Статья 453. Последствия изменения и расторжения договора

Комментарий к статье 453

1. В соответствии с п. 1 ст. 453 ГК РФ последствием изменения договора является то, что обязательства сторон сохраняются в измененном виде. Иначе говоря, соглашение об изменении договора действует строго на будущее. Факт существования обязательств в первоначальном виде в период до изменения договора под сомнение по общему правилу не ставится.
1.1. О возможности в отступление от этого общего правила ретроспективного изменения договора см. комментарий к п. 1 ст. 450, п. 3 ст. 453 ГК РФ.
1.2. Изменение договора может быть направлено не только на изменение обязательств, но и на изменение иных правовых эффектов договора (например, на изменение срока на отказ от договора или исключение права на одностороннее изменение от договора, установление дополнительных условий для осуществления секундарного права на акцепт по опциону и т.п.).
2. Согласно п. 2 ст. 453 ГК РФ расторжение договора влечет прекращение обязательств, если иное не предусмотрено законом, договором или не следует из существа обязательств. Данное положение применяется независимо от того, какой способ расторжения был применен (расторжение по соглашению сторон, судебное расторжение или односторонний отказ от договора)
2.1. Из смысла п. 2 ст. 453 ГК РФ вытекает, что обязательства сторон прекращаются на будущее. Факт их существования до момента расторжения не ставится под сомнение. В этом состоит принципиальное отличие расторжения договора от признания договора недействительным.
2.2. Расторжение договора по общему правилу прекращает не только обязательства, но и иные вытекающие из договора права и обязанности сторон (например, секундарные права, волеизъявления на отложенное распоряжение правом, право сервитута или иные возникшие из договора ограниченные вещные права и т.п.).
2.3. Оговорка в п. 2 ст. 453 ГК РФ о том, что обязательства могут не прекращаться при расторжении договора, если на то указывает договор, означает, что стороны соглашения о расторжении могут прямо согласовать, что некоторые обязательства сохраняют свою силу и после расторжения. Кроме того, из этой же нормы следует, что стороны могут закрепить такое исключение некоторых обязательств из-под действия "терминационного эффекта" расторжения и в самом изначальном договоре. Стороны договора могут установить те или иные особенности прекращения обязательств при расторжении договора или предусмотреть, какие из обязательств не прекращаются при расторжении, если соблюдены общие ограничения свободы договора, определенные в Постановлении Пленума ВАС РФ от 14 марта 2014 г. N 16 (п. 2 Постановления Пленума ВАС РФ от 6 июня 2014 г. N 35). Соответственно, такие условия договора допустимы, если они не нарушают разумный баланс интересов сторон, не ущемляют права и интересы слабой стороны договора, третьих лиц или публичные интересы.
2.4. В п. 2 ст. 453 ГК РФ содержится также указание на то, что правило о прекращении обязательств может не действовать, если это вытекает из природы обязательства. Эта оговорка имеет огромное практическое значение.
(а) Дело в том, что в силу природы ряда договорных условий их действие никак не аннулируется расторжением договора. Например, сюда следует отнести оговорку о применимом праве, условие о подсудности, третейскую оговорку, условия об ограничении ответственности, о гарантии качества в отношении поставленной продукции, о плате за отказ от договора, о порядке возврата имущества при досрочном расторжении договора аренды, о порядке проведения взаимных расчетов при досрочном расторжении договора лизинга и т.п. Соответственно, в таких случаях расторжение договора, аннулируя основные неисполненные обязательства сторон на будущее, не затрагивает действие подобных условий договора (см. п. 3 Постановления Пленума ВАС РФ от 6 июня 2014 г. N 35). ВС РФ в п. 67 Постановления Пленума от 24 марта 2016 г. N 7 подтверждает возможность того, что некоторые условия договора в силу своей природы могут "переживать" расторжение (например, условие о неустойке, включенное в договор на случай неисполнения обязательств по возврату имущества при расторжении). Известно такое решение с сохранением ряда договорных условий в силе после расторжения и зарубежному праву (см. п. 2 ст. III.-1:108 и п. 2 ст. III.-3:509 Модельных правил европейского частного права).
