезис крайне неубедителен, так как речь в силу прямого указания в ст. 317.1 ГК РФ идет о сугубо коммерческих обязательствах. Конечно, можно представить себе непрофессионального предпринимателя, но абсолютно непонятно, почему право должно об этом заботиться и создавать во имя вспоможения таким предпринимателям проблемы для большинства рациональных коммерческих участников оборота, которые своей ежедневной договорной практикой "голосуют" за то, что им удобнее включать плату за отсрочку платежа в цену.
Последний аргумент сторонников отвергаемого нами подхода состоит в том, что ст. 317.1 ГК РФ в конечном итоге носила диспозитивный характер, что позволяет тем, кого не устраивает предложенное толкование данной статьи, прописать в договоре иной момент начала расчета законных процентов. На это следует заметить, что в силу известных принципов определения содержания норм в качестве диспозитивного право обычно должно устанавливать такое правило, которое соответствует интересам большинства участников оборота, так как в этом случае меньшему числу из контрагентов придется тратить силы и время на согласование условия договора, отступающего от не устраивающего их правила. Если право устанавливает диспозитивное правило, которое не соответствует представлениям о разумном регулировании большинства, значительно повышаются трансакционные издержки, так как значительная масса контрагентов вынуждается прилагать усилия к тому, чтобы согласовать в договоре иное и вернуть режим договорных отношений к желаемому формату.
При этом за период с момента просрочки плата за пользование деньгами в цену не включается, так как стороны, как правило, не рассчитывают на то, что произойдет просрочка в оплате. Соответственно, законные проценты в условиях прежней редакции ГК РФ должны были начисляться с момента просрочки, обеспечивая тем самым внесение платы за пользование капиталом, не включенной в цену договора.
При этом ничто не мешало сторонам в договоре установить иной момент начала расчета процентов по ст. 317.1 ГК РФ (например, установить в двустороннем возмездном договоре в качестве такого момента передачу товара, выполнение работ или оказание услуг).
Фиксация в качестве момента начала расчета процентов момента просрочки имеет еще и то преимущество, что позволяет легко обнаружить этот момент в отношении практически любого денежного обязательства. Предложение же считать проценты с момента поставки товара, выполнения работ или оказания услуг оставляло без ответа вопрос о том, когда должны начинать рассчитываться проценты по денежным обязательствам, вытекающим из договоров, не являющихся классическими синаллагматическими (например, поручительство, страхование и т.п.), односторонних сделок (например, банковская гарантия), а также обязательств возместить вред имуществу, возвратить неосновательное обогащение.
Иначе говоря, хотя проценты по ст. 317.1 ГК РФ и имеют несколько иную функциональную задачу (не карать за просрочку, а возмещать стоимость использования денег), логично исходить из того, что момент начала расчета у этих видов процентов одинаковый.
1.10. Законные проценты в условиях действия прежней редакции ст. 317.1 ГК РФ не должны начисляться на денежное обязательство по возврату займа, кредита или вклада, так как в этих отношениях аналогичную функцию вознаграждения за использование капитала выполняют проценты по займу (кредиту) или вкладу (ст. ст. 809 и 838 ГК РФ), которые в силу ст. 811 ГК РФ подлежат начислению и в период просрочки наряду с процентами по ст. 395 ГК РФ. Если согласованный сторонами заем является беспроцентным, на сумму займа не начисляются и законные проценты, как минимум до начала просрочки.
1.11. Законные проценты в период действия прежней редакции ст. 317.1 ГК РФ, видимо, не подлежали начислению на невыплаченный в срок аванс (предоплату) или банковский кредит.
1.12. Законные проценты подлежат начислению на денежный долг. Соответственно, в случаях, когда на должнике лежит неденежное обязательство (например, по передаче товара, выполнению работ или оказанию услуг), законные проценты с точки зрения буквы прежней редакции ст. 317.1 ГК РФ не подлежали начислению. И этот вывод с точки зрения текста ст. 317.1 ГК РФ не меняется и тогда, когда в обмен на такое неденежное обязательство ранее была уплачена предоплата (аванс). Безусловно, лицо, получившее предоплату, использует полученные денежные средства, но на таком лице нет денежного обязательства, что по тексту ст. 317.1 ГК РФ исключает начисление законных процентов.
