Статья 423. Возмездный и безвозмездный договоры

Комментарий к статье 423

1. В качестве возмездного может быть квалифицирован любой договор, в котором осуществление встречного предоставления одной стороной обусловлено встречным предоставлением другой стороны (т.е. осуществляется в обмен на него).
1.1. В качестве встречного предоставления может выступать определенное благо, которое одна сторона получает за счет другой, в виде предоставления прав на один из объектов гражданских прав, указанных в ст. 128 ГК РФ (предоставление вещи в собственность или во временное владение и пользование, предоставление лицензии на объекты интеллектуальной собственности, уступка права требования по обязательству и т.п.), предоставление одной стороной тех или иных обязательственных прав другой стороне (например, в случае оплаты в обмен на исполнение обязательства воздержаться от определенных действий) или иных имущественных прав (например, внесение опционной премии за право заключить договор), в ряде случаев прекращение обязательств одной из сторон в отношении другой (например, при прощении долга в обмен на некое встречное предоставление) или обязательств одной стороны перед третьими лицами (например, при погашении одной стороны долга другой перед третьим лицом в обмен на некое встречное предоставление), согласие на изменение обязательства в пользу одной из сторон (например, при согласии арендодателя расторгнуть договор в обмен на внесение той или иной платы за расторжение), принятие одной из сторон на себя неких обязательств другой стороны перед третьими лицами (например, при переводе долга в обмен на некое встречное предоставление). Важно, чтобы такое предоставление в виде той или иной манипуляции с правами на объекты гражданских прав удовлетворяло какую-либо экономическую (не обязательно сугубо материальную) потребность одного контрагента за счет другого.
В качестве иллюстрации многообразия форм встречного предоставления можно привести соглашение, по которому при приобретении клиентом банка специальной банковской карты, условием приобретения которой являлось обеспечение определенного остатка или ежемесячного оборота на лицевом счете клиента, ему "бесплатно" предоставлялось право пользования VIP-залами аэропорта. В данном случае, как указал ВАС РФ, встречное предоставление со стороны клиента заключалось в необходимости поддержания определенного остатка на карте. В данном случае встречным предоставлением является, конечно же, не утрата некоего потенциально возможного дохода владельцем карты от альтернативного использования денег, а предоставление банку более дешевого для банка финансирования: проценты, которые банк платит по привлекаемым вкладам, выше, чем проценты по остаткам на лицевых счетах. Соответственно, здесь, по мнению ВАС РФ, можно говорить о возмездности договора (Постановление Президиума ВАС РФ от 9 апреля 2013 г. N 13986/12 по делу N А56-47243/2011).
1.2. В то же время, если на одной стороне договора лежит полноценное встречное предоставление, а на другой - лишь выполнение тех или иных обязанностей служебного характера, которые сами по себе не удовлетворяют ту или иную экономическую потребность кредитора, налицо безвозмездный договор (см. подробнее комментарий к п. 2 настоящей статьи).
1.3. Далеко не любой двусторонне обязывающий договор является возмездным, так как обязанности одной из сторон могут не носить характер встречного предоставления. Но в равной степени и не любой возмездный договор является двусторонне обязывающим. Так, например, реальный договор процентного займа является односторонне обязывающим (так как на заимодавце нет обязательства предоставить заем), но при этом такой договор, безусловно, является возмездным.
Если имеет место двусторонне обязывающий возмездный договор, по которому предметом взаимных обязательств сторон является предоставление друг другу неких экономических благ (встречных предоставлений), то принято говорить о договоре синаллагматическом. Подробнее о таких договорах см. комментарий к ст. 328 ГК РФ.