(б) Кроме того, эта оговорка в п. 2 ст. 453 ГК РФ проявляет свое значение и при расторжении длящихся договоров, исполняемых по частям. В принципе, последствия расторжения таких договоров могут определяться по нескольким сценариям в зависимости от воли инициатора расторжения или сторон соглашения о расторжении договора.
Во-первых, такой длящийся договор, исполняемый по частям (например, договор поставки товара отдельными партиями), можно расторгнуть так, чтобы прекратились все основные обязательства сторон (как те, срок исполнения которых запланирован на будущее, так и те, которые уже просрочены к моменту расторжения). Тут можно говорить о полном расторжении договора. Например, в случае непоставки очередной партии товара по договору поставки товара партиями, как правило, воля покупателя, отказывающегося от договора, состоит в том, чтобы прекратить договор как в части тех обязательств, исполнение которых запланировано на будущее, так и в части неисполненного обязательства. Применительно к такому случаю положение ст. 453 ГК РФ о прекращении обязательств при расторжении работает как минимум в отношении основных обязательств по договору.
Во-вторых, часто соглашение о расторжении или заявление об отказе (иск о расторжении) недвусмысленно указывают на то, что расторжение касается обязательств, чье исполнение было запланировано на будущее, и не прекращает созревших и просроченных долгов (перспективное расторжение). Соответственно, в таких случаях расторжение договора имеет частичный характер и не затрагивает просроченное обязательство, которое, несмотря на расторжение, должно быть исполнено должником (п. 1 информационного письма Президиума ВАС РФ от 21 декабря 2005 г. N 104; Постановление Президиума ВАС РФ от 16 мая 2006 г. N 15550/05). В части этого обязательства договор продолжает действовать и применяются условия договора, определяющие порядок исполнения (например, условие о валютной оговорке), санкции за неисполнение (например, договорные пени за просрочку, начисляемые вплоть до фактического исполнения), а также сохраняются все предоставленные в отношении данного сохраняемого обязательства обеспечения (залог, поручительство и т.п.). Например, при перспективном расторжении договора аренды (или поставки) в случае, если у арендатора (покупателя) остались непогашенными долги за прежние периоды взаимодействия с кредитором, такие долги должны быть погашены на условиях договора. Соответственно, пени за просрочку, предусмотренные договором, будут начисляться вплоть до фактического погашения долга. Этот абсолютно верный вывод был закреплен в п. 10 Постановления Пленума ВАС РФ от 6 июня 2014 г. N 35. Ранее до выхода данного Постановления была распространена ошибочная позиция, при которой расторжение договора аренды (лизинга, поставки партиями и т.п.) приводило к очищению сохраняющегося и "переживающего" расторжение денежного долга за уже полученное до расторжения встречное предоставление от всех договорных "наслоений", включая пени, которые, соответственно, должны были рассчитываться только до момента расторжения (см. Постановление Президиума ВАС РФ от 18 мая 2010 г. N 1059/10). Суды исходили из странной логики, согласно которой просроченный денежный долг за один из этапов переживает расторжение, распространяющееся строго на будущие этапы взаимодействия, но при этом данный долг каким-то необъяснимым образом новируется и лишается полноценного договорного характера. К счастью, такой подход в итоге был отвергнут в практике ВАС РФ.