При этом в силу принципа свободы договора, а также с учетом того, что такая возможность прямо предусмотрена применительно к купле-продаже в п. 4 ст. 487 ГК РФ, ничто не мешает сторонам вычленить плату за использование предоплаты из цены договора и согласовать ее уплату в виде процентов с момента внесения предоплаты и до момента осуществления встречного исполнения или возврата предоплаты при расторжении договора. В таком случае законные проценты будут начисляться с момента внесения предоплаты по правилам о коммерческом кредите (ст. 823 ГК РФ).
1.13. Особая ситуация возникала в условиях прежней редакции ст. 317.1 ГК РФ в случае расторжения договора, по которому была внесена предоплата. Если по договору была внесена предоплата и договор впоследствии расторгается, возникает денежное обязательство по возврату предоплаты, а значит, и основания для начисления законных процентов. Тут следует поставить вопрос о моменте начала расчета таких процентов. По всей видимости, такие проценты должны были начисляться с момента возникновения денежного обязательства по возврату предоплаты, хотя может рассматриваться и вопрос об их ретроспективном начислении с момента уплаты предоплаты. Напомним, что проценты по ст. 395 ГК РФ в силу практики ВАС РФ начисляются при расторжении договора ретроспективно (см. комментарий к ст. 395 ГК РФ).
1.14. Отдельная проблема с расчетом процентов по ст. 317.1 ГК РФ в прежней редакции возникала при заключении договора купли-продажи с отсрочкой платежа. Согласно п. 4 ст. 488 ГК РФ при продаже товара в кредит (т.е. с условием об отсрочке или рассрочке платежа) на сумму денежного долга с момента просрочки в его уплате в качестве меры ответственности подлежат начислению проценты по ст. 395 ГК РФ, что было бы вполне очевидно и без этой нормы, так как напрямую вытекает из положений ст. 395 ГК РФ. Но в следующем абзаце п. 4 ст. 488 ГК РФ указывается, что "договором может быть предусмотрена обязанность покупателя уплачивать проценты на сумму, соответствующую цене товара, начиная со дня передачи товара продавцом". При наличии в договоре такого условия указанные проценты не могут являться процентами по ст. 395 ГК РФ, так как последние есть мера ответственности и уплачиваются за просрочку, которой еще нет до момента окончания периода отсрочки. ВАС РФ и ВС РФ в условиях прежней редакции ГК РФ исходили из того, что эти проценты являются процентами по коммерческом кредиту (см. п. 14 Постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 8 октября 1998 г. N 13/14). Соответственно, при таком толковании никакого конфликта между абз. 2 п. 4 ст. 488 и ст. 317.1 ГК РФ в прежней редакции не обнаруживается: проценты начинают начисляться с момента передачи товара с условием об отсрочке платежа, только если на это прямо указано в договоре. Если судебная практика склонится к отвергаемой нами позиции, согласно которой проценты по ст. 317.1 ГК РФ в прежней редакции по общему правилу должны начисляться с момента предоставления отсрочки платежа, а не с момента просрочки, видимо, логично исходить из того, что норма абз. 2 п. 4 ст. 488 ГК РФ является исключением, и проценты на отсроченный платеж по договору купли-продажи начисляются все-таки с момента просрочки в силу прямого указания в специальной норме закона.
1.15. Так как законные проценты по ст. 317.1 ГК РФ в условиях ее прежней редакции не являются мерой ответственности, являясь вознаграждением за использование капитала, к таким процентам напрямую неприменима ст. 401 ГК РФ об основаниях освобождения от ответственности.
1.16. Пункт 76 Постановления Пленума ВС РФ от 24 марта 2016 г. N 7 закрепил в период действия прежней редакции данной статьи идею о том, что к законным процентам по ст. 317.1 ГК РФ положения ст. 333 ГК РФ применению не подлежат. В то же время если ставка процента установлена в самом соглашении и при этом явно несоразмерна и была навязана слабой стороне договора, суд при разрешении споров на основании прежней редакции ст. 317.1 ГК РФ должен иметь право снизить размер таких процентов по правилам ст. ст. 10 или 428 ГК РФ.
1.17. В силу диспозитивности ст. 317.1 ГК РФ в прежней редакции стороны были вольны вовсе исключить начисление процентов по ст. 317.1 ГК РФ, что они на практике очень часто и делали, "голосуя ногами" против неудачной и крайне неопределенной редакции прежней редакции ст. 317.1 ГК РФ.
1.18. Все эти комментарии актуальны для применения прежней редакции ст. 317.1 ГК РФ в отношении договоров, заключенных в период с 1 июня 2015 г. по 31 июля 2016 г. включительно.
К договорам, заключенным ранее, она применению не подлежит, даже если речь идет о периоде после даты вступления в силу изначальной редакции ст. 317.1 ГК РФ (п. 83 Постановления Пленума ВС РФ от 24 марта 2016 г. N 7, определения КЭС ВС РФ от 24 ноября 2016 г. N 306-ЭС16-12964 и от 23 ноября 2016 г. N 305-ЭС16-11179).
При этом начисление процентов по ст. 317.1 ГК РФ, начавшееся в связи с заключением договора, не исключающего начисление таких процентов, в период действия прежней редакции данной статьи, не должно прекращаться с момента вступления в силу новой редакции данной статьи, отменившей начисление таких процентов "по умолчанию". Это вытекает из положений п. 2 ст. 422 ГК РФ, а также п. 83 Постановления Пленума ВС РФ от 24 марта 2016 г. N 7. Изменение диспозитивных правил не может касаться договоров, заключенных в период действия прежней редакции таких правил, так как это будет подрывать разумные ожидания сторон (подробнее см. комментарий к п. 2 ст. 422 ГК РФ). Соответственно, вышеизложенное толкование прежней редакции ст. 317.1 ГК РФ должно применяться и после 1 августа 2016 г., если проценты "по умолчанию" начали течь в связи с заключением договора в период с 1 июня 2015 г. по 31 июля 2016 г.
2. Из текста п. 2 ст. 317.1 ГК РФ следует, что начисление законных процентов на ранее невыплаченные проценты по общему правилу не допускается. При этом по смыслу данной нормы и с учетом природы законных процентов следует исходить из того, что не допускается начисление законных процентов как на ранее начисленные и невыплаченные законные проценты, так и на иные проценты, имеющие сходную правовую природу (а именно проценты по договору займа (кредита), проценты по договору вклада и т.п.). Соответственно, хотя обязанность заемщика погасить начисленные по договору кредита или займа проценты и является денежной, начисление на такие проценты в случае их невыплаты в срок еще и законных процентов не допускается. Иначе бы возникал риск бесконечного "нагромождения" одних законных процентов на другие однородные проценты, что вряд ли соответствует воле большинства контрагентов. По прямому указанию п. 2 ст. 317.1 ГК РФ условие договора, допускающее такие сложные проценты, является ничтожным, за исключением двух случаев. Такие сложные проценты могут быть согласованы сторонами, во-первых, в договоре банковского вклада, а во-вторых, в любом договоре, связанном с осуществлением обеими его сторонами предпринимательской деятельности. Соответственно, в договоре кредита, заключенного с предпринимателем, может быть предусмотрено, что на не выплаченные в срок проценты по кредиту начисляются не только проценты по ст. 395 ГК РФ как мера ответственности за просрочку в погашении процентов по кредиту, но и законные проценты по ст. 317.1 ГК РФ как плата за использование денег, подлежащих уплате банку.

Возможно вас заинтересует эти образцы, формы и шаблоны договоров:
Безымянная страница
Образцы договоров:
Формы договоров: Добровольное страхование
Формы договоров: аренда, лизинг, прокат
Образцы договоров: Страхование
Другие шаблоны договоров:
Вопрос - ответ:


Copyright 2009 - 2017 гг. Образцы договоров. All rights reserved.
При использовании материалов сайта активная гипер ссылка  обязательна!