Статья 426. Публичный договор

Комментарий к статье 426

1. Комментируемая статья устанавливает конститутивные признаки и правовой режим так называемого публичного договора - специальной договорной конструкции, представляющей собой ограничение принципа свободы договора в целях обеспечения гарантий приобретения определенными категориями участников оборота необходимых для удовлетворения их базовых потребностей благ на недискриминационной основе.
1.1. Новая редакция п. 1 ст. 426 ГК РФ, вступившая в силу 1 июня 2015 г., устанавливает, по сути, только один конститутивный признак публичного договора: особый характер деятельности лица, осуществляющего предпринимательскую или иную приносящую доход деятельность (далее - субъект публичного договора). Такая деятельность должна осуществляться в отношении каждого, кто обратится.
По ранее действовавшей редакции данного пункта можно было выделить еще один конститутивный признак данного договора - субъектом публичного договора должна была быть коммерческая организация. Однако, как будет отмечено далее, сейчас данный признак более не является релевантным для данного вида договора, поскольку в качестве субъекта публичного договора по нему может выступать любое лицо, осуществляющее предпринимательскую и иную приносящую доход деятельность, а не только коммерческая организация.
При этом в качестве контрагентов, получающих защиту посредством правил о публичном договоре, могут выступать как физические, так и юридические лица.
1.2. Итак, особый характер деятельности субъекта публичного договора, предполагающий обязанность заключать договор с каждым, кто обратится, является, пожалуй, ключевым признаком публичного договора.
Пункт 1 ст. 426 ГК РФ содержит примерный перечень договоров, которые относятся к категории публичных: розничная торговля, перевозка транспортом общего пользования, услуги связи, энергоснабжение, медицинское, гостиничное обслуживание и т.п. Кроме того, нормы об отдельных видах договоров иногда содержат прямое упоминание о публичном характере соответствующего договора. Например, такое указание есть в отношении договора водоснабжения (ч. 3 ст. 13 Федерального закона от 7 декабря 2011 г. N 416-ФЗ "О водоснабжении и водоотведении"). В такого рода случаях проблема неясности ключевого квалифицирующего признака публичного договора не встает: законодатель прямо указывает на публичный характер соответствующего договора.
В остальных случаях квалификация договора в качестве публичного осуществляется судом исходя из существа отношений и характера деятельности субъекта публичного договора. Так, например, в качестве публичного был квалифицирован договор участия в долевом строительстве многоквартирного жилого дома (Постановление ВС РФ от 18 декабря 2014 г. N 303-АД14-7399).
В законе нет четкого определения того, в каких случаях приносящая доход деятельность лица носит характер, предполагающий обязанность заключения договора с каждым, кто обратится, данный вопрос оставлен на усмотрение судебной практики.
Как отмечает КС РФ, деятельность по заключению и исполнению договоров, являющихся публичными, социально необходима и публично значима, что обусловливает правомочие законодателя закреплять условия осуществления такой деятельности с учетом ее социально-экономического значения и обеспечения возможности реализации гражданами их конституционных прав и свобод (Постановление КС РФ от 20 декабря 2011 г. N 29-П и др.). И действительно, все договоры, которые отнесены к категории публичных на уровне закона, так или иначе опосредуют предоставление неких базовых благ, без которых невозможно нормальное существование в современном обществе (договоры энергоснабжения, водоснабжения, услуги связи, медицинские услуги и др.).
Но в целом эти отраженные в комментируемой норме и практике КС РФ критерии достаточно размыты, что может вызывать определенные сложности с применением их на практике. Однако вряд ли возможно дать исчерпывающий перечень публичных договоров в текстах нормативных правовых актов, поскольку перечень базовых благ неизбежно связан с развитием общества и технологий. То, что ранее казалось роскошью, является насущной необходимостью сейчас (например, услуги мобильной связи или доступ к Интернету).