В-третьих, иногда возникают ситуации, когда сторона, инициирующая одностороннее расторжение, или стороны соглашения о расторжении имеют цель прекратить обязательства сторон в части, соответствующей уже просроченному должником обязательству, но сохранить обязательства по договору в силе в отношении этапов взаимодействия, запланированных на будущее (пропорциональное расторжение). Данная возможность в форме отказа от договора купли-продажи в отношении отдельной просроченной партии прямо обозначена в п. 1 ст. 73 Венской конвенции 1980 г. В таких случаях просроченное обязательство прекращается, но сохраняют силу обязательства сторон, запланированные на будущее. Например, если поставщик просрочил поставку одной из нескольких партий, покупатель вправе отказаться от договора в части данной просроченной партии и ее оплаты, но оставить договор в силу в отношении будущих отгрузок. В такой ситуации расторжение договора также осуществляется лишь частично.
Очевидно, что в случае перспективного или пропорционального расторжения длящегося договора, исполняемого по частям, из существа отношений следует, что часть договорных обязательств сохраняется, несмотря на расторжение. И такая возможность учтена в редакции п. 2 ст. 453 ГК РФ.
(в) Наконец, оговорка п. 2 ст. 453 ГК РФ о том, что расторжение может не прекращать обязательства, если это следует из природы обязательства, проявляет себя и применительно к договорам, в чей предмет входит передача имущества с последующим его возвратом (аренда, ссуда, хранение, заем, кредит, вклад и т.п.). В таком случае досрочное расторжение договора не прекращает договорное обязательство по возврату такого имущества, а лишь приводит к изменению срока его возврата. Из этого следует, что сохраняются в силе все условия договора о порядке возврата соответствующего имущества, о пени за просрочку его возврата, обеспечения на случай невозврата, а также условия о внесении платы за использование имущества и т.п. В частности, после расторжения договора аренды у арендатора сохраняется именно договорное обязательство по возврату объекта аренды. Просто после расторжения договора срок такого возврата считается наступившим и дальнейшее владение и пользование объектом аренды - неправомерными. Соответственно, вплоть до фактического возврата объекта аренды арендатор должен платить арендную плату, а также установленные в договоре пени на случай неправомерного уклонения от возврата объекта аренды. Примерно та же ситуация и с договором кредита. После расторжения договора кредитной линии и заявления банком требования о досрочном возврате выданного кредитного транша обязательство заемщика по возврату кредита остается в силе (несмотря на расторжение договора), а поэтому вплоть до фактического возврата денег подлежат начислению кредитные проценты и начисляются пени за просрочку в погашении кредита; сохраняются также залог и поручительство, которые обеспечивали обязательство заемщика. И наконец, расторжение договора вклада отнюдь не прекращает обязательство банка вернуть деньги со вклада, а лишь ускоряет его исполнение. Данные выводы закреплены в п. п. 8 - 9 Постановления Пленума ВАС РФ от 6 июня 2014 г. N 35; п. 8 информационного письма Президиума ВАС РФ от 13 сентября 2011 г. N 147. Подтверждается этот подход и в практике ВС РФ (см. п. 66 Постановления Пленума ВС РФ от 24 марта 2016 г. N 7, Определение КЭС ВС РФ от 30 декабря 2014 г. N 307-ЭС14-199, Определения КГД ВС РФ от 8 сентября 2015 г. N 5-КГ15-91 и от 10 марта 2015 г. N 20-КГ14-18). Комментируемая норма дает такой практике законодательное основание.
3. Пункт 3 ст. 453 ГК РФ определяет момент, с которого обязательства сторон прекращаются или изменяются (вступление в силу судебного решения в случае изменения или расторжения по суду либо заключение соглашения при добровольном расторжении (изменении)).
3.1. Следует обратить внимание на то, что из текста п. 3 ст. 453 ГК РФ следует, что стороны соглашения о расторжении или изменении договора могут отсрочить момент прекращения обязательств, отнеся его, например, на конкретную календарную дату в будущем.
