Статья 449. Основания и последствия признания торгов недействительными

Комментарий к статье 449

1. В ст. 12 ГК РФ среди способов защиты гражданских прав названы признание сделки недействительной и признание недействительным акта государственного органа или органа местного самоуправления. Признание недействительными торгов там не упоминается. В то же время комментируемая статья прямо устанавливает возможность признания торгов недействительными. При этом детальный правовой режим оспаривания торгов долгое время не был закреплен в ней. Пленум ВАС РФ в порядке судебного толкования разъяснил, что споры о признании торгов недействительными рассматриваются по правилам, установленным для признания недействительными оспоримых сделок (п. 44 Постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 29 апреля 2010 г. N 10/22). Можно говорить о применении правил об оспоримых сделках к торгам лишь по аналогии: торги не являются единой сделкой, а представляют собой достаточно сложный механизм, включающий в себя целую серию сделок и иных юридически значимых действий многих лиц.
Редакция комментируемой статьи, вступившая в силу с 1 июня 2015 г., несколько расширила регулирование порядка оспаривания торгов (например, был введен конкретный срок давности), но полностью не исключила необходимость субсидиарного применения общих правил об оспаривании сделок.
1.1. Основанием для признания проведенных торгов недействительными согласно комментируемой статье является одновременное наличие двух фактов: нарушение норм закона при проведении торгов и нарушение прав и законных интересов лица, их оспаривающего. В первую очередь суду необходимо установить факт нарушения правил проведения торгов, установленных законом (п. 1 ст. 449 ГК РФ). Законами по тексту ГК РФ в силу прямого указания в п. 2 ст. 3 ГК РФ являются только федеральные законы. В этом плане несколько нелогично, что п. 1 комментируемой статьи говорит только о законах, не упоминая традиционную для текста ГК РФ ссылку на иные правовые акты. Тем более что в ст. 168 ГК РФ объявляются недействительными сделки, противоречащие как закону, так и иным правовым актам.
Иначе говоря, по буквальному смыслу п. 1 комментируемой статьи торги могут быть признаны недействительными, только если нарушаются правила, зафиксированные именно и только в федеральном законе. Однако, учитывая, что правила проведения торгов очень часто закреплены соответствующими органами исполнительной власти на уровне подзаконных нормативных правовых актов (см., например, Постановление Правительства РФ от 3 декабря 2014 г. N 1299 "Об утверждении Правил проведения публичных торгов по продаже объектов незавершенного строительства"), данную норму следует толковать расширительно. Следует допускать оспаривание торгов в том числе при нарушении правил, установленных в подзаконных актах, если такие акты приняты органами исполнительной власти в рамках реализации правотворческой компетенции по установлению таких правил, закрепленной в законе.
1.2. Правила проведения торгов - это процедурные требования, к которым следует относить нормы, определяющие (а) подготовку самих торгов (публикацию информации, сбор заявок и т.п.); (б) непосредственный порядок их проведения; (в) порядок фиксации результатов торгов и заключения договора с победителем торгов.
В комментируемой норме говорится о нарушении установленных законом правил их проведения как об основании для признания торгов недействительными. Также в комментируемой норме приведен примерный перечень ситуаций, которые суду следует квалифицировать как нарушения правил проведения торгов. Подчеркнем, что перечень примерный, и в целом можно поставить под сомнение целесообразность его включения в комментируемую норму. Нарушения правил проведения торгов отличаются таким многообразием, что составить их типологию для закрепления в норме закона весьма сложно.
В п. 71 Постановления Пленума ВС РФ от 17 ноября 2015 г. N 50 на сей счет указано следующее: "Приведенный в пункте 1 статьи 449 ГК РФ перечень оснований для признания публичных торгов недействительными не является исчерпывающим. Такими основаниями могут быть, в частности, публикация информации о проведении публичных торгов в ненадлежащем периодическом издании (с учетом объема тиража, территории распространения, доступности издания); нарушение сроков публикации и полноты информации о времени, месте и форме публичных торгов, их предмете, о существующих обременениях продаваемого имущества и порядке проведения публичных торгов, в том числе об оформлении участия в них, определении лица, выигравшего публичные торги, а также сведений о начальной цене (пункт 2 статьи 448 ГК РФ); необоснованное недопущение к участию в публичных торгах; продолжение публичных торгов, несмотря на поступившее от судебного пристава-исполнителя сообщение о прекращении обращения взыскания на имущество". См. также п. п. 3 - 4 информационного письма Президиума ВАС РФ от 22 декабря 2005 г. N 101. Традиционно в судебной практике распространено признание торгов недействительными в связи с необоснованным отказом в допуске претендентов к участию в торгах (см., например, Определение КЭС ВС РФ от 1 июля 2016 г. N 306-ЭС16-3230).
