Статья 410. Прекращение обязательства зачетом

Комментарий к статье 410

(а) Статья 410 ГК РФ регламентирует условия (позитивные предпосылки) и порядок осуществления зачета как способа прекращения взаимных требований двух лиц, каждое из которых является одновременно и должником, и кредитором.
Для того чтобы зачет состоялся, должны наличествовать следующие условия зачета: встречность требований, их однородность, а также осуществимость требования заявителя зачета.
(б) Встречность требований предполагает существование двух взаимных обязательственных отношений между теми же лицами. При этом должник по одному из них должен одновременно являться кредитором по другому, и наоборот (см. Постановление Президиума ВАС РФ от 21 февраля 2012 г. N 14321/11).
В силу встречности произвести зачет может только должник по требованию. Как исключение, в случае, когда в соответствии с законом допускается исполнение обязательства за должника третьим лицом, последнее вправе зачесть против требования кредитора к должнику собственное требование к кредитору (п. 4 ст. 313 ГК РФ). Кроме того, встречность как предпосылка зачета подвергается существенным модификациям применительно к институту уступки требования. Руководствуясь общим принципом правового регулирования уступки - недопустимостью ухудшения положения должника в результате уступки, - законодатель предоставляет должнику при соблюдении определенных условий право зачесть против требования нового кредитора свое требование к прежнему кредитору (см. ст. 412 ГК РФ).
Заявитель зачета (компенсант) не может зачесть требование, которое он имеет не к адресату зачета (компенсату), а к третьему лицу, даже если исполнение этого обязательства третьим лицом возложено на адресата зачета. Возложение исполнения обязательства (п. 1 ст. 313 ГК РФ), в отличие от перевода долга (ст. 391 ГК РФ), не приводит к перемене лиц в обязательстве, а значит, не изменяет принадлежности долга. Поэтому должник не вправе заявить о зачете лицу, на которое возложено исполнение обязательства, поскольку не имеет встречного требования к такому лицу (п. 12 информационного письма Президиума ВАС РФ от 29 декабря 2001 г. N 65). При заключении договора в пользу третьего лица (ст. 430 ГК РФ) должник, обязавшийся в пользу выгодоприобретателя (дестинатария), не может зачесть этот долг с требованиями, принадлежащими ему против контрагента-кредитора. В изъятие из этого правила п. 4 ст. 954 ГК РФ предоставляет страховщику право зачесть против требования выгодоприобретателя о выплате страхового возмещения свое требование к страхователю об уплате страхового взноса.
(в) Зачитываемые требования должны быть однородными. Необходимость этого условия предопределена существом зачета как "суррогата" исполнения. Только при его наличии каждая сторона, сохраняя то, что она должна другой, ставится в то самое положение, в котором бы находилась в случае принятия исполнения от последней. В связи с этим очевидно, что однородными являются требования, обязывающие к предоставлению однородных предметов (денег или иных заменимых вещей одного рода, эмиссионных ценных бумаг).
Ключевой характеристикой для признания однородными денежных требований является "валюта платежа", т.е. валюта, в которой обязательство должно быть исполнено. В ситуации, когда указание на иностранную валюту используется в рамках обоих встречных или одного из встречных обязательств лишь для определения "валюты долга" (при наличии в договоре валютной оговорки), однородность определяется по валюте платежа. Если у двух встречных требований разные валюты долга, но единая валюта платежа (например, долги подлежат оплате в рублях), то такие требования однородны. Напротив, если номинированное в иностранной валюте требование подлежит исполнению в этой иностранной валюте, а встречное требование подлежит исполнению в иной валюте, речь идет о неоднородных требованиях.
Требования, обязывающие к платежу за оказанные услуги, выполненные работы или купленный товар, и требования, обязывающие к выплате денежной суммы, не выступающей в качестве встречного предоставления, направлены на предоставление однородных предметов, а поэтому их следует считать однородными. Соответственно, агент (комиссионер) имеет право на прекращение требования по выдаче принципалу (комитенту) полученных от третьего лица денежных сумм зачетом своего встречного требования к принципалу (комитенту) об уплате вознаграждения (см. п. п. 16, 17 информационного письма ВАС РФ от 29 декабря 2001 г. N 65).
