Статья 445. Заключение договора в обязательном порядке

Комментарий к статье 445

1. По общему правилу в силу принципа свободы договора стороны свободны вступать в договор или воздерживаться от этого шага, что вполне естественно в условиях рыночной экономики. Абзац 1 п. 1 комментируемой статьи вслед за ст. 421 ГК РФ повторяет, что исключение из фундаментального принципа свободы договора в виде обязательности заключения договора для одной из сторон может быть предусмотрено лишь ГК РФ или иным законом.
Такая обязанность, например, следует из правил ГК РФ о публичном договоре (ст. 426 ГК РФ). Нормы ст. 1362 и 1423 ГК РФ предусматривают обязательность для обладателя исключительного права заключения лицензионного договора (принудительная лицензия) в ряде установленных в законе случаев (п. 18 Постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 26 марта 2009 г. N 5/29). В силу подп. 5 п. 1 ст. 10 Закона о защите конкуренции допускается принуждение субъекта, занимающего доминирующее положение на товарном рынке, к заключению договора, если он необоснованно уклоняется от заключения договора и у него имеется экономическая и технологическая возможность заключить такой договор (Постановления Президиума ВАС РФ от 1 июля 2014 г. N 2449/14 и от 22 декабря 2009 г. N 6787/09).
1.1. Понуждение не допускается, если обязанность одной из сторон заключить договор установлена подзаконным актом (см., например, Постановление Президиума ВАС РФ от 7 октября 2008 г. N 5721/08). Нарушение требования такого акта может повлечь какую-либо публично-правовую ответственность, но не позволит понуждать сторону к заключению ею договора в смысле ст. 445 ГК РФ.
Мотивы такого законодательного решения понятны: заключение договора в принудительном порядке, понуждение к заключению договора вступают в конфликт с основными началами гражданского законодательства и поэтому требуют либо прямого указания федерального закона, либо явно выраженного соглашения сторон.
1.2. Пункт 1 комментируемой статьи регулирует ситуацию, когда заключение договора обязательно для стороны, получающей оферту. Такая сторона, получив оферту (в том числе оформленную в виде проекта договора), должна в течение 30 дней определиться и либо акцептовать оферту (например, подписать и вернуть экземпляр договора), либо прислать акцепт с оговорками, т.е. встречную оферту (в том числе в виде протокола разногласий).
Как следует из абз. 2 данного пункта, в случае, если оферент получает от обязанной стороны встречную оферту (в том числе оформленную в виде протокола разногласий), он вправе передать урегулирование преддоговорного спора на разрешение суда по правилам ст. 446 ГК РФ в течение 30 дней с момента получения акцепта с оговорками. В этом случае суд определяет условия договора за стороны.
Как указано в п. 4 ст. 445 ГК РФ, если акцептант уклоняется от акцепта (например, не отвечает на оферту в течение 30 дней или отвечает прямым отказом), оферент вправе подать иск о понуждении акцептанта к заключению договора. В таком случае договор будет считаться заключенным на определенных судом условиях в момент вступления в силу решения суда (см. подробнее комментарий к п. 4 комментируемой статьи).
1.3. Указанный в этой норме 30-дневный срок на предъявление в суд требований об урегулировании разногласий вызывает определенные вопросы. Ранее в судебной практике был отражен подход, согласно которому этот срок не имеет пресекательного характера и не может служить основанием к отказу в принятии иска (Постановления Президиума ВАС РФ от 31 января 2012 г. N 11657/11 и от 9 июля 2002 г. N 1662/02). В тех случаях, когда заинтересованная сторона передала разногласия на рассмотрение суда по его истечении, а другая сторона не возразила против этого, суд рассматривает такое исковое заявление по существу (п. 1 информационного письма Президиума ВАС РФ от 5 мая 1997 г. N 14). Если же ответчик возразит против рассмотрения спора об урегулировании разногласий, инициированного истцом по прошествии 30-дневного срока, суд, по логике ВАС РФ, должен отказаться разрешать преддоговорный спор. Из этого подхода следовало, что данный срок похож на своего рода срок давности, применяемый по заявлению ответчика: при отсутствии у ответчика возражений суд определяет условия договора, даже если соответствующее требование передано в суд по истечении указанного срока. Впрочем, в судебной практике последних лет встречались примеры, когда отказ судов в рассмотрении спора об урегулировании разногласий по причине пропуска указанного 30-дневного срока признавался вовсе неправомерным (Определение КЭС ВС РФ от 14 апреля 2016 г. N 309-ЭС15-17035).
В любом случае с 1 июня 2015 г. эти положения вступают в очевидное противоречие с положениями п. 2 ст. 446 ГК РФ, согласно которым право на передачу иска об урегулировании разногласий в суд утрачивается лишь по истечении шести месяцев.
Следует ли считать, что старые разъяснения ВАС РФ в отношении 30-дневного срока, намекающие на то, что это своего рода срок давности, остаются в силе, а новый 6-месячный срок выступает в качестве пресекательного, по истечении которого истец теряет право на передачу разногласий на урегулирование суда и отказ в иске уже предрешен, даже если ответчик не заявит какие-либо возражения? Или следует вовсе игнорировать 30-дневный срок и отдавать приоритет новому 6-месячному сроку в силу принципа lex posterior? На настоящий момент судебная практика по данной проблеме еще не сложилась.
1.4. Закон не дает права стороне, для которой заключение договора обязательно, передать разногласия по договору на рассмотрение суда, однако если эта сторона все же подала в суд такой иск, а контрагент представил в суд свои предложения по условиям договора, то в этом случае арбитражный суд должен исходить из того, что спор передан на его рассмотрение по соглашению сторон (п. 1 информационного письма Президиума ВАС РФ от 5 мая 1997 г. N 14).
2. Пункт 2 касается ситуации, когда оферту направляет обязанная сторона, и регулирует ее сходным образом - отклонение протокола разногласий на оферту или неполучение извещения о его принятии обязанной стороной в течение 30 дней со дня его получения дает управомоченной на заключение договора стороне право требовать урегулирования разногласий в судебном порядке.
Здесь примечательно, что законодатель в п. 2 умалчивает о 30-дневном сроке для передачи разногласия на рассмотрение суда, как это сделано в п. 1. Тем не менее ранее в одном из разъяснений ВАС РФ, по сути, применил правило о сроке, предусмотренное в п. 1 комментируемой статьи, и к данной ситуации, видимо руководствуясь аналогией закона (абз. 9 п. 1 информационного письма Президиума ВАС РФ от 5 мая 1997 г. N 14). Соответственно, возникает все та же пока не разрешенная в судебной практике коллизия между этим сроком и новой редакцией п. 2 ст. 446 ГК РФ, устанавливающей 6-месячный срок на передачу спора об урегулировании разногласий в суд.
3. Как указано в п. 3 комментируемой статьи, правила о сроках на рассмотрение оферты или встречной оферты могут быть изменены соглашением сторон (видимо, оформленным ранее) либо законом или иным правовым актом. Ряд таких законов и актов установлен в отношении отдельных видов публичных договоров и устанавливает те или иные сроки на передачу спора об урегулировании разногласий в суд.
4. Пункт 4 посвящен иску о понуждении к заключению договора в случае уклонения обязанной стороны. Такой иск может быть предъявлен в случаях, когда заключение договора для ответчика является обязательным в силу закона. Кроме того, как следует из п. 5 ст. 429 ГК РФ, иск о понуждении к заключению договора может быть предъявлен и тогда, когда обязанность одной из сторон заключить договор следует из ранее заключенного сторонами предварительного договора.
4.1. Если обязательность заключения договора для одной из сторон не следует из закона или условий предварительного договора, такой иск подлежит отклонению. При этом если при отсутствии обязанности одной из сторон заключить договор возникли разногласия по редакции договора и стороны добровольно передали спор об урегулировании разногласий в суд, такой спор рассматривается по правилам ст. 446 ГК РФ (Постановление Президиума ВАС РФ от 7 октября 2008 г. N 5721/08).
4.2. Долгое время иск о понуждении к заключению договора, который в силу комментируемой нормы надлежит подавать при уклонении обязанной стороны от заключения договора, противопоставлялся иску об урегулировании разногласий, подаваемому в силу п. п. 1 и 2 ст. 446 ГК РФ в случае, когда обязанная сторона не соглашается с предложениями управомоченной стороны или не отвечает на соответствующую оферту или протокол разногласий в течение 30 дней.
Утверждалось, что в первом случае суд лишь обязывает стороны заключить договор на указанных в его решении условиях, а во втором, собственно, формулирует эти условия. Получалось, что в первом случае необходимо было посредством исполнительного производства добиваться исполнения решения, что могло быть не всегда эффективным. Обязанное лицо (должника в исполнительном производстве) санкция за неисполнение судебного решения могла устрашать меньше, чем вступление в силу договора, который он принужден заключить.
Этому различию во многом способствовало процессуальное законодательство (см. ст. 173 АПК РФ: "По спору, возникшему при заключении или изменении договора, в резолютивной части решения указывается вывод арбитражного суда по каждому спорному условию договора, а по спору о понуждении заключить договор указываются условия, на которых стороны обязаны заключить договор").
Получалось, что если ответчик вовсе уклонялся от заключения договора, то против него выносилось трудноисполнимое решение о понуждении к заключению договора, а если он пошел на переговоры и согласовал часть условий, иные условия урегулировались в судебном порядке, что указывалось в резолютивной части решения, с момента вступления которого в законную силу договор оказывался заключенным.
Однако Постановление Президиума ВАС РФ от 31 января 2012 г. N 11657/11 устранило это надуманное различие.
В этом ключевом для понимания ст. 445 ГК РФ акте ВАС РФ указано, что реализация права стороны, управомоченной требовать заключения договора в судебном порядке, не может зависеть от формы уклонения обязанной стороны от его заключения на предложенных условиях (отказ от подписания договора, подписание его в суде с протоколом разногласий, утрата протокола разногласий при пересылке или подписание неуполномоченным лицом и т.п.). Поскольку заключение договора является обязательным, обязанностью суда является обеспечение защиты прав лица, обратившегося с требованием о понуждении к заключению договора.
Статья 173 АПК РФ была истолкована так, что "разрешение судом спора о понуждении к заключению договора и при уклонении от заключения договора, и при возникновении разногласий по конкретным его условиям сводится по существу к внесению определенности в правоотношения сторон и установлению судом условий, не урегулированных сторонами в досудебном порядке".
В конечном итоге сделан вывод, что установление судом или изменение при рассмотрении спора о понуждении к заключению договора фактических обстоятельств, влияющих на формулировку искового требования, не меняет его предмета как спора о заключении договора и не должно приводить к отказу в понуждении к его заключению. Последствием такого отказа является необходимость предъявления нового иска, что может привести к нарушению прав на судопроизводство в разумный срок.
ВАС РФ указал, что при ином подходе не будет достигнута цель обращения в суд, будет "не выполнено требование гражданского законодательства о заключении переданного на рассмотрение суда договора в обязательном порядке".
Иными словами, и при урегулировании разногласий, и при рассмотрении иска о понуждении заключить договоры суд формулирует спорные условия или весь договор в резолютивной части решения. С момента вступления его в законную силу стороны связаны договором. Исполнительное производство здесь не требуется.
4.3. Различение этих исков становится еще более спорным в силу того, что в рамках новой редакции п. 4 комментируемой статьи, вступившей в силу с 1 июня 2015 г., если иск о понуждении заключить договор удовлетворен, договор считается заключенным на условиях, указанных в решении суда, с момента вступления в законную силу соответствующего решения суда. Ранее такой подход был намечен в практике ВАС РФ (Постановлении Президиума ВАС РФ от 13 октября 2011 г. N 4408/11). Такое решение суда носит преобразовательный характер. Суд выносит волезамещающее решение: судебное решение замещает необходимое для заключения договора волеизъявление сторон. В связи с этим название искового требования (понуждение к заключению договора) несколько некорректно, так как намекает на то, что иск носит характер иска о присуждении, в то время как на самом деле он является преобразовательным.
4.4. Из всего изложенного следует, что, если истец заявляет требование о понуждении к заключению договора, не указывая на необходимость урегулирования разногласий, это не блокирует обязанность суда определить условия договора, оценить проект договора, предложенный истцом, и разногласия к нему, которые может выдвинуть ответчик (если, конечно, он их выдвигает). Иначе говоря, суд все равно должен рассмотреть требование и определить условия, на которых договор будет считаться заключенным.
4.5. В равной степени, если истец заявляет в суд иск об урегулировании разногласий по п. п. 2, 3 комментируемой статьи, это требование может соединяться с требованием о понуждении к заключению договора. Правила ст. 446 ГК РФ указывают на то, что по итогам рассмотрения спора об урегулирования разногласий суд определяет условия заключаемого договора. Представляется, что в таком случае договор также должен считаться заключенным с момента вступления в силу решения суда, как если бы иск был заявлен о понуждении к заключению договора как минимум, если истец заявляет такое требование. Более того, возможно, логично допустить, что любой иск об урегулировании разногласий подразумевает требование о понуждении к заключению договора в соответствующей редакции. В этом плане результат рассмотрения спора об урегулировании разногласий должен быть идентичен результату рассмотрения иска о понуждении к заключению договора. Иначе бы право допускало грубое нарушение принципа процессуальной экономии. Стороны судились бы ради определения условий договора, а затем одной из сторон пришлось бы заново идти в суд с требованием о понуждении к заключению договора на определенных в рамках рассмотрения предыдущего спора условиях.
4.6. Каков срок давности по требованиям о понуждении к заключению договора? На этот вопрос не так легко ответить. Казалось бы, здесь должен применяться общий трехлетний срок давности. Но смущает то, что п. 2 ст. 446 ГК РФ устанавливает с 1 июня 2015 г. 6-месячный пресекательный срок на передачу в суд требований об урегулировании разногласий, а п. 1 ст. 445 ГК РФ говорит применительно к этому же требованию о 30-дневном сроке. Как уже отмечалось, иск о понуждении к заключению договора неизбежно сопрягается с требованием об определении условий договора и может быть заявлен как при уклонении ответчика от заключения договора, так и при выдвижении им встречных предложений (Постановление Президиума ВАС РФ от 31 января 2012 г. N 11657/11). Собственно говоря, разница между этими исками очень туманна. Логично ли в таких условиях применять к требованию о понуждении к заключению договора трехлетний срок давности, а к требованию об урегулировании разногласий иной (30-дневный или 6-месячный) срок? Представляется, что такого рода дифференцированное решение крайне сомнительно. Видимо, разумнее исходить из того, что в отношении всех таких требований должен действовать какой-то единый срок (либо 30 дней, либо 6 месяцев - в зависимости от того, как судебная практика разрешит коллизию между п. 1 ст. 445 и п. 2 ст. 446 ГК РФ в части сроков на передачу преддоговорного спора в суд).
4.7. Согласно комментируемому пункту сторона, обязанная к заключению договора и необоснованно уклонявшаяся от исполнения этой обязанности, должна возместить другой стороне убытки. Речь в данном случае идет об особой форме деликтной ответственности (гл. 59 ГК РФ), близкой по своему характеру к преддоговорной (ст. 431.1 ГК РФ). При этом из смысла нормы следует, что такая ответственность наступает только в случае отказа от заключения договора или игнорирования соответствующей оферты (встречной оферты). Если обязанная сторона не уклонялась от заключения договора, а лишь представила свои возражения (протокол разногласий), после чего истец предъявил в суд иск об урегулировании разногласий, ответчика (за исключением, возможно, каких-то исключительных случаев, когда отсутствуют сомнения в том, что выдвижение заведомо неразумных возражений имело целью прикрыть фактический отказ заключать договор) вряд ли можно обвинить в недобросовестном или неправомерном поведении. Соответственно, возможность взыскания убытков исключается.

Возможно вас заинтересует эти образцы, формы и шаблоны договоров:
Безымянная страница
Образцы договоров:
Формы договоров: Добровольное страхование
Формы договоров: аренда, лизинг, прокат
Образцы договоров: Страхование
Другие шаблоны договоров:
Вопрос - ответ:


Copyright 2009 - 2017 гг. Образцы договоров. All rights reserved.
При использовании материалов сайта активная гипер ссылка  обязательна!