При определении признаков публичного договора необходимо также отметить, что упомянутая в комментируемой статье триада "товары, работы, услуги" в этом контексте носит достаточно условный и собирательный характер и применяется в данном случае для обозначения всего имущественного оборота в целом (см., например, понятие предпринимательской деятельности, абз. 3 п. 1 ст. 2 ГК РФ). Кроме того, сам ГК РФ прямо упоминает в качестве публичного договора договор проката, который не укладывается в рамки данной "триады".
Очевидно, что при определении того, является ли договор публичным или нет, должно приниматься во внимание существо возникающих отношений. Так, поскольку в соответствии со ст. 1229 ГК РФ правообладатель может по своему усмотрению разрешать или запрещать использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации (исключения могут быть предусмотрены лишь законом), предоставление права использования таких объектов на основании лицензионного договора, видимо, не может являться публичным договором. Другой пример: так как кредитор по кредитному договору имеет право отказаться от предоставления кредита заемщику при возникновении сомнений в его платежеспособности (ст. 821 ГК РФ), что также неразрывно связано с требованиями законодательства о банковском надзоре, направленного на обеспечение финансовой надежности кредитной организации путем установления требований к размещению банком денежных средств в виде кредитов (ч. 2 ст. 24 Федерального закона от 2 декабря 1990 г. N 395-1 "О банках и банковской деятельности"), то кредитный договор не может быть отнесен к числу публичных договоров (п. 1 информационного письма Президиума ВАС РФ от 13 сентября 2011 г. N 147).
Также при решении вопроса о наличии обязанности по продаже товаров, выполнению работ или оказанию услуг в отношении каждого, кто обратился, могут приниматься во внимание положения учредительных документов. Однако при этом не имеет значения, выступает ли соответствующая деятельность в качестве основной или нет (Постановление Президиума ВАС РФ от 24 ноября 2009 г. N 9548/09).
1.3. Одной из сторон публичного договора выступает лицо, осуществляющее предпринимательскую или иную приносящую доход деятельность. Круг субъектов публичного договора был существенно расширен в рамках реформы гражданского законодательства: с 1 июня 2015 г. закон относит к ним не только коммерческие организации, но и любых иных лиц (индивидуальных предпринимателей, некоммерческие организации), которые в рамках данного договора опосредуют осуществление предпринимательской и иной приносящей доход деятельности. Таким образом, в соответствии с новой редакцией п. 1 ст. 426 ГК РФ главным признаком одной из сторон публичного договора является не ее организационно-правовая форма, а факт осуществления деятельности, приносящей доход. Тем самым был устранен дискриминационный подход к коммерческим и некоммерческим организациям, которые осуществляли, по сути, одну и ту же деятельность за плату (например, в сфере образовательных или медицинских услуг), но при этом нормы о публичном договоре с формальной точки зрения распространялись только на коммерческую организацию.
1.4. Другой стороной публичного договора выступает потребитель.
При этом понятие "потребитель" в рамках ст. 426 ГК РФ используется в более широком смысле, чем в законодательстве о защите прав потребителей. Согласно преамбуле Закона о защите прав потребителей под потребителем понимается гражданин, имеющий намерение заказать или приобрести либо заказывающий, приобретающий или использующий товары (работы, услуги) исключительно для личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности. Указанный Закон тем самым исходит из того, что потребителем может быть только гражданин. В то же время потребителем в рамках публичного договора может выступать и юридическое лицо, на что указывает, в частности, формулировка п. 1 ст. 426 ГК РФ о том, что соответствующая деятельность субъекта публичного договора должна осуществляться в отношении "каждого, кто к нему обратиться". Понятие "каждый" в свое время было предметом толкования КС РФ, который отметил, что под ним понимается не только физическое, но и юридическое лицо (Постановление КС РФ от 3 февраля 1998 г. N 5-П).
Встречаются случаи, когда отдельные положения законодательства содержат нормы, ограничивающие круг лиц, которые могут выступать в качестве потребителей по публичному договору, только гражданами. Так, в соответствии с п. 1 ст. 45 Федерального закона от 7 июля 2003 г. N 126-ФЗ "О связи" договор об оказании услуг связи, заключенный с гражданами, является публичным договором. В данном случае имеет место прямое противоречие с п. 1 ст. 426 ГК РФ, относящим услуги связи к категории услуг, которые должны предоставляться в отношении каждого, кто обратился. Никаких исключений по субъектному составу потребителей указанная статья не содержит. В данном случае эта коллизия разрешалась судебной практикой в пользу положений ст. 426 ГК РФ (Постановления Президиума ВАС РФ от 24 ноября 2009 г. N 9548/09 и от 15 мая 2001 г. N 7717/00).
Спорным является вопрос о том, может ли субъект публичного договора в рамках своей деятельности исключить для себя заключение договора с теми или иными объективно определенными категориями потребителей. Например, может ли компания связи решить вести коммерческую деятельность только в секторе обслуживания бизнеса (так называемый b2b сектор) и не выходить на потребительский рынок вовсе? Из буквального значения содержания комментируемой статьи, говорящей об обязанности заключить договор с каждым, кто обратится, вытекает, скорее, отрицательный ответ. Но такая буквальная интерпретация существенно ограничивает свободу предприятий в выборе сферы своей коммерческой или иной деятельности и секторов экономики, в которых они готовы работать. Пока данный вопрос однозначно в российском праве не прояснен.
1.5. Квалификация договора в качестве публичного влечет следующие последствия, составляющие правовой режим публичного договора (которые иногда ошибочно рассматривают в качестве признаков публичного договора): 1) необходимость обеспечения равенства цены для всех потребителей соответствующей категории и недискриминационного подхода в отношении иных условий; 2) запрет на необоснованный отказ от заключения договора для обязанного лица, обеспеченный правом контрагента на предъявление в суд требования о понуждении к заключению публичного договора или рассмотрении разногласий по условиям договора; 3) возможность установления Правительством РФ и назначенными им федеральными органами исполнительной власти специальных правил, обязательных при заключении и исполнении отдельных видов публичных договоров.
1.6. Публичный договор следует отличать от договора присоединения (ст. 428 ГК РФ). Обе договорные конструкции направлены на защиту слабой стороны и предполагают определенный уровень стандартизации договорных условий, но при этом расставляют различные акценты. Нормы о договоре присоединения имеют своей целью защиту присоединяющейся стороны от несправедливых условий, которые появились в договоре вследствие использования особого механизма его заключения: присоединения к выставленным другой стороной условиям, на содержание которых у присоединявшейся стороны не было возможности повлиять. В связи с этим сфера действия договора присоединения заранее не ограничена какими-либо договорными типами и может применяться к любым соглашениям, которые были заключены по модели договора присоединения. Сфера применения норм о публичном договоре имеет ограничение по предметному признаку и применяется лишь к тем договорам, которые опосредуют предоставление неких фундаментальных благ, на которые имеет право претендовать каждый в современном обществе на недискриминационной основе (услуги связи, энергоснабжение, медицинские услуги, гостиничная торговля, розничная купля-продажа и т.п.), и соответственно нацелены не на контроль справедливости таких условий, а на предотвращение дискриминации.
Приведенные различия в критериях выделения конструкций публичного договора и договора присоединения определяют и различия в применимых последствиях: нарушение принципов равенства (недискриминации) потребителей по публичному договору влечет ничтожность соответствующих условий (ex ante контроль) независимо от волеизъявления потребителя, в то время как включение в договор присоединения несправедливых условий влечет возможность его изменения или расторжения в судебном порядке (ex post контроль) по инициативе присоединившейся стороны. Принцип недискриминации потребителей социально значимых благ, выступающих клиентами одной организации, более прост в реализации и создает условия для более жестких последствий его несоблюдения, нежели включение несправедливых условий в договор присоединения, оценка которых требует тщательного анализа всех сопутствующих обстоятельств, анализа рынка и договоров, используемых конкурирующими организациями.
Кроме того, правила о публичном договоре направлены на ограничение свободы договора не только в части содержания договоров, но и в плане ограничения свободы в выборе контрагентов, так как создают правовую основу для принуждения к заключению договора.
При этом один и тот же договор может быть и договором присоединения, и публичным договором (например, договор розничной купли-продажи, услуг связи), что будет предопределять возможность одновременного применения к нему положений ст. ст. 426 и 428 ГК РФ. В таком случае потребитель (присоединившаяся сторона) будет обладать возможностью использования всех способов защиты своих прав, предоставляемых в рамках указанных договорных конструкций: он может как требовать исключения из договора недискриминационных, но несправедливых условий по правилам ст. 428 ГК РФ, так и апеллировать к ничтожности дискриминационных условий по правилам ст. 426 ГК РФ, а также требовать в судебном порядке заключения с ним договора при необоснованном отказе ответчика от этого. В подавляющем большинстве случаев публичный договор будет одновременно и договором присоединения.
Но в то же время далеко не всякий договор присоединения является публичным договором.
1.7. Публичный договор следует отличать от публичной оферты. В соответствии с п. 2 ст. 437 ГК РФ содержащее все существенные условия договора предложение, из которого усматривается воля лица, делающего предложение, заключить договор на указанных в предложении условиях с любым, кто отзовется, признается публичной офертой. Многие публичные договоры заключаются на основании публичной оферты, однако далеко не всякий договор, заключаемый посредством публичной оферты, можно признать публичным договором. Например, лицензионные договоры, заключаемые в упрощенном порядке (п. 5 ст. 1286 ГК РФ), совершаются на основании публичной оферты, но при этом сам лицензионный договор не является публичным договором. И наоборот, не всякий публичный договор заключается посредством публичной оферты, так, например, договоры энергоснабжения, газоснабжения, некоторые виды услуг связи предполагают предварительное установление наличия у потребителя технических предпосылок для заключения соответствующего договора, что исключает возможность заключения соответствующего договора путем простого выражения согласия с условиями публичной оферты.
Установление соотношения между публичной офертой и публичным договором необходимо для правильного определения способов защиты нарушенных прав потребителя от бездействия потенциального контрагента. Если лицо выставило публичную оферту на заключение публичного договора, то факт ее акцепта потребителем повлечет заключение договора (п. 1 ст. 433 ГК РФ), и в случае неисполнения коммерческой организацией своих обязательств по данному договору возможно предъявление иска о присуждении к исполнению обязанности в натуре (ст. 12 ГК РФ) и (или) применении мер договорной ответственности (убытки, неустойка и т.п.). Если в такой ситуации будет заявлен иск о понуждении к заключению договора, то в удовлетворении такого иска должно быть отказано по причине наличия между сторонами договорных отношений. Если предложение о заключении публичного договора нельзя квалифицировать в качестве публичной оферты, например по причине отсутствия в нем всех существенных условий договора, то в данном случае согласие потребителя с таким предложением не влечет признание договора заключенным, но если впоследствии в результате переговоров договор так и не будет заключен, потребитель может предъявить в суд иск о понуждении к заключению договора (п. 3 ст. 426, п. 4 ст. 445 ГК РФ).
2. Пункт 2 ст. 426 ГК РФ закрепляет требование недискриминации применительно к содержанию условий публичного договора и при этом по-разному формулирует эту идею применительно к условию о цене и всем иным условиям.
2.1. Согласно содержанию данной нормы цена должна быть одинаковой для всех потребителей одной категории, а иные условия публичного договора не могут устанавливаться исходя из преимуществ отдельных потребителей или оказания им предпочтения, за исключением случаев, если законом или иными правовыми актами допускается предоставление льгот отдельным категориям потребителей.
В прежней редакции комментируемого пункта, действовавшей до 1 июня 2015 г., указывалось, что цена товаров, работ и услуг, а также иные условия публичного договора устанавливаются одинаковыми для всех потребителей, за исключением случаев, когда законом и иными правовыми актами допускается предоставление льгот для отдельных категорий потребителей. Главным отличием действующей редакции от предыдущей является то, что ключевое понятие "категория" потребителя, в отношении которой действуют правила о равной цене, может определяться по усмотрению самого субъекта публичного договора, а не только в соответствии с требованиями нормативных актов, как предусматривалось ранее. Тем самым законодатель легитимировал установление ценовой дифференциации в рамках публичных договоров в соответствии с определенными предпринимателем объективными критериями, но не исходя из субъективно-произвольных (дискриминационных) характеристик потребителя. Это решение законодателя следует поддержать.
Существует ли возможность дифференциации неценовых условий для разных категорий потребителей? Очевидно, что субъект публичного договора может устанавливать для разных категорий потребителей (например, для коммерческих организаций и обычных граждан) не только разные цены, но и разные наборы неценовых условий (например, разные условия о сроке оплаты, комплектации, ответственности). Отсутствие в норме прямого указания на возможность такой дифференциации применительно к неценовым условиям (на контрасте с прямым признанием такой возможности в отношении цены) не должно толковаться как запрет на подобную практику.
Таким образом, основная цель п. 2 ст. 426 ГК РФ, заключающаяся в создании равных возможностей для потребителей при заключении договора, вполне может быть достигнута и с применением практики установления скидок или иных дифференцированных условий для разных категорий потребителей. Главное, чтобы критерии, на основании которых производится дифференциация условий, позволяли претендовать на соответствующие цены или неценовые условия заранее четко определенному кругу потребителей. Например, услуга бесплатной доставки или особая скидка могут предоставляться любому лицу, которое совершает третью покупку в данном магазине или совершает покупку на сумму свыше определенной величины. Другой пример: особая скидка может предоставляться любому лицу, которое пользуется услугами компании больше года. Тем более нет никаких причин, в силу которых не могут предоставляться скидки или иные преференции детям, инвалидам и студентам.
Тот факт, что претендовать на указанную скидку может любое лицо, удовлетворяющее определенным критериям, позволяет соблюсти принцип равенства, ради которого и был введен п. 2 ст. 426 ГК РФ. В данном случае субъект публичного договора не злоупотребляет своим экономически более сильным положением по сравнению с потребителем, а реализует свой законный и экономически оправданный интерес в увеличении спроса на свою продукцию (услуги и т.п.) посредством дифференцирования цен. В связи с этим представляется соответствующей требованиям п. 2 ст. 426 ГК РФ и положениям законодательства о защите прав потребителей практика указания на ценнике сразу двух цен: цены для обычных покупателей и цены для покупателей, обладающих дисконтной картой.
При этом не менее очевидно, что критерии выделения категорий потребителей для дифференциации условий договора не должны противоречить основам нравственности и правопорядка. Так, например, установление разных цен в зависимости от пола, расы или религиозной принадлежности потребителей не может допускаться.
2.2. Положения п. 2 ст. 426 ГК РФ сами по себе не препятствуют одностороннему изменению условия договора о цене в случаях, когда такое изменение соответствует требованиям ст. 310 ГК РФ (см. комментарий к ней). Однако подобные изменения должны быть одинаковыми для всех потребителей одной категории и не носить индивидуального характера.
2.3. В том случае, если в результате рассмотрения судом разногласий по условиям договора между субъектом публичного договора и потребителем суд принял решение о согласовании спорного условия договора в редакции потребителя или иной редакции, отличающейся от первоначальной, может наблюдаться отклонение от принципов равенства условий публичного договора, заложенных в п. 2 ст. 426 ГК РФ. Представляется, что такая практика является допустимой, когда такого рода индивидуально-определенные судом условия договора конкретизируют диспозитивные нормы, которые содержатся в законах и принятых на их основе правилах об отдельных видах публичных договоров, в совокупности составляющих специальный правовой режим соответствующего публичного договора. Иначе говоря, в подобных случаях право должно смириться с неравенством условий для различных потребителей. Активный потребитель, сумевший настоять на своем, может получить некоторое преимущество перед другими потребителями.
В то же время суд с учетом конкретных обстоятельств может отказать в таком иске об урегулировании разногласий, если будет очевидно, что преддоговорный спор разыгран сторонами в целях обхода закона и имеет место сговор, нацеленный на нарушение принципа равенства потребителей (ст. 10 ГК РФ).
3. Одним из существенных элементов правового режима публичного договора является недопустимость отказа субъекта публичного договора от заключения договора, обеспеченная правом потребителя обратиться в суд с требованием о понуждении к заключению договора. При этом главным условием для реализации данного права является наличие у субъекта публичного договора возможности передать потребителю товары, выполнить соответствующие работы, предоставить услуги. Бремя доказывания отсутствия такой возможности возложено на субъекта публичного договора (п. 55 Постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 1 июля 1996 г. N 6/8).
3.1. В случае уклонения субъекта публичного договора от заключения договора потребитель вправе потребовать его заключения в судебном порядке по правилам ст. 445 ГК РФ (подробнее см. комментарий к ст. 445 ГК РФ).
3.2. В соответствии со сложившейся судебной практикой, основанной на системном толковании положений п. п. 1 и 3 ст. 426 и п. 4 ст. 445 ГК РФ, обратиться в суд с иском о понуждении заключить публичный договор может только потребитель. Субъект публичного договора понуждать потребителя к заключению такого договора не вправе (п. 2 информационного письма Президиума ВАС РФ от 5 мая 1997 г. N 14). Что же касается иска об урегулировании разногласий, возникших при заключении публичного договора, то он также может быть предъявлен по общему правилу только потребителем. Однако если указанный иск был предъявлен коммерческой организацией и потребитель против этого не возражал, то в этом случае арбитражный суд может исходить из того, что спор передан на его рассмотрение по соглашению сторон (ст. 446 ГК РФ) (Постановление Президиума ВАС РФ от 27 сентября 2005 г. N 4601/05).
3.3. Обязательность заключения публичного договора при наличии возможности предоставить соответствующие товар, работы или услуги означает и недопустимость произвольного немотивированного отказа субъекта публичного договора от исполнения обязательств по договору, если у него имеется возможность исполнить свои обязательства, поскольку в противном случае требование закона об обязательном заключении договора лишалось бы какого бы то ни было правового значения (Определение КС РФ от 6 июня 2002 г. N 115-О, Постановление Президиума ВАС РФ от 24 ноября 2009 г. N 9548/09, п. 11 Постановления Пленума ВС РФ от 22 ноября 2016 г. N 54). Даже если право на такой отказ вытекает из конкретных норм закона (например, в силу ст. 782 ГК РФ исполнитель вправе произвольно отказаться от договора оказания услуг), в контексте публичного договора такое право может быть заблокировано. Однако если у субъекта публичного договора прекратилась техническая возможность исполнения своих обязательств, то договор может быть расторгнут таким лицом в одностороннем порядке, если это лицо управомочено на такой отказ законом или договором с применением соответствующих последствий (например, возмещение исполнителем всех убытков потребителя-заказчика в связи с отказом от договора по ст. 782 ГК РФ).
В то же время публичный характер договора не исключает право субъекта публичного договора расторгнуть договор в связи с существенным его нарушением на основании общих правил Кодекса (п. 2 ст. 450, п. 2 ст. 405, п. 2 ст. 328 ГК РФ и т.п.), а также специальных норм о конкретных поименованных договорах. Это право не блокируется и тем обстоятельством, что нарушитель договора на следующий же день после его нарушения вправе вновь потребовать заключения публичного договора.
При этом представляется, что в иске о понуждении к заключению публичного договора может быть отказано на основании п. 1 ст. 10 ГК РФ, если ранее аналогичный договор с этим же потребителем был правомерно расторгнут по инициативе субъекта публичного договора в связи с существенными его нарушениями и при этом потребитель до сих пор не рассчитался с субъектом публичного договора за произошедшие нарушения (не погасил образовавшийся долг, не покрыл убытки, не выплатил неустойку и т.п.). Иное решение поощряло бы очевидно недобросовестное осуществление прав.
4. Одной из особенностей правового режима публичного договора является прямо предусмотренное законом делегирование Правительству РФ, а также уполномоченным федеральным органам исполнительной власти РФ возможности издания обязательных правил заключения и исполнения публичных договоров (п. 4 ст. 426 ГК РФ), что является развитием положений п. п. 4 и 7 ст. 3 ГК РФ. В настоящее время таких правил насчитывается более 50. Большая часть таких правил принята в развитие положений законодательства о защите прав потребителей (Правила продажи товаров дистанционным способом, утвержденные Постановлением Правительства РФ от 27 сентября 2007 г. N 612, Правила продажи отдельных видов товаров, утвержденные Постановлением Правительства РФ от 19 января 1998 г. N 55, Правила бытового обслуживания населения в Российской Федерации, утвержденные Постановлением Правительства РФ от 15 августа 1997 г. N 1025, Правила оказания услуг общественного питания, утвержденные Постановлением Правительства РФ от 15 августа 1997 г. N 1036, и ряд других), законодательства о коммунальных службах (public utilities) (Правила пользования системами коммунального водоснабжения и канализации в Российской Федерации, утвержденные Постановлением Правительства РФ от 12 февраля 1999 г. N 167, Правила организации теплоснабжения в Российской Федерации, утвержденные Постановлением Правительства РФ от 8 августа 2012 г. N 808, Правила горячего водоснабжения, утвержденные Постановлением Правительства РФ от 29 июля 2013 г. N 642, Правила холодного водоснабжения и водоотведения, утвержденные Постановлением Правительства РФ от 29 июля 2013 г. N 644, и проч.).
4.1. Пункт 4 ст. 426 ГК РФ предусматривает общее право Правительства РФ переделегировать издание соответствующих правил иным федеральным органам исполнительной власти. Однако при этом необходимо учитывать, что в соответствии с п. 2 ст. 1 Закона о защите прав потребителей Правительство РФ не вправе поручать федеральным органам исполнительной власти принимать акты, содержащие нормы о защите прав потребителей.
5. Условия, не соответствующие требованиям п. 2 ст. 426 ГК РФ (требование о равенстве цены и иных условий в отношении потребителей одной категории), а также п. 4 ст. 426 ГК РФ (требование о соответствии условий договора обязательным для сторон правилам заключения и исполнения публичного договора), являются ничтожными. Данное правило является исключением из общего правила, установленного п. 1 ст. 168 ГК РФ, об оспоримом характере сделки, нарушающей требования закона или иного нормативного правового акта.
5.1. В качестве условий, противоречащих обязательным для сторон правилам заключения и исполнения публичного договора, могут выступать условия, по-иному излагающие конкретные положения таких правил, носящих императивный характер, или ограничивающие права потребителя по сравнению с тем, как они определены в правилах. Так, например, в соответствии с разъяснениями ВС РФ условия договора обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, устанавливающие дополнительные основания для освобождения страховой организации от обязанности произвести страховую выплату, являются ничтожными на основании п. 5 ст. 426 ГК РФ (п. 13 Постановления Пленума ВС РФ от 29 января 2015 г. N 2). Установление в публичном договоре условия о неустойке иным образом, чем предусмотрено обязательными правилами, влечет недействительность условия о такой договорной неустойке (Определение КЭС ВС РФ от 14 апреля 2016 г. N 305-ЭС15-16052).
Исходя из вышеприведенной практики, можно сделать вывод, что, если условия затрагивают вопросы, которые входят в предмет регулирования таких правил и ущемляют права потребителей по сравнению с тем, как они определены в этих правилах, они признаются ничтожными по п. 5 ст. 426 ГК РФ. Если в публичном договоре появляются явно несправедливые условия, выходящие за рамки регулирования специальных правил, они могут стать предметом судебного контроля по правилам ст. 428 ГК РФ.

Возможно вас заинтересует эти образцы, формы и шаблоны договоров:
Безымянная страница
Образцы договоров:
Формы договоров: Добровольное страхование
Формы договоров: аренда, лизинг, прокат
Образцы договоров: Страхование
Другие шаблоны договоров:
Вопрос - ответ:


Copyright 2009 - 2017 гг. Образцы договоров. All rights reserved.
При использовании материалов сайта активная гипер ссылка  обязательна!