1.4. Если договор состоит из множества обязательств и при этом отсутствует указание на стоимость или иное встречное предоставление за каждое из них, считается, что стоимость исполнения соответствующего обязательства включена в общую стоимость договора, т.е. такое обязательство не исполняется безвозмездно. В качестве иллюстрации можно привести дело, в котором Президиум ВАС РФ указал: "То обстоятельство, что в смете отдельно не выделены работы по обеспечению безопасности дорожного движения, не означает, что эти работы выполняются подрядчиком безвозмездно, поскольку стоимость таких работ в силу презумпции возмездности договора, предусмотренной п. 3 ст. 423 ГК РФ, учитывается сторонами при определении общей стоимости объекта, который должен быть создан в результате выполнения работ" (Постановление Президиума ВАС РФ от 9 июля 2013 г. N 1488/13). Другим примером является часто встречающаяся ситуация, когда при выполнении работ по договору создаются результаты интеллектуальной деятельности (например, отчеты, компьютерные программы и пр.) и стороны оговаривают переход исключительного права к заказчику с сохранением за другой стороной права пользования в определенном объеме. По своей природе соответствующие условия могут рассматриваться в качестве элементов договоров на отчуждение исключительного права или лицензионного договора соответственно. Однако, даже если стоимость отчуждаемых или предоставляемых прав не выделена отдельно от общей стоимости работ, это не означает, что они предоставляются безвозмездно, просто их стоимость учтена в общей стоимости договора.
1.5. Возмездный или безвозмездный характер договора, а также характер встречного предоставления напрямую влияют на правовую квалификацию договора. Так, если с предоставлением имущества в собственность корреспондирует обязанность другой стороны внести денежную плату, то такой договор является куплей-продажей. Если же это будет не денежная плата, а иная вещь, то это будет договор мены. Но если вещь передается в собственность безвозмездно, то квалификация договора меняется, и следует говорить о договоре дарения или непоименованном договоре безвозмездного отчуждения, заключенном без цели одарить (подробнее см. далее). Если стороны придают безвозмездный характер договорной конструкции, которая поименована в законодательстве лишь в качестве возмездной (например, договор возмездного оказания услуг), то это вполне согласуется с общим принципом свободы договора. Такой договор может, в частности, рассматриваться в качестве непоименованного договора.
1.6. Разграничение договоров на возмездные и безвозмездные имеет несомненное практическое значение, в частности при решении законодателем вопроса об установлении специальных норм об имущественной ответственности сторон за нарушение договора. В некоторых случаях согласно специальным нормам закона ответственность лица, не извлекающего из договора материальной выгоды, менее строгая, чем лица, заключающего договор в своем имущественном интересе. От такого лица нельзя требовать, чтобы оно производило расходы по принятию особых мер предосторожности, по охране имущества и т.п. Так, хранитель по безвозмездному договору хранения обязан заботиться о переданном ему на хранение имуществе не менее, чем он заботился бы о своем собственном имуществе (ст. 891 ГК РФ), и к нему правило о строгой ответственности коммерсанта независимо от вины (п. 3 ст. 401 ГК РФ) неприменимо. Ссудодатель по договору безвозмездного пользования отвечает только за те недостатки вещи, которые он умышленно или по грубой неосторожности не оговорил при заключении договора безвозмездного пользования (п. 1 ст. 693 ГК РФ).
1.7. Следует отличать возмездность как таковую от эквивалентности встречных предоставлений. Первое предполагает взаимность осуществляемых по договору предоставлений сторон, в то время как второе - сопоставимое соотношение размера (объема) таких предоставлений. В соответствии с ГК РФ исполнения сторон по договору не обязательно должны быть эквивалентными для того, чтобы такой договор признавался возмездным. Однако, если исполнение одной из сторон будет носить символический характер (например, традиция давать монетку за передаваемый в дар острый предмет), возмездность договора может быть поставлена под сомнение и соответствующий договор может быть квалифицирован либо как дарение, либо как иной поименованный тип договора, допускающий безвозмездность между сторонами (на основании правил ст. 170 ГК РФ о притворных сделках). В случае если такой договор с символическим встречным предоставлением в силу ст. 170 ГК РФ переквалифицируется в дарение, он может подпасть под императивный запрет дарения между коммерческими организациями (ст. 575 ГК РФ).
Несоразмерность встречных предоставлений (за рамками тех случаев, когда впору говорить о притворности и прикрытии на самом деле безвозмездной сделки) сама по себе не является основанием для признания договора недействительным. Но в некоторых случаях суд может признать договор ничтожным по правилам ст. ст. 10 и 168 ГК РФ (или ст. 169 ГК РФ), если встречные предоставления по нему явно ("шокирующе") несоразмерны, что является сильным индикатором некоего порока воли стороны, нарушения прав и интересов третьих лиц или публичных интересов. Например, когда некий актив продается по цене в десятки раз выше рыночного уровня и отсутствуют какие-либо убедительные объяснения экономической логики в такой аномалии, суд может ограничить свободу договора (Определение КГД ВС РФ от 29 марта 2016 г. N 83-КГ16-2, Определение КЭС ВС РФ от 15 декабря 2014 г. по делу N 309-ЭС14-923, Постановления Президиума ВАС РФ от 20 мая 2008 г. N 15756/07, от 11 февраля 2014 г. N 13846/13 и др.). В такого рода случаях явная неадекватность цены говорит сама за себя и свидетельствует об аномальном характере сделки.
В связи с этим следует подчеркнуть, что признание договора недействительным по одному лишь основанию неэквивалентности встречных предоставлений при отсутствии доказательств тех или иных пороков воли или иных оснований недействительности должно допускаться только в самых крайних случаях. Такие случаи имеют место тогда, когда разрыв во встречных предоставлениях носит настолько вопиющий характер, что абсолютно очевидно, что сделка на таких условиях не могла быть заключена разумным лицом без какого-либо скрытого порока воли или умысла на причинение вреда третьим лицам или публичным интересам.
При этом подобного рода вторжения судов в отношении сугубо коммерческих договоров особенно опасны и должны допускаться только в самых исключительных случаях. Коммерсанты действуют в обороте на свой риск, и их просчеты в оценке целесообразности сделки и адекватности цены непростительны. Интенсивное блокирование свободы сугубо коммерческого договора по одной лишь причине неэквивалентности встречных предоставлений может грубо нарушить базовые принципы рыночной экономики, дестабилизировать оборот и сформировать почву для недобросовестного оспаривания заключенных договоров.
Осторожность в ограничении свободы договора по причине несоразмерности цены особенно актуальна в свете того, что не существует никакого иного способа объективно оценить соразмерность встречных предоставлений кроме как путем апелляции к обычным рыночным ценам. Но определение эквивалентности в соответствии с таким критерием в суде может быть крайне затруднительным, особенно тогда, когда предмет договора нестандартизирован и отсутствует развитый рынок абсолютных аналогов, позволяющий достоверно и надежно определить рыночный уровень цен (например, права на объекты интеллектуальной собственности, права требования к проблемному должнику, уникальные услуги, права на доменное имя, доля или акции в непубличном обществе, реализующем тот или иной высокотехнологический стартап, и т.п.). На заключение оценщиков в подобных ситуациях полагаться крайне опасно, так как определение рыночной цены при отсутствии рынка абсолютных аналогов носит во многом достаточно спекулятивный и приблизительный характер. Соответственно, если суды начнут интенсивно ограничивать свободу договора по причине отклонения цены от условно определенного рыночного уровня за рамками особо вопиющих случаев, не вызывающих никаких сомнений в наличии у сделки тех или иных юридических пороков, значительно возрастают риски аннуляции абсолютно нормальных проявлений экономической свободы и подрыва стабильности оборота.
Кроме того, явная несоразмерность встречных предоставлений может быть одним из факторов, учитываемых и при применении ряда иных оснований недействительности сделки (например, оспаривание сделки, совершенной во вред представляемому по п. 2 ст. 174 ГК РФ, кабальной сделки, совершенной на невыгодных условиях в связи со стечением тяжелых обстоятельств по ст. 179 ГК РФ, сделки, заключенной в период подозрительности в преддверии банкротства, по правилам ст. 61.2 Закона о банкротстве и др.). Но и в таких случаях следует учитывать вышеизложенные выводы об опасности интенсивного вторжения судов в сферу ценовой свободы договора и условности представляемых в суд в подтверждение явной неравноценности встречных предоставлений оценок рыночной цены при отсутствии рынка абсолютных аналогов.
2. В соответствии с п. 2 комментируемой статьи безвозмездным признается договор, в котором отсутствует встречное предоставление. При этом сам по себе факт наличия обязанностей по договору у обеих сторон (так называемый двустороннеобязывающий договор) не превращает такой договор в возмездный.
Например, обязанность одаряемого использовать подаренное имущество по определенному назначению в рамках пожертвования не превращает соответствующий договор в возмездный.
Равным образом наличие определенных обязанностей у лицензиата (ограничений прав использования) в не предусматривающем лицензионных платежей лицензионном договоре (например, обязанности использовать произведение только в некоммерческих целях и т.п.) не превращает такую безвозмездную лицензию в возмездную.
В сфере электронной коммерции достаточно часто встречаются договоры, в рамках которых предоставляется услуга или право использования результата интеллектуальной деятельности без взимания платы, но сопровождающиеся получением согласия на обработку персональных данных пользователя в определенном объеме. Предоставление стороной согласия на обработку персональных данных в рамках специально установленного правового режима защиты персональных данных (Федеральный закон от 27 июня 2006 г. N 152-ФЗ "О персональных данных" и иные акты), положения которого носят ярко выраженные черты публичного права, ни к одному из поименованных объектов гражданских прав отнести нельзя. Сами персональные данные, выступая разновидностью информации, исключенной из перечня объектов гражданских прав со вступлением в силу части 4 ГК РФ и не являясь при этом объектом интеллектуальной собственности, не подпадают под признаваемые ст. 128 ГК РФ виды информации, которая может выступать объектом гражданских прав. Соответственно, вышеуказанные договоры нельзя считать возмездными в контексте ст. 423 ГК РФ, напротив, их можно рассматривать в качестве безвозмездных в силу существа возникающих отношений (п. 3 ст. 423 ГК РФ).
Нет встречного предоставления, а следовательно, и возмездности договора и тогда, когда обязательство контрагента состоит в возмещении расходов другой стороны, понесенных на исполнение ею своего обязательства. Так, например, если по договору поручения поверенный не вправе претендовать на оплату своих услуг, но вправе требовать возмещения понесенных расходов, само наличие такого встречного денежного обязательства доверителя не превращает договор в возмездный. Такой договор даже при возникновении и компенсации расходов не превращается в договор, опосредующий экономический обмен.
Не будет возмездным и такой договор, по которому одна сторона получает определенное экономическое предоставление, а со своей стороны обязуется по прошествии определенного срока его вернуть без уплаты какой-либо цены за предоставление такого блага. Так, например, беспроцентный заем или договор ссуды являются безвозмездными, несмотря на то что на заемщике (ссудополучателе) имеется некое обязательство.
2.1. Следует иметь в виду, что далеко не всякий безвозмездный договор является дарением. Для квалификации безвозмездного договора согласно сложившейся судебной практике принципиальное значение имеет намерение одарить (animus donandi), т.е. совершить некое предоставление в адрес другого лица без получения от последнего какой-либо более или менее очевидной встречной выгоды для себя. Эта встречная выгода не проявляется в форме встречного предоставления по данному договору (иначе следовало бы говорить о возмездном договоре), но может проявляться в каких-то иных аспектах (например, заключение новой выгодной сделки, списание долга по другому договору и т.п.). Если лицо, осуществляющее предоставление по безвозмездному договору, не имеет цель одарить, а преследует какую-либо корыстную цель в виде получения от другой стороны некой встречной выгоды (возможно, в рамках иных отношений с данной стороной), то нельзя говорить и о дарении. В таком случае договор будет непоименованным безвозмездным договором. Так, например, согласно Постановлению Президиума ВАС РФ от 4 декабря 2012 г. N 8989/12 квалификация безвозмездного перераспределения активов внутри холдинга между головной и дочерней компаниями (например, передача имущества от головной компании на баланс дочерней, или наоборот) "без прямого встречного предоставления в качестве дарения является ошибочной". Для нас очевидно как минимум, что дарением в описанной ситуации не будет передача актива от головной компании к дочерней, так как в результате такой передачи вырастают чистые активы дочерней компании, а следовательно, и стоимость корпоративного контроля головной; таким образом, цель такой передачи состояла не в том, чтобы одарить, облагодетельствовать дочернюю компанию, и головная компания получает некую выгоду. По сути, тот же подход был закреплен в практике ВАС РФ в отношении квалификации в качестве дарения прощения долга (см. комментарий к ст. 415 ГК РФ). В целом эта позиция, согласно которой не любой безвозмездный договор является дарением, достаточно устоявшаяся в судебной практике.
Если коммерческие организации заключили не предусмотренный законом или иными правовыми актами договор, который не предполагает встречного предоставления и имеет цель не создать условия для получения некой встречной выгоды (пусть и не по этому договору), а одарить, данный договор должен квалифицироваться в качестве дарения и не соответствует подп. 4 п. 1 ст. 575 ГК РФ. По логике закона предприниматели должны действовать исключительно в целях получения прибыли. Это означает, что безвозмездные сделки, совершаемые между предпринимателями в благотворительных целях, по общему правилу противоречат смыслу их деятельности. Вследствие этого в законе установлен запрет заключать договоры дарения в отношениях между коммерческими организациями (см. также: Постановление Президиума ВАС РФ от 27 июля 2010 г. N 1637/09). Данный запрет нередко обсуждается на предмет адекватности и разумности, но на настоящий момент он является элементом действующего позитивного регулирования.
Тем не менее сам ГК РФ в некоторых случаях прямо допускает возможность существования безвозмездных договоров между коммерческими организациями. Так, например, в соответствии с п. 5.1 ст. 1235 ГК РФ не допускается безвозмездное предоставление права использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации в отношениях между коммерческими организациями на территории всего мира и на весь срок действия исключительного права на условиях исключительной лицензии, если ГК РФ не установлено иное. Соответственно, безвозмездные неисключительные лицензии, а равно безвозмездные исключительные лицензии на срок менее срока действия исключительного права и (или) действующие не на территории всего мира вполне могут существовать между коммерческими организациями. Из смысла нормы следует, что в такого рода случаях безвозмездность возможна независимо от цели и намерений лицензиара.
2.2. Также следует заметить, что далеко не все договоры опосредуют элементарный экономический обмен или направлены на дарение. Есть целый ряд договоров, которые регулируют объединение усилий сторон в целях реализации неких совместных задач и координации поведения. Речь идет о договоре об учреждении общества; корпоративном договоре, регулирующем процесс согласования позиций по голосованию; договоре простого товарищества, например объединяющем вклады жителей поселка для строительства общей дороги к их поселку; договоре сособственников о порядке управления общим имуществом и т.п. Такие договоры заключают члены какого-либо существующего сообщества для регулирования вопросов, возникающих в процессе осуществления совместной деятельности, или лица, желающие объединиться в такое сообщество. В науке вопрос о том, являются ли такие договоры возмездными, безвозмездными или вовсе не укладывающимися ни в одну из этих категорий, является спорным.
3. Пункт 3 комментируемой статьи устанавливает крайне важную презумпцию возмездности любого гражданско-правового договора. Безвозмездность может следовать из положений закона или иного нормативного акта (например, в соответствии с п. 5 ст. 1286 ГК РФ лицензионный договор является безвозмездным, если в нем прямо не указано иное), положений договора или существа обязательства. Например, все так называемые свободные лицензии, в рамках которых предоставляется максимально широкое право пользования произведения (Creative commons, Open source licenses), в силу существа возникающих отношений не предполагают уплаты лицензионного вознаграждения. В некоторых лицензиях подобного рода это прямо указано, в других это вытекает из конститутивных признаков такого рода соглашений, установленных авторитетной саморегулирующей организацией.
3.1. Если отсутствуют доказательства наличия воли сторон передать имущество без какого-либо встречного предоставления, а также безвозмездность не следует из закона, иных правовых актов или существа отношений, сделка по передаче имущества признается возмездной (Постановление Президиума ВАС РФ от 8 сентября 2009 г. N 5477/09). Так, например, ВАС РФ признал, что отсутствие доказательств возмездного характера договора цессии не является основанием для признания его ничтожным в порядке применения запрета на дарение между коммерческими организациями, для этого требуется наличие доказательств очевидного намерения передать соответствующее право в качестве дара (Постановление Президиума ВАС РФ от 25 апреля 2006 г. N 13952/05). При отсутствии явных признаков направленности воли сторон на безвозмездность сторона, осуществившая предоставление, вправе требовать по суду внесения платы, размер которой будет определяться по правилам ст. 424 ГК РФ.

Возможно вас заинтересует эти образцы, формы и шаблоны договоров:
Безымянная страница
Образцы договоров:
Формы договоров: Добровольное страхование
Формы договоров: аренда, лизинг, прокат
Образцы договоров: Страхование
Другие шаблоны договоров:
Вопрос - ответ:


Copyright 2009 - 2017 гг. Образцы договоров. All rights reserved.
При использовании материалов сайта активная гипер ссылка  обязательна!