3.2. Нет особых возражений против возможности включить в соглашение об изменении или расторжение договора условие о ретроспективном действии такого соглашения. Поэтому стороны, которых связывает действующее договорное обязательство (или связка взаимных договорных обязательств), могут изменить или прекратить его с обратной силой, т.е. распространить правовой эффект такого изменения или расторжения на прошлое. Это вытекает из применения по аналогии п. 2 ст. 425 ГК РФ, согласно которому стороны могут заключить договор с ретроспективным эффектом, распространив условия договора на фактические отношения, имевшие место до заключения договора. При ретроспективном изменении или расторжении договора обязательства сторон будут считаться измененными (расторгнутыми) с указанного в таком соглашении момента времени в прошлом (вплоть до момента заключения договора). Например, стороны могут заключить договор о совместной деятельности, но в итоге так и не приступить к его исполнению, посчитав для себя удобным во избежание различных споров в дальнейшем и предъявления друг к другу исков о взаимном неисполнении условий такого соглашения в предшествующий период зафиксировать ретроспективное расторжение договора с момента его заключения, по сути отменив правовой эффект такого договора с обратной силой.
Согласно п. 2 ст. 425 ГК РФ заключение договора с ретроспективным эффектом невозможно, если это вытекает из существа соответствующих отношений. В равной степени и ретроспективное изменение (расторжение) по соглашению сторон в ряде случаев противоречит существу отношений. Есть основания думать, что такое ограничение ретроспективности может касаться тех случаев, когда по заключенному договору перешло право собственности (или состоялось иное распоряжение имуществом), а стороны пытаются изменить или расторгнуть договор с ретроспективным действием таким образом, что это приводит к отпадению задним числом правового основания для ранее состоявшегося перехода права (распоряжения). В последнем случае ретроспективное изменение (расторжение) может с учетом доминирующей в российском праве каузальной модели распоряжения по договору привести к ретроспективной отмене перехода права собственности (распорядительного эффекта договора), что может в некоторых случаях нарушить права и интересы третьих лиц (например, лиц, которым данная вещь была отдана в залог или отчуждена). Соответственно, есть некоторые основания ограничивать свободу в ретроспективном изменении (расторжении) договора в той степени, в которой эта ретроспективность пытается ex post отменить состоявшийся ранее распорядительный эффект договора. Впрочем, этот вопрос в российском праве не изучен, могут быть приведены аргументы в пользу обратной точки зрения, и какой-либо известной нам практики высших судов по данному вопросу не имеется.
При этом если договор расторгается ретроспективно, а к этому моменту одна из сторон предоставила другой иное исполнение (например оказала услугу), не связанное с распоряжением правами на имущество, ничто не препятствует предъявлению иска по правилам гл. 60 ГК РФ о неосновательном обогащении.
3.3. На практике нередко стороны подписывают соглашение об изменении сроков исполнения договора (в форме удлинения таких сроков) после того, как одна из сторон впала в просрочку. И при этом в таких соглашениях нередко нет прямого указания на ретроспективность изменения. Отменяет ли этот факт ответственность нарушителя за просрочку? Другой пример: после поставки товара с некоторыми дефектами стороны подписывают соглашение об изменении условий о качестве товара таким образом, что поставленный товар оказывается соответствующим положениям договора. Отменяет ли это ответственность поставщика за имевшее место нарушение условий о качестве? Было бы логично исходить из того, что в таких случаях ретроспективность подразумевается. Иное толкование соглашения об изменении явным образом противоречило бы тому, на что, как правило, направлена воля сторон такого соглашения.