Однородность требований не исключается различием оснований их возникновения. Соответственно, могут быть зачтены, например, требование подрядчика об оплате выполненных работ и требование поручителя, исполнившего денежное обязательство (см. п. 7 информационного письма ВАС РФ от 29 декабря 2001 г. N 65), требование по векселю и денежные требования, вытекающие из общегражданских договоров, в частности, кредитного договора (см. п. 26 Постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 4 декабря 2000 г. N 33/14).
Допустим зачет договорного денежного требования против внедоговорного, а равно требования об уплате основного долга против притязания на неустойку. Вместе с тем судебно-арбитражная практика длительное время считала такой зачет невозможным, объясняя такой запрет с помощью введения дополнительной предпосылки - бесспорности зачитываемых требований. Очевидно, что и в случае со взысканием убытков, и в случае с неустойкой окончательная определенность в размере таких требований наступает только при вступлении в силу судебных решений о применении таких мер ответственности, и эта неопределенность размера долга и самого факта их наличия (с учетом множества норм, позволяющих корректировать размер ответственности от ст. 333 до ст. 404 ГК РФ) и смущала суды. Однако в настоящее время подход правоприменительной практики изменился. Прямо подчеркивая ошибочность восприятия бесспорности как предпосылки зачета, однородность требования об уплате неустойки и о взыскании задолженности, а также отсутствие запрета их зачета в действующем российском законодательстве, высшие судебные инстанции допускают подобный зачет (см. Постановления Президиума ВАС РФ от 7 февраля 2012 г. N 12990/11; от 19 июня 2012 г. N 1394/12; от 10 июля 2012 г. N 2241/12; Определение КЭС ВС РФ от 25 сентября 2015 г. N 307-ЭС15-6545). Зачет в таких ситуациях осуществляется заявителем зачета на свой риск и не препятствует адресату зачета, не согласному с той суммой требования, в отношении которой был произведен зачет, предъявить иск к заявителю зачета о взыскании суммы, в отношении которой зачет был произведен неправомерно, обосновав неправомерность зачета в полном объеме (например, со ссылкой на освобождение от ответственности по ст. 401 ГК РФ) или в части (например, со ссылкой на вину кредитора по ст. 404 или несоразмерность неустойки по ст. 333 ГК РФ).
(г) Необходимой предпосылкой зачета является осуществимость требования заявителя зачета.
Воплощая эту предпосылку, ст. 410 ГК РФ указывает, что требование заявителя зачета может использоваться для зачета лишь в том случае, если по нему наступил срок исполнения либо этот срок не указан или определен моментом востребования.
Для требования заявителя зачета, срок исполнения которого определен периодом времени, зачет возможен в любой момент в пределах этого периода, поскольку предписания закона отнюдь не предполагают допустимость зачета только в отношении просроченной задолженности адресата зачета. Наступление какого-либо срока в случаях, когда такой срок выражается в виде периода времени, означает начало исчисления этого периода, а не его окончание. По этой же причине в ситуации, когда срок исполнения требования заявителя зачета не указан или определен моментом востребования, такие требования могут использоваться для зачета без учета льготного семидневного срока, предоставленного должнику по такому требованию в п. 2 ст. 314 ГК РФ.
С 1 июня 2015 г. ст. 410 ГК РФ дополнена указанием на допустимость в предусмотренных законом случаях зачета требования заявителя зачета, срок которого не наступил. Смысл данной нормы не очевиден и нуждается в толковании. Скорее всего имеются в виду ситуации, когда заявитель зачета в силу закона имеет право требовать досрочного исполнения (см., например, ст. ст. 351, 811, 813, 814 ГК РФ). При таком подходе данное предписание логично вписывается в общий контекст "осуществимости" требования заявителя зачета как возможности быть принудительно осуществленным. Вместе с тем можно предположить, что норма имеет в виду прямое указание закона на допустимость зачета требования заявителя зачета до наступления срока его исполнения. Тогда соответствующее правило будет являться установленным законом изъятием из общего правила. Примеров таких норм в действующем законодательстве пока не содержится, а цель и сфера их потенциального применения не ясны.