ВС РФ допускает признание торгов недействительными и тогда, когда имела место имитация конкурентности торгов, а именно: все участники торгов были аффилированы между собой и один из двух участников был привлечен лишь для создания видимости конкурентности торгов (Определение КГД ВС РФ от 27 сентября 2016 г. N 42-КГ16-2).
1.3. При этом возникает крайне важный вопрос о том, являются ли основанием для оспаривания торгов нарушения, допущенные не в процессе проведения торгов, а на этапе принятия решения о проведении торгов (например, состоящие в неправомерном выставлении на торги имущества должника, неверном определении начальной цены и т.п.). Прежняя судебная практика отвечала на этот вопрос отрицательно. Так, например, признавалось, что "нарушения, допущенные судебным приставом-исполнителем при наложении ареста на имущество должника", а равно "неправильная оценка имущества, выставленного на публичные торги в рамках исполнительного производства" не являются основанием для признания публичных торгов недействительными (п. п. 6 - 7 информационного письма Президиума ВАС РФ от 22 декабря 2005 г. N 101, Постановление Президиума ВАС РФ от 13 сентября 2005 г. N 5180/05). В то же время в Обзоре судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 2 (2016), утвержденном Президиумом ВС РФ 6 июля 2016 г. (ответ на вопрос N 10), Суд закрепил, что публичные торги могут быть признаны недействительными в связи с допущенными судебным приставом-исполнителем нарушениями, повлекшими за собой незаконную передачу имущества должника на реализацию с публичных торгов (например, при возбуждении исполнительного производства при отсутствии законных оснований для его возбуждения или при обращении взыскания на имущество должника, не подлежащее реализации). Таким образом, можно констатировать, что ВС РФ не последовал за практикой ВАС РФ в этом вопросе.
1.4. Норма комментируемого пункта не говорит о том, что для признания торгов недействительными нарушения должны быть существенными. Но это требование со всей очевидностью подразумевается, и оно признается судебной практикой. Так, согласно п. 5 информационного письма Президиума ВАС РФ от 22 декабря 2005 г. N 101 "при рассмотрении иска о признании публичных торгов недействительными суд должен оценить, являются ли нарушения, на которые ссылается истец, существенными и повлияли ли они на результат торгов".
Согласно п. 71 Постановления Пленума ВС РФ от 17 ноября 2015 г. N 50 "нарушения, допущенные организатором публичных торгов, признаются существенными, если с учетом конкретных обстоятельств дела судом будет установлено, что они повлияли на результаты публичных торгов (в частности, на формирование стоимости реализованного имущества и на определение победителя торгов) и привели к ущемлению прав и законных интересов истца".
Представляется, что такой подход должен применяться не только к публичным торгам, но и ко всем иным торгам безотносительно к тому, должны ли они проводиться в силу указания об этом в законе или нет.
1.5. Как известно, по требованию о признании оспоримой сделки недействительной установлен сокращенный срок исковой давности продолжительностью один год (п. 2 ст. 181 ГК РФ). Этот же срок ранее применялся к оспариванию торгов (Постановление Президиума ВАС РФ от 6 апреля 2010 г. N 17359/09). В связи с этим явно ошибочной выглядит норма п. 1 комментируемой статьи, вступившая в силу с 1 июня 2015 г., согласно которой торги, проведенные с нарушением правил, установленных законом, могут быть признаны судом недействительными по иску заинтересованного лица в течение одного года со дня проведения торгов. Очевидно, что законодатель имел здесь в виду не то, что возможность признать торги недействительными отпадает через год со дня проведения торгов, а хотел установить, что в течение такого срока должен быть подан именно иск об оспаривании торгов. Иное толкование приводило бы к тому, что затягивание спора на год лишало бы суд легальной возможности признать торги недействительными.
1.6. Также следует обратить внимание на указание в п. 1 комментируемой статьи даты начала исчисления срока давности на оспаривание торгов. Так, норма указывает, что годичный срок отсчитывается с момента проведения торгов. Если бы не это указание, применение п. 2 ст. 181 ГК РФ привело бы к выводу о том, что срок давности должен исчисляться со дня, когда истец узнал или должен был узнать об иных обстоятельствах, являющихся основанием для признания торгов недействительными. Иначе говоря, в ситуации, когда истец узнает о нарушении процедуры проведения торгов по окончании годичного срока с момента их проведения, у него уже нет возможности оспорить торги. По сути, годичный срок давности для оспаривания торгов носит объективный характер.
Есть ли логика в таком отходе от общих правил расчета давности по искам об оспаривании сделок? На этот вопрос следует ответить утвердительно. Тем самым законодатель стремится обеспечить стабильность оборота и минимизировать период правовой неопределенности в отношении действительности сделки, заключенной по результатам торгов.
1.7. Требование о признании оспоримой сделки недействительной может быть предъявлено только лицами, указанными в ГК РФ (п. 2 ст. 166 ГК РФ). Что касается торгов, то их результаты могут быть оспорены лишь по иску заинтересованного лица (п. 1 ст. 449 ГК РФ). Определение лица, заинтересованного в оспаривании торгов, - один из наиболее актуальных вопросов судебно-арбитражной практики. Какие-либо нарушения порядка проведения торгов не являются основаниями для признания торгов недействительными по иску лица, чьи имущественные права и интересы этими нарушениями не затрагиваются и не могут быть восстановлены при применении последствий недействительности заключенного по итогам торгов договора.
Необходимость доказывания материального интереса в оспаривании вытекает из п. 2 ст. 166 ГК РФ, согласно которому "оспоримая сделка может быть признана недействительной, если она нарушает права или охраняемые законом интересы лица, оспаривающего сделку, в том числе повлекла неблагоприятные для него последствия".
Заинтересованность лица должна основываться на законных основаниях: она состоит не в интересе как таковом, а в правовом (законном) интересе лица, считающего, что его права и законные интересы нарушены. В связи с этим можно выделить несколько критериев для определения "заинтересованности" истца в оспаривании результатов торгов: 1) права и законные интересы заинтересованного лица непосредственно нарушены оспариваемыми торгами и (или) заключенным по их результатам договором; 2) в результате признания торгов недействительными имущественные интересы заинтересованного лица будут восстановлены; 3) заинтересованное лицо получит что-либо (права, имущество) в результате проведения реституции после признания торгов недействительными.
Анализ судебно-арбитражной практики последних лет позволяет выявить две категории лиц, наиболее часто признаваемых заинтересованными в оспаривании торгов: 1) лица, принимавшие участие в торгах, но не выигравшие их; 2) лица, подававшие заявки, но не допущенные к участию в торгах. Но было бы неправильно жестко ограничивать круг заинтересованных лиц, имеющих право обращаться с требованиями о признании торгов недействительными. Заинтересованность должна устанавливаться исходя из конкретных обстоятельств дела и характера нарушений, допущенных при организации и проведении торгов, а также их влияния на правовое положение истца. Недостаточно просто определить статус истца (должник, взыскатель, участник торгов и проч.), необходимо установить, каким образом допущенные нарушения затрагивают его законные права и интересы.
Предположим, истец не принимает участия в торгах, но при этом четко мотивирует свой отказ от участия в них тем, что считает проведение этих торгов незаконным. За подобным, хотя и добровольным, отказом может последовать иск о признании торгов недействительными. Если лицо считает проведение торгов незаконным, то зачем ему подавать заявку на участие в них? Вполне разумно вместо подачи заявки предъявить иск в суд о признании торгов недействительными. В таком случае истец не является ни претендентом, ни участником торгов, но он заинтересован в признании торгов недействительными.
В силу п. 70 Постановления Пленума ВС РФ от 17 ноября 2015 г. N 50 "с иском в суд о признании публичных торгов недействительными может обратиться любое заинтересованное лицо (пункт 1 статьи 449, часть 1 статьи 449.1 ГК РФ)". Далее в нем указывается, что, в частности, такими лицами могут быть: участники торгов; лица, не имевшие возможности участвовать в публичных торгах из-за допущенных, по их мнению, нарушений правил их проведения; стороны исполнительного производства; судебный пристав-исполнитель; иные лица, обосновавшие свой интерес в оспаривании публичных торгов. Лицо может быть заинтересовано в оспаривании публичных торгов и в том случае, когда исполнительное производство, в ходе которого проводились эти торги, окончено фактическим исполнением.
Качественная оценка судом наличия у истца заинтересованности в оспаривании торгов зависит от анализа всех обстоятельств и может быть проиллюстрирована следующим примером: должник, право требования к которому продается с публичных торгов, не может оспорить торги, так как ему должно быть индифферентно, по какой стоимости право требования к нему будет отчуждено третьему лицу в результате торгов (п. 8 информационного письма Президиума ВАС РФ от 22 декабря 2005 г. N 101).
При этом тот факт, что истцом по иску об оспаривании торгов является участник торгов, сам по себе еще не означает, что результаты торгов каким-то образом нарушают интересы такого истца. Лицо, обращающееся с требованием о признании торгов недействительными, должно доказать наличие защищаемого права или интереса. Нарушения порядка проведения торгов не могут являться основаниями для признания торгов недействительными по иску лица, чьи имущественные права и интересы данными нарушениями не затрагиваются и не могут быть восстановлены при применении последствий недействительности заключенной на торгах сделки (п. 1 информационного письма Президиума ВАС РФ от 22 декабря 2005 г. N 101).
При этом, если основанием для признания торгов недействительными является необоснованный недопуск претендента к участию в торгах, судебная практика исходит из того, что для обоснования своей заинтересованности в оспаривании торгов такому лицу не требуется доказывать, что он мог бы выиграть такие торги (Определение КЭС ВС РФ от 1 июля 2016 г. N 306-ЭС16-3230).
В определенных случаях заинтересованным в оспаривании торгов лицом может быть прокурор (ч. 1 ст. 52 АПК РФ), антимонопольный орган (ч. 4 ст. 17 Закона о защите конкуренции, п. 3 ч. 22 ст. 99 Закона о контрактной системе), федеральная налоговая служба (уполномоченный орган в делах о банкротстве) и проч.
1.8. Ответчиками по требованиям о признании торгов недействительными по общему правилу являются организатор торгов и (или) привлекаемые им специализированные организации и лицо, выигравшее торги (п. 70 Постановления Пленума ВС РФ от 17 ноября 2015 г. N 50).
1.9. Итак, в случае существенных нарушений, допущенных при проведении торгов, торги могут быть оспорены. Но из этого не следует, что торги не могут признаваться недействительными и по общим основаниям, указанным в ГК РФ в отношении недействительности сделок. Торги могут быть признаны недействительными, если они нарушают основы правопорядка и нравственности (ст. 169 ГК РФ), являются мнимыми или притворными (ст. 170 ГК РФ), проводятся под воздействием угроз, насилия, обмана (ст. 179 ГК РФ) и т.п. При этом если соответствующая норма закона, формирующая основание для недействительности сделки, говорит о ничтожности последней, то и торги должны признаваться ничтожными. Этот подход находит подтверждение и в судебной практике. Так, например, в Постановлении Президиума ВАС РФ от 25 апреля 2000 г. N 9003/99 Суд признал, что реализация по долгам частной корпорации с торгов имущества, принадлежащего не корпорации, а государству, влечет именно ничтожность, а не оспоримость торгов, так как нарушение касается не самой процедуры проведения торгов (аналогичный подход см. Постановление Президиума ВАС РФ от 8 октября 2002 г. N 11695/01).
2. Согласно п. 2 комментируемой статьи признание торгов недействительными влечет недействительность заключенного на их основании договора. Иначе говоря, действительность договора обусловлена действительностью торгов.
2.1. Договор, заключенный по итогам недействительных торгов, должен квалифицироваться как ничтожная сделка, так как его недействительность прямо указана в п. 2 ст. 449 ГК РФ. Отдельного иска об оспаривании договора не требуется. Если истец подал иск об оспаривании торгов и его иск удовлетворен, договор, заключенный в результате торгов, считается ничтожным с самого момента его заключения без какого-либо дополнительного судебного акта. Соответственно, истец может требовать признания торгов недействительными и применения последствий ничтожности заключенного по результатам торгов договора на основании ст. 167 ГК РФ.
2.2. Однако основания недействительности договора, заключенного на торгах, можно дифференцировать на общие и специальные. Признание торгов недействительными - это специальное основание недействительности договора. Если основаниями недействительности (ничтожности, оспоримости) договора являются нарушения, не относящиеся к процедуре торгов, суд рассматривает спор о признании договора недействительным или применении последствий ничтожного договора на общих основаниях вне связи с ранее проведенными торгами и без предварительного признания недействительными торгов (п. 11 информационного письма Президиума ВАС РФ от 22 декабря 2005 г. N 101, см. также Постановление Президиума ВАС РФ от 18 февраля 2014 г. N 5243/06).
2.3. Применительно к последствиям недействительности договора, заключенного на торгах, комментируемая норма отсылает к положениям ст. 167 ГК РФ. Основным последствием недействительности сделки является аннулирование правовых последствий сделки и возвращение сторон в первоначальное положение посредством реституции, при которой каждая из сторон обязана вернуть другой стороне полученное по сделке. Это последствие может применяться, когда одна или обе стороны полностью либо в части исполнили оспариваемую сделку. При невозможности вернуть полученное в натуре каждая из сторон обязана возместить другой стороне стоимость полученного в денежном выражении.
2.4. Главный вопрос состоит в том, правомерно ли применять положения о недействительности сделок (особенно в отношении фактически исполненных договоров) в ситуации, когда сторона, выигравшая торги и заключившая договор, является добросовестной, не знала и не должна была знать об основаниях недействительности торгов. Допустим, истец оспаривает торги в связи с тем, что он был незаконно отстранен от участия в них. Но победитель спорных торгов не мог и не должен был знать о наличии либо отсутствии оснований для отказа в участии в торгах иным претендентам, а тем более о неправомерности отказа в участии в торгах кому-либо из них.
Здесь возможно несколько решений. Первое состоит в полном игнорировании интересов добросовестного победителя торгов и бескомпромиссной аннуляции торгов и заключенной на их основе сделки. Второе состоит в защите добросовестного победителя торгов и отказе в оспаривании торгов в такой ситуации. Третье возможное решение допускает оспаривание торгов в ситуации, когда победитель торгов еще не успел исполнить договор, но блокирует такое оспаривание торгов, если договор уже был исполнен. Первый вариант вряд ли логичен, так как самооспаривание торгов может занять много месяцев, исход дела предугадать нередко сложно, и все это время на стороне добросовестного победителя торгов возникает неприемлемая правовая неопределенность: любые его действия по исполнению договорных обязательств могут оказаться тщетными, а расходы угрожают превратиться в убытки, если впоследствии торги будут аннулированы, а договор признан ничтожным. Третий вариант также представляется сомнительным, так как до момента вступления в силу решения суда о признании торгов недействительными может пройти более года: за этот срок договор неминуемо будет частично или полностью исполнен сторонами. Поэтому логичным представляется второе решение, основанное на максимально полной защите интересов добросовестного победителя торгов: торги не признаются недействительными, а заключенный на их основе договор не признается ничтожным, если договор заключен с добросовестным победителем торгов. Впрочем, судебной практики высших судов, подтверждающей этот тезис, пока нет.
3. Впервые в нашем законодательстве с 1 июня 2015 г. закреплена норма о распределении расходов, которые понес организатор торгов в связи с применением последствий недействительности торгов и необходимостью проведения повторных торгов: такие расходы распределяются между лицами, допустившими нарушения, повлекшие признание торгов недействительными. Практики ее применения на сегодняшний день пока еще нет. В существующем виде комментируемая норма носит неясный характер, потому что, во-первых, она не устанавливает, в какой пропорции следует распределять такие расходы, а во-вторых, довольно часто причиной признания торгов недействительными являются действия (бездействие) самого организатора торгов. Обязан ли организатор торгов компенсировать расходы на проведение повторных торгов, и если да, то кому? Несмотря на вышесказанное, само появление подобной нормы в нашем законодательстве заслуживает положительной оценки, вероятно, судебная практика в скором времени сформулирует основные подходы к ее адекватной реализации.

Возможно вас заинтересует эти образцы, формы и шаблоны договоров:
Безымянная страница
Образцы договоров:
Формы договоров: Добровольное страхование
Формы договоров: аренда, лизинг, прокат
Образцы договоров: Страхование
Другие шаблоны договоров:
Вопрос - ответ:


Copyright 2009 - 2017 гг. Образцы договоров. All rights reserved.
При использовании материалов сайта активная гипер ссылка  обязательна!