В то же время в судебной практике ВС РФ отражен обратный подход. В Определении КГД ВС РФ от 27 сентября 2016 г. N 4-КГ16-37 содержится следующая правовая позиция: если после того, как застройщик пропустил предусмотренные договором участия в долевом строительстве сроки окончания строительства и передачи квартиры участнику долевого строительства, сторонами было подписано соглашение об изменении указанных сроков, это не отменяет право участника долевого строительства требовать взыскания неустойки за просрочку за период с момента просрочки и до момента подписания такого соглашения, если в последнем освобождение застройщика от ответственности прямо не оговорено. Суд руководствовался положением о том, что соглашение об изменении договора по общему правилу действует строго на будущее время, и соответственно пени или иные меры ответственности за просрочку не начисляются только после заключения такого соглашения; их начисление в предшествующий период соглашением об изменении договора не затрагивается. Соответственно, если следовать данной логике, для достижения обратного правового эффекта сторонам в соглашении об изменении сроков исполнения обязательства следует прямо указать на ретроспективность такого соглашения и освобождение застройщика от ответственности за период до момента заключения такого соглашения. С политико-правовой точки зрения нельзя исключить, что такая интерпретация может считаться логичной в ситуации, когда, как в указанном деле, речь идет о потребителе, который действительно мог не осознавать, что, соглашаясь на изменение сроков строительства, он лишает себя права на неустойку за просрочку. В этом плане требование прямого указания на освобождение застройщика от ответственности имеет под собой определенное основание как способ минимизировать риски "неинформированного" согласия потребителя. Но применение такого подхода к сугубо коммерческим договорам вряд ли оправданно.
3.4. Спорным является вопрос о возможности путем заключения соглашения с соответствующей ретроактивной оговоркой задним числом прекратить или изменить права и обязанности сторон полностью исполненного обеими сторонами договора (см. комментарий к п. 1 ст. 450 ГК РФ). В то же время из содержания п. 4 настоящей статьи следует, что стороны могут своим соглашением расторгнуть (изменить) договор таким образом, что это даст им возможность потребовать друг от друга возврата того, что они успели взаимно исполнить до расторжения (изменения). По сути, это будет не столько расторжение или изменение договора, сколько новый договор, предполагающий новый экономический обмен.
3.5. Закон может предусматривать иные правила определения момента, с которого договор будет считаться измененным или расторгнутым по судебному решению. Так, например, согласно ст. 428 ГК РФ договор присоединения в случае его судебного изменения будет считаться действовавшим в измененной редакции с момента его заключения, а в случае его расторжения - будет считаться недействовавшим с момента его заключения.
3.6. Встает вопрос о том, может ли суд, расторгая или изменяя договор, указать иной момент, с которого договор считается расторгнутым или измененным, если такая возможность прямо не допущена законом. Может ли суд расторгнуть или изменить договор задним числом или сместить эффект расторжения или изменения договора на будущее? Из буквального прочтения нормы п. 3 ст. 453 ГК РФ это не вытекает. В то же время в судебной практике имеются редкие примеры ретроспективного расторжения договора. См. Постановление Президиума ВАС РФ от 20 октября 2011 г. N 9615/11 (Суд, отменив акты судов апелляционной и кассационной инстанций и оставив в силе решение суда первой инстанции, признал договор аренды расторгнутым по истечении 30-дневного срока после вынесения судом первой инстанции решения о расторжении, несмотря на то что это решение в реальности в тот момент в силу не вступило, так как было своевременно обжаловано). Представляется, что подобное смещение в прошлое или в будущее преобразовательного эффекта решения суда может быть допущено в исключительных случаях, когда иначе бы допускалась явная несправедливость. Например, при расторжении по суду договора аренды большого складского комплекса немедленное освобождение арендованных зданий арендатором может быть крайне проблематичным и привести к непропорциональным убыткам. В такой ситуации суд мог бы отсрочить момент, с которого договор будет считаться расторгнутым.
Кроме того, целесообразность смещения эффекта изменения договора в прошлое может возникнуть при изменении условий договора судом в связи с существенным изменением обстоятельств (см. комментарий к ст. 451 ГК РФ).
3.7. Из смысла закона и положений п. 1 ст. 450.1 ГК РФ вытекает, что при одностороннем отказе или изменении договора по общему правилу обязательства сторон будут считаться прекращенными или измененными с момента доставки соответствующего одностороннего извещения, если в законе, договоре или самом таком извещении не указана более поздняя дата прекращения (изменения) обязательств или односторонний отказ (заявление об изменении договора) не поставлен под отлагательное условие (см. комментарий к п. 1 ст. 450.1 ГК РФ).
Более дискуссионной является возможность установить заранее в самом договоре право одной из сторон изменить его условия или отказаться от договора в одностороннем порядке с обратной силой. Иначе говоря, могут ли стороны согласовать в договоре, что при реализации одной из сторон своего права на внесудебное одностороннее изменение условий договора или отказ от него договор будет считаться действовавшим в измененной редакции или недействовавшим с момента его заключения (т.е. с обратной силой)? Думается, что условия договора, допускающие возможность навязывания такой ретроспективности посредством одностороннего волеизъявления, должны быть предметом пристального внимания судов с точки зрения перспектив признания их несправедливыми и применения ст. 10 и ст. 428 ГК РФ, если такие условия были включены в договор со слабой стороной договора. Кроме того, такая ретроспективность, как уже отмечалось, очень сомнительна в ситуации, когда ранее по договору происходил переход права собственности.
3.8. В Определении КЭС ВС РФ от 2 июля 2015 г. N 305-ЭС15-2415 отражена идея о том, что расторгнутый договор может быть "реанимирован" последующим поведением сторон, из которого следует, что стороны продолжают считать договор действующим. В данном деле после надлежащего расторжения договора стороны продолжали исполнять обязательства, а впоследствии подписали дополнительное соглашение к договору с ретроактивной оговоркой, в котором подтвердили сохранение и неизменность условий ранее расторгнутого договора. По мнению Суда, это означает, что договор не прекращен. Представляется, более правильно считать, что такое поведение сторон свидетельствует о заключении нового договора на условиях ранее расторгнутого договора с распространением его условий на отношения сторон, имевшие место с момента формального расторжения изначального договора. Это может иметь в ряде случаев важное практическое значение. Например, если после расторжения изначального договора, но до его "реанимации" изменились императивные или диспозитивные нормы закона, регулирующие права и обязанности сторон договора, они должны применяться к отношениям сторон после "реанимации" с точки зрения правил ст. 422 ГК РФ, так как на самом деле изначальный договор был все-таки прекращен, и после изменения законодательства де-факто заключен новый договор. Кроме того, если обязательства по изначальному договору были обеспечены поручительством или залогом третьего лица, такие обеспечения прекращаются и не восстанавливаются без согласия соответствующих обеспечителей. Иначе говоря, поведение сторон или любые соглашения сторон не могут отменить задним числом факт состоявшегося прекращения обязательств.
4. Из п. 4 ст. 453 ГК РФ вытекает, что по общему правилу стороны не обязаны возвращать друг другу то, чем они успели эквивалентно и надлежащим образом обменяться до расторжения или изменения договора. Согласно п. 4 Постановления Пленума ВАС РФ от 6 июня 2014 г. N 35, если соглашением сторон не предусмотрено иное, возврат полученного по расторгаемому договору возможен лишь тогда, "когда встречные имущественные предоставления по договору к моменту его расторжения осуществлены надлежащим образом, т.е. интересы сторон не нарушены". Если договор носит длящийся характер и предполагает исполнение обязательств по частям (этапам) и предмет обязательств носит делимый характер, в силу тех же разъяснений ВАС РФ возврат предоставленного возможен, только если размеры произведенных сторонами имущественных предоставлений эквивалентны (например, размер уплаченных авансовых платежей соответствует предусмотренной в договоре стоимости оказанных услуг или поставленных товаров, такие услуги и товары сохраняют интерес для получателя сами по себе и т.п.)".
Обратное может вытекать из закона и соглашения сторон. Соответственно, стороны, заключая соглашение о расторжении, могут оговорить двусторонний возврат того, что они успели передать друг другу по договору. Наличие такого условия соглашения о расторжении не означает, что стороны с обратной силой отменяют основания перехода права собственности. Соответственно, стороны обязаны, по сути, осуществить обратное отчуждение полученного друг от друга имущества. Аналогичное последствие расторжения (изменения) может быть предусмотрено и в самом расторгаемом (изменяемом) договоре для случаев одностороннего отказа (изменения) или судебного расторжения (изменения).
4.1. В силу абз. 2 п. 4 ст. 453 ГК РФ в случае, если по результатам расторжения или изменения договора создается ситуация, когда одна сторона остается с полученным от другой стороны имуществом или иным предоставлением, а свое встречное исполнение уже производить не обязана в силу прекращения этого обязательства, образующаяся неэквивалентность подлежит устранению посредством иска о возврате предоставленного до расторжения имущества.
4.2. Если стороны до расторжения осуществили встречный обмен имущественными предоставлениями, но исполнение одной из сторон оказывается ненадлежащим (что и послужило основанием к правомерному расторжению), стороны также обязаны осуществить двусторонний возврат полученного.
4.3. Если договор имеет длящийся и исполняемый по частям характер и при этом соответствующие этапы исполнения между собой настолько тесно связаны, что прекращение договора на одном из последующих этапов из-за нарушения договора одной из сторон лишает ранее полученное другой стороной какой-либо для нее ценности, такое расторжение должно давать право требовать двустороннего возврата того, чем стороны успели обменяться до расторжения. Близкий принцип отражен в п. 3 ст. 73 Венской конвенции 1980 г., а также в ст. III.-3:511 Модельных правил европейского частного права. Например, если поставщик поставил сложное техническое оборудование и получил за это соразмерную часть цены, а затем долгое время не исполнял обязательства по пусконаладке или иные дополнительные обязательства по договору (предоставление программного обеспечения, обучение персонала покупателя работе с поставленным оборудованием и т.п.), то покупатель в некоторых случаях (например, при невозможности найти замену поставщику для выполнения таких дополнительных работ или услуг) должен иметь право отказаться от договора не только в отношении неисполненных обязательств, но и ретроспективно - в отношении уже исполненных взаимных обязательств на предыдущем этапе. В таком случае он вправе потребовать возврата всей уплаченной цены и предложить поставщику забрать поставленное оборудование. В контексте российского права такая возможность следует из п. 4 Постановления Пленума ВАС РФ от 6 июня 2014 г. N 35, в котором указывается на учет того, сохраняет ли полученное до расторжения исполнение само по себе интерес для кредитора, при определении возможности требовать взаимный возврат того, что стороны успели исполнить в адрес друг друга надлежащим образом до расторжения.
4.4. В силу прямого указания в п. 4 ст. 453 ГК РФ к иску о возврате предоставленного до расторжения имущества подлежат применению нормы ГК РФ о неосновательном обогащении, если иное не вытекает из закона, договора или существа обязательства. Соответственно, правовая основа иска о возврате имущества при неосуществлении контрагентом встречного исполнения и расторжении договора состоит в первую очередь из норм гл. 60 ГК РФ. Но суды могут отступать от правил о неосновательном обогащении и выводить из существа отношений иные решения, которые будут в большей степени соответствовать специфике возникающих в рамках расторжения договора отношений.
4.5. Объектом возврата при расторжении могут быть уплаченная предоплата (п. 1 информационного письма Президиума ВАС РФ от 11 января 2000 г. N 49; Постановление Президиума ВАС РФ от 25 марта 2014 г. N 10614/13), переданная по договору доля в ООО (Постановления Президиума ВАС РФ от 11 октября 2011 г. N 5950/11 и от 10 июня 2014 г. N 1999/14), недвижимость (п. 65 Постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 29 апреля 2010 г. N 10/22; Постановление Президиума ВАС РФ от 15 апреля 2008 г. N 16732/07), товар (п. 13 информационного письма Президиума ВАС РФ от 24 сентября 2002 г. N 69), акции, товарные знаки и патенты, права по договорным обязательствам или иное имущество.
4.6. Возврат полученного имущества осуществляется собственником. Иначе говоря, имеет место, по сути, обратное отчуждение права собственности; расторжение договора не подрывает правовые основы произошедшего ранее приобретения права собственности. В п. 7 Постановления Пленума ВАС РФ от 6 июня 2014 г. N 35 на этот счет указано: "Сторона расторгнутого договора, которой было возвращено переданное ею в собственность другой стороне имущество, приобретает право собственности на это имущество производным способом (абзац первый пункта 2 статьи 218 ГК РФ) от другой стороны расторгнутого договора. Следовательно, обременения (например, ипотека), установленные собственником в отношении этого имущества до момента передачи его обратно в собственность лицу, заявившему требование о расторжении договора, сохраняются, за исключением случаев заведомо недобросовестного поведения лица, в пользу которого было установлено соответствующее обременение (пункт 4 статьи 1, статья 10 Кодекса). Размер обременения учитывается судом при определении того, насколько снизилась стоимость имущества, возвращаемого истцу. При существенном размере обременения истец также вправе исходить из того, что имущество не может быть возвращено ему в том виде, в каком было передано ответчику, и требовать возмещения его полной стоимости". С таким подходом следует согласиться.
4.7. В случае невозможности вернуть в натуре полученное до расторжения имущество подлежат применению следующие разъяснения ВАС РФ, закрепленные в п. 6 Постановления Пленума от 6 июня 2014 г. N 35.
Во-первых, если основанием для расторжения договора послужило нарушение договора стороной, получившей имущество в собственность, то эта сторона должна компенсировать кредитору всякие, в том числе случайные, недостачу или ухудшение имущества применительно к п. 1 ст. 405 ГК РФ.
Во-вторых, при невозможности возврата имущества в натуре сторона, нарушившая договор, обязана возместить другой стороне его стоимость по цене, указанной в расторгнутом договоре, а при ее отсутствии - стоимость имущества, определяемую по правилам п. 3 ст. 424 ГК РФ на момент приобретения. При наличии недостатков у имущества в расчет принимается его стоимость, определенная с учетом данных недостатков.
В-третьих, сторона, допустившая нарушения, приведшие к расторжению договора, может быть вместе с тем освобождена от обязанности возместить стоимость полученного ею имущества в денежной форме в том случае, если имущество погибло в результате недостатков, за которые отвечает сторона, передавшая имущество, или гибель имущества произошла бы в любом случае вне зависимости от того, у кого оно находилось бы.
В-четвертых, если договор расторгается в связи с нарушениями, допущенными стороной, передавшей по этому договору имущество, либо не в связи с нарушением какой-либо из сторон, сторона, получившая имущество в собственность и обязанная его вернуть другой стороне, только в том случае компенсирует отсутствие или ухудшение этого имущества в денежной форме, если она распорядилась этим имуществом или потребила его, а также если гибель имущества или его ухудшение произошли в условиях, когда сторона относилась к обеспечению сохранности имущества существенно менее заботливо, чем это свойственно обычному участнику гражданского оборота. После того как сторона узнала или должна была узнать о наличии оснований для расторжения договора, она компенсирует стоимость имущества при наличии ее вины в любой форме.
В-пятых, сторона, возместившая стоимость имущества, имеет право на возмещение необходимых и разумных расходов, которые она понесла в связи с содержанием и использованием указанного имущества.
4.8. Независим
Возможно вас заинтересует эти образцы, формы и шаблоны договоров:
Безымянная страница
Образцы договоров:
Формы договоров: Добровольное страхование
Формы договоров: аренда, лизинг, прокат
Образцы договоров: Страхование
Другие шаблоны договоров:
Вопрос - ответ:


Copyright 2009 - 2017 гг. Образцы договоров. All rights reserved.
При использовании материалов сайта активная гипер ссылка  обязательна!