При этом наступление срока является лишь одним из показателей данной более общей предпосылки осуществимости требования. При толковании текста ст. 410 ГК РФ следует учитывать, что зачет представляет собой "суррогат" исполнения, и при этом, поскольку осуществляется посредством одностороннего преобразовательного акта заявителя зачета, несет в своем механизме некий элемент принудительности в отношении адресата зачета. Соответственно, необходимо обеспечить, чтобы положение последнего в результате зачета не ухудшилось по сравнению с тем, каковым бы оно было при предъявлении к нему требования об исполнении. В связи с этим следует признать недопустимым зачет в ситуации, когда требование заявителя зачета является натуральным, в частности вытекающим из игры или пари (п. 1 ст. 1062 ГК РФ). При этом не имеет значения, обеспечено принудительной защитой встречное требование адресата зачета или же оно также является натуральным (подробнее см. официальные комментарии к ст. 8.1 Принципов УНИДРУА, ст. III.-6:102 Модельных правил европейского частного права). Неспособность к самостоятельному осуществлению делает невозможным предъявление к зачету и требования заявителя зачета, на которое наложен арест.
(д) При этом следует отметить, что согласно буквальному значению ст. 410 ГК РФ созревшим должно быть именно и только требование заявителя зачета. Соответственно, при таком прочтении этой нормы если встречный долг заявителя зачета имеется, но еще не созрел (т.е. срок его исполнения еще не наступил), это не должно препятствовать зачету. И действительно, заявляя зачет в такой ситуации, сторона никоим образом не вредит интересам другой стороны. Безусловно, в такой ситуации фактически происходит досрочное исполнение. Последнее в силу ст. 315 ГК РФ ограничено для случаев сугубо предпринимательских обязательств и допускается в таких обязательствах только с согласия кредитора. Но цель этой нормы состоит в том, чтобы не допустить ситуацию, когда кредитору могут быть навязаны дополнительные расходы и неудобства, связанные с предоставлением исполнения досрочно. В случае же с зачетом такие расходы по определению исключены. Соответственно, если должник по несозревшему долгу решает заявить зачет против встречного созревшего долга другого лица, видимо, нет каких-либо серьезных причин такой зачет блокировать, даже если речь идет о сугубо предпринимательских отношениях.
Но в принципе может обсуждаться и иное решение, при котором несозревший долг заявителя зачета может быть зачтен, только если из закона или договора вытекает допустимость досрочного исполнения. Такой подход отражен в ст. 8.1 Принципов УНИДРУА и ст. 6:102 Модельных правил европейского частного права, но не следует из буквы ст. 410 ГК РФ.
(е) Так как осуществимость требования касается только требования заявителя зачета, но не встречного требования к нему, следует признать допустимость зачета и в тех случаях, когда обязательство заявителя зачета носит натуральный характер.
(ж) Спорным является вопрос о допустимости зачета в ситуации, когда требование заявителя зачета к другой стороне вытекает из обязательства, принудительное исполнение которого по суду не допускается в силу указаний в законе, договоре или существа обязательства (ст. 308.3 ГК РФ). Если не подлежит защите путем принуждения к исполнению в натуре требование адресата зачета к заявителю зачета, это не препятствует зачету, так как заявитель зачета не ухудшает, а улучшает положение адресата зачета. Но если такой характер имеет требование заявителя зачета к адресату, зачет может существенно нарушить интересы последнего, позволив заявителю зачета де-факто получить исполнение в натуре обходным путем.
Так, например, судебная практика не допускает принуждение банка к выдаче кредита по заключенному договору кредита. К этому ограничению можно относиться по-разному, но, как бы то ни было, ВАС РФ выводил из этого, что заемщик не может зачесть свое требование к банку о выдаче кредита к своему долгу перед банком, возникшему из иного договора (п. 11 информационного письма Президиума ВАС РФ от 29 декабря 2001 г. N 65). С учетом того, что возможность принуждения дарителя по консенсуальному договору дарения к передаче дара является крайне сомнительной (см. комментарий к ст. 308.3 ГК РФ), в случае окончательного утверждения в российской судебной практике запрета на такое принуждение должен признаваться и запрет зачета этого требования заявителя зачета к дарителю к встречному требованию дарителя к одаряемому из иных правоотношений, если такой зачет заявляет одаряемый.
(з) В отличие от ряда зарубежных правопорядков отечественное законодательство не предусматривает механизм автоматического зачета в силу закона. Само по себе наличие встречных однородных требований не приводит к их зачету (см. п. 5 информационного письма Президиума ВАС РФ от 29 декабря 2001 г. N 65). Необходимым и достаточным для зачета ст. 410 ГК РФ считает наличие соответствующего заявления одной из сторон (тот же подход см. в ст. 8.3 Принципов УНИДРУА, ст. III.-6:105 Модельных правил европейского частного права). По своей правовой природе такое заявление является односторонней сделкой (см. Постановления Президиума ВАС РФ от 19 июня 2012 г. N 1394/12; от 19 февраля 2013 г. N 8364/11; п. 50 Постановления Пленума ВС РФ от 23 июня 2015 г. N 25. Соответственно, заявление о зачете порождает правовой эффект с момента его доставки адресату зачета (ст. 165.1 ГК РФ). Заявление, не доставленное адресату зачета, правовых последствий не влечет (см. п. 4 информационного письма Президиума ВАС РФ от 29 декабря 2001 г. N 65).
(и) Как и любая сделка, заявление о зачете требует соблюдения условий ее действительности, отсутствие которых может повлечь недействительность зачета, и, как следствие, аннулирование его правопрекращающего эффекта (см. п. 13 информационного письма Президиума ВАС РФ от 29 декабря 2001 г. N 65; Постановление Президиума ВАС РФ от 7 февраля 2012 г. N 12990/11). Нарушение установленных в ст. 410 ГК РФ условий допустимости зачета влечет ничтожность (по п. 2 ст. 168 ГК РФ) сделанного заявления о зачете (см. п. 51 Постановления Пленума ВС от 23 июня 2015 г. N 25).
(к) Последствием одностороннего волеизъявления о зачете всегда должно являться окончательное и бесповоротное прекращение зачитываемых требований. Поэтому заявление о зачете не может быть сделано под условием, так как это навязывает адресату зачета правовую неопределенность (и необходимость прояснять факт наступления или ненаступления условия), на которую адресат зачета добровольно не соглашался. Например, вряд ли возможно совершить зачет до возникновения требования заявителя зачета к другой стороне под условием возникновения в будущем такого требования и наступления срока его исполнения. Это ограничение пока не закреплено в законе и не отражено в судебной практике, но имеются серьезные основания для его признания в российском праве.
Не предусматривается также возможность отказа от совершенного ранее зачета (см. п. 9 информационного письма Президиума ВАС РФ от 29 декабря 2001 г. N 65).
(л) Моментом реализации права на зачет, как указывалось выше, является момент доставки адресату зачета заявления о зачете. Вместе с тем судебная практика исходит из так называемой концепции ретроактивного действия (обратной силы) заявления о зачете, согласно которой обязательства считаются прекращенными зачетом с момента наступления срока исполнения того обязательства, срок исполнения которого наступил позднее (п. 3 информационного письма Президиума ВАС РФ от 29 декабря г. N 65). Цель такого решения состояла прежде всего в том, чтобы уравнять положения сторон в отношении санкций за просрочку. Например, допустим, что по одному из требований просрочка началась в 2013 г., а по встречному требованию на ту же сумму - в 2014 г. При этом по первому требованию была установлена высокая неустойка в виде пени, а по второму - начислялись лишь проценты годовые по ст. 395 ГК РФ. Если зачет, заявленный, допустим, в 2015 г., имеет сугубо перспективное значение, по итогам зачета может образоваться разница в начисленных ранее штрафных санкциях. Эту разницу соответствующая сторона обязана была бы заплатить. Вариант с ретроспективностью зачета пытается по возможности исключить это последствие, дезавуировав преимущества одного из контрагентов, который смог добиться включения в договор более высокой неустойки.
Однако такой подход хотя и укоренился исторически во многих европейских правопорядках, как представляется, несколько противоречит здравому смыслу и не имеет никакого прямого или косвенного основания в российском законе. Системный анализ последнего позволяет сделать как раз прямо противоположные выводы. Сомнения идея ретроспективности вызывает и у авторов последних международных унификаций частного права, которые закрепляют исключительно перспективный эффект заявления о зачете - с момента уведомления (см. ст. 8.5 Принципов УНИДРУА и ст. III.-6:107 Модельных правил европейского частного права).
(м) В случае равенства встречных однородных требований зачет производит их полное прекращение. В противном случае зачет влечет лишь частичное прекращение, - требования прекращаются лишь в той части, в которой они покрывают друг друга.
Учитывая близость институтов зачета и исполнения обязательства, судебно-арбитражная практика допускает возможность применения к ситуации частичного зачета денежных требований по аналогии правила ст. 319 ГК РФ. Если иное не предусмотрено законом или договором, при недостаточности встречного и денежного требования для полного прекращения его зачетом в первую очередь должны считаться прекращенