Статья 317. Валюта денежных обязательств

Комментарий к статье 317

1. Статья 317 ГК РФ разграничивает категории "валюты долга" (валюты, в которой обязательство выражено) и "валюты платежа" (валюты, в которой обязательство должно быть оплачено).
1.1. В качестве общего правила п. 1 ст. 317 ГК РФ устанавливает, что валютой долга является национальная валюта - рубль.
2. Пункт 2 ст. 317 ГК РФ допускает условие договора об исчислении суммы денежного обязательства в иностранной валюте (а также условных денежных единицах). Таким образом, законодатель по общему правилу оставляет на усмотрение сторон возможность использования иностранной валюты в качестве валюты долга, с тем, однако, условием, что валютой платежа по такому обязательству будет национальная валюта. Такого рода условия договора именуются на практике валютной оговоркой.
Законом могут устанавливаться исключения из этого правила. Так, п. 2 ст. 10 Закона о защите прав потребителей предписывает определение цены товаров, работ или услуг (т.е. "валюты долга") исключительно в рублях.
2.1. В случае, когда в договоре денежное обязательство выражено в иностранной валюте без указания о его оплате в рублях и при этом расчеты в валюте между этими сторонами не допускаются валютным законодательством, судебно-арбитражная практика рассматривает такое договорное условие как предусмотренную п. 2 ст. 317 ГК РФ валютную оговорку, если только при толковании договора в соответствии с правилами ст. 431 ГК РФ суд не придет к иному выводу (п. 3 информационного письма Президиума ВАС РФ от 4 ноября 2002 г. N 70, п. 31 Постановления Пленума ВС РФ от 22 ноября 2016 г. N 54).
2.2. При использовании в качестве валюты долга иностранной валюты подлежащая уплате в рублях сумма определяется по официальному курсу соответствующей валюты на день фактического платежа. Под официальным курсом понимается отношение (курс) этих валют к рублю, устанавливаемое ЦБ РФ. Если ЦБ РФ не устанавливает курс иностранной валюты к рублю, должны использоваться данные о курсе этой валюты, устанавливаемом уполномоченным органом (банком) соответствующего государства или международной организацией к одной из иностранных валют, котируемых ЦБ РФ (п. 13 информационного письма Президиума ВАС РФ от 4 ноября 2002 г. N 70, п. 29 Постановления Пленума ВС РФ от 22 ноября 2016 г. N 54).
2.3. В силу диспозитивности положений п. 2 комментируемой статьи стороны договора могут согласовать иной курс пересчета, иной порядок или момент его определения (см. Определение КГД ВС РФ от 13 октября 2015 г. N 5-КГ15-151, п. п. 29, 30 Постановления Пленума ВС РФ от 22 ноября 2016 г. N 54). При отсутствии такого соглашения, а равно в случае непредставления доказательств существования подобного специального курса и (или) порядка определения его размера, подлежит применению официальный курс ЦБ РФ (п. 14 информационного письма Президиума ВАС РФ от 4 ноября 2002 г. N 70, п. 30 Постановления Пленума ВС РФ от 22 ноября 2016 г. N 54).
В частности, стороны в целях ограничения валютных рисков могут договориться о том, что платеж осуществляется по официальному курсу в пределах того или иного "валютного коридора" (не ниже и не выше определенных предельных значений курса). Кроме того, дабы лишить должника стимулов затягивать платеж при падении курса валюты долга стороны могут указать в договоре, что должник платит по курсу на момент платежа, но при просрочке он должен платить сумму в любом случае не меньшую той, которая соответствовала курсу на момент начала просрочки. В договоре может быть установлена та или иная корректировка к курсу ЦБ РФ (например, увеличение официального курса на ту или иную величину). Могут стороны указать и на иной курс вместо официального курса ЦБ РФ, а также установить в договоре мультивалютную оговорку, привязав размер долга к курсу сразу нескольких валют ("валютной корзины"). Наконец, российская судебная практика допускает указание в договоре на внутренний курс одного из контрагентов, являющихся банком (Постановление Президиума ВАС РФ от 13 декабря 2011 г. N 10780/11).
Также, опасаясь значительных колебаний курса, разумные стороны могут договориться о том, что одна из сторон вправе отказаться от договора в случае, если колебание курса иностранной валюты достигнет того или иного предела.
2.4. В случаях, когда обязательство выражено в иностранной валюте, законные или договорные проценты (как регулятивные, так и охранительные), а также неустойка за его неисполнение начисляются на сумму в той же иностранной валюте (п. 9 информационного письма Президиума ВАС РФ от 4 ноября 2002 г. N 70, п. 39 Постановления Пленума ВС РФ от 24 марта 2016 г. N 7). Иное может быть предусмотрено соглашением сторон.
За период с 1 июня 2015 г. по 31 июля 2016 г. при наличии в договоре валютной оговорки расчет процентов годовых по ст. 395 ГК РФ осуществляется не в соответствии с формулой, отраженной в ст. 395 ГК РФ, а производится на основании опубликованных на официальном сайте Банка России или в "Вестнике Банка России" ставок банковского процента по вкладам физических лиц в соответствующей валюте. Если средняя ставка в рублях или иностранной валюте за определенный период не опубликована, размер подлежащих взысканию процентов устанавливается исходя из самой поздней из опубликованных ставок по каждому из периодов просрочки. Когда отсутствуют и такие публикации, сумма подлежащих взысканию процентов рассчитывается на основании справки одного из ведущих банков в месте нахождения кредитора, подтверждающей применяемую им среднюю ставку по краткосрочным вкладам физических лиц. Эти положения закреплены в п. 39 Постановления Пленума ВС РФ от 24 марта 2016 г. N 7 в условиях прежней редакции ст. 395 ГК РФ.
С учетом того что крайне неудачное положение ст. 395 ГК РФ о привязке ставки процентов по ст. 395 ГК РФ к средним ставкам по вкладам физических лиц отменено с 1 августа 2016 г. и размер процентов с этого момента определяется по ключевой ставке Банка России, логично исходить из того, что по обязательствам, выраженным в иностранной валюте, расчет процентов с 1 августа 2016 г. должен осуществляться по средним ставкам по краткосрочным кредитам в соответствующей валюте, а при отсутствии соответствующей статистики - на основе справки одного из ведущих банков о принятой в его практике ставке кредитования в валюте, соответствующей валюте долга. Именно так эта ставка определялась ранее до появления 1 июня 2015 г. указания в ст. 395 ГК РФ на средние ставки по вкладам (п. 52 Постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 1 июля 1996 г. N 6/8 и п. 8 информационного письма Президиума ВАС РФ от 4 ноября 2002 г. N 70).
2.5. Условие об оплате денежного долга в рублях в сумме, эквивалентной определенной сумме в иностранной валюте, может быть установлено законом или соглашением сторон в отношении не только договорных, но и внедоговорных обязательств (п. 7 информационного письма Президиума ВАС РФ от 4 ноября 2002 г. N 70).
2.6. Если должник попадает в просрочку и после этого курс иностранной валюты, в которой выражен долг, падает, должнику не может быть позволено получить выгоду от снижения рублевого эквивалента его долга, так как иначе право бы позволяло должнику извлекать выгоду в результате своего неправомерного поведения (п. 4 ст. 1 ГК РФ). В такой ситуации кредитор вправе требовать взыскания с должника всей разницы, образовавшейся из-за разности курсов на момент начала просрочки и на момент фактического платежа на основании п. 4 ст. 1 ГК РФ, а также абз. 2 п. 2 ст. 15 ГК РФ, в качестве дохода, извлеченного нарушителем в результате своего правонарушения.
К аналогичному по сути результату приводит применение и соответствующих положений актов международной унификации частного права. Согласно п. 3 ст. III.-2:109 Модельных правил европейского частного права кредитор вправе требовать пересчета из валюты долга в валюту платежа по курсу либо на момент фактического платежа либо на момент наступления срока платежа. Аналогичный выбор на случай просрочки платежа предоставляет кредитору и редакция п. 4 ст. 6.1.9 Принципов УНИДРУА. Соответственно согласно этим актам в случае просрочки должника кредитор может лишить должника какой-либо выгоды от падения курса валюты долга за весь период просрочки.
2.7. При взыскании денежных сумм, которые подлежат уплате в рублях по обязательству, номинированному в иностранной валюте (условных денежных единицах) и подлежащему пересчету в рубли на момент исполнения, иск может содержать указание на требование взыскать с должника рублевый эквивалент соответствующей суммы долга, выраженной в валюте, по курсу на момент фактического исполнения судебного решения. В этом случае вся необходимая информация для расчета взыскиваемой суммы в рублях на дату исполнения судебного акта должна указываться в резолютивной части судебного акта, а пересчет в рубли будет осуществляться на момент исполнения судебного решения (п. п. 12 - 13 информационного письма Президиума ВАС РФ от 4 ноября 2002 г. N 70, п. 28 Постановления Пленума ВС РФ от 22 ноября 2016 г. N 54).
В то же время ничто не блокирует право кредитора пересчитать сумму долга по курсу на момент подачи иска и предъявить иск о взыскании конкретной рублевой суммы. Если впоследствии после подачи такого иска курс иностранной валюты вырастет, интересы должника не страдают, так как кредитор получит от должника по суду меньше, чем он мог бы получить, если бы потребовал взыскания рублевого эквивалента с пересчетом в рубли на момент исполнения решения. Если же курс после подачи иска упадет, интересы должника страдают, так как кредитор может получить больше, чем если бы он требовал взыскания рублевого эквивалента по курсу на момент исполнения решения. Но эти интересы в такой ситуации не подлежат учету, так как какой-либо выигрыш должника от падения курса иностранной валюты в период после начала просрочки должнику не может причитаться в силу положения п. 4 ст. 1 ГК РФ, согласно которому никто не вправе извлекать выгоду из своего неправомерного поведения.
2.8. Правила п. 2 ст. 317 ГК РФ применяются также при наложении ареста на денежные средства должника в размере, определяемом по курсу иностранной валюты (см. информационное письмо Президиума ВАС РФ от 12 февраля 2014 г. N 163).
2.9. Спорный вопрос возникает в случае, когда должник исполнил обязательство с условием о валютной оговорке, а впоследствии в связи с расторжением договора данная сумма должна возвращаться по правилам гл. 60 ГК РФ о неосновательном обогащении (ст. 453 ГК РФ). Должна ли возвращаться плательщику в этом случае та рублевая сумма, которая в итоге была уплачена? Или валютная оговорка переносится на обязательство по возврату уплаченной суммы, и получатель будет возвращать плательщику рублевый эквивалент по курсу на момент возврата?
На настоящий момент судебная практика по этому вопросу не устоялась. Возможно, стоит исходить из того, что в случае расторжения договора по причине его нарушения стороной, получившей предоплату, кредитор по своему выбору может потребовать возврата либо фактически перечисленной им рублевой суммы предоплаты, либо рублевого эквивалента по курсу на момент фактического возврата. При таком подходе нарушитель договора не сможет выиграть от падения курса иностранной валюты. Так, например, если предоплата в размере 10 000 долларов по договору купли-продажи с валютной оговоркой уплачивалась в момент, когда курс доллара был равен 35 рублям (и соответственно, составляла 350 000 рублей), а возвращается в связи с расторжением нарушенного продавцом договора, когда курс доллара равен 60 рублям, продавец должен по требованию покупателя вернуть 600 000 рублей. При этом соответствующая курсовая разница должна квалифицироваться в качестве убытков от девальвации и зависеть от наличия оснований для привлечения к ответственности (ст. 401 ГК РФ). Но если договор расторгается по иным основаниям (например, в результате немотивированного отказа от договора или по причине нарушения договора плательщиком), возвращаться должна лишь фактически полученная рублевая сумма, колебания курса на размер кондикционного притязания влиять в этом случае не должны. Впрочем, в любом случае до прояснения этого вопроса, а равно и после его прояснения в форме того или иного диспозитивного правила ничто не мешает сторонам договора согласовать детальные правила на сей счет в договоре.
3. Иностранная валюта может использоваться не только в качестве валюты долга, но и как валюта платежа. Однако если к первому случаю закон относится достаточно лояльно (см. ранее), то в отношении второго п. 3 ст. 317 ГК РФ устанавливает серьезные ограничения. Такое использование допускается лишь в случаях, порядке и на условиях, определенных валютным законодательством (см. в том числе Закон о валютном регулировании и валютном контроле) или в установленном им порядке.
3.1. Видимо, учитывая современные жизненные реалии, судебно-арбитражная практика пытается смягчить жесткость данной нормы и валютного законодательства. Для случая, когда договором предусмотрено, что и валютой долга, и валютой платежа является иностранная валюта, однако в силу правил валютного законодательства данное обязательство не может быть исполнено в иностранной валюте, Президиум ВАС РФ рекомендовал рассматривать такое договорное условие как предусмотренное п. 2 ст. 317 ГК РФ условие о валютной оговорке, если только при толковании договора в соответствии с правилами ст. 431 ГК РФ суд не придет к иному выводу (п. 3 информационного письма Президиума ВАС РФ от 4 ноября 2002 г. N 70). Это "перетолковывание" условий договора, видимо, оправдано тем, что буквальная интерпретация спорного условия приводила бы к абсурдному выводу, что стороны имели в виду то, что осуществить фактически невозможно и неправомерно. Как минимум, если нет указаний на то, что стороны действительно подразумевали проведение незаконной валютной операции, суд должен исходить из предположения, что они не вполне четко выразили свою волю и желали на самом деле установить лишь валютную оговорку. О применении "доктрины абсурдности" при толковании договора см. комментарий к ст. 431 ГК РФ.
3.2. Если все же суд установил, что воля сторон действительно была направлена на установление незаконного платежа в иностранной валюте, признание недействительным условия договора, в котором денежное обязательство выражено и предполагается к исполнению в иностранной валюте, не влечет признания недействительным договора в целом, если можно предположить, что договор был бы заключен и без этого условия (п. 3 информационного письма Президиума ВАС РФ от 4 ноября 2002 г. N 70, п. 31 Постановления Пленума ВС РФ от 22 ноября 2016 г. N 54).
3.3. В случае, когда в соответствии с валютным законодательством денежное обязательство может быть исполнено в иностранной валюте, взыскиваемые суммы указываются судом в резолютивной части решения в иностранной валюте без оговорки об исполнении решения в рублях (п. 10 информационного письма Президиума ВАС РФ от 31 мая 2000 г. N 52, п. 4 информационного письма Президиума ВАС РФ от 4 ноября 2002 г. N 70, п. 32 Постановления Пленума ВС РФ от 22 ноября 2016 г. N 54).
В случае отсутствия у должника банковских счетов в указанной иностранной валюте или денежных средств на этих счетах исполнение соответствующего решения производится судебными приставами-исполнителями в рублях за счет любого иного имущества должника (включая денежные средства в рублях и иной иностранной валюте) исходя из официального курса взыскиваемой иностранной валюты на день фактического исполнения (платежа) в соответствии с правилами ст. 72 Закона об исполнительном производстве (п. 6 информационного письма Президиума ВАС РФ от 4 ноября 2002 г. N 70, п. 32 Постановления Пленума ВС РФ от 22 ноября 2016 г. N 54).

Возможно вас заинтересует эти образцы, формы и шаблоны договоров:
Безымянная страница
Образцы договоров:
Формы договоров: Добровольное страхование
Формы договоров: аренда, лизинг, прокат
Образцы договоров: Страхование
Другие шаблоны договоров:
Вопрос - ответ:


Copyright 2009 - 2017 гг. Образцы договоров. All rights reserved.
При использовании материалов сайта активная гипер ссылка  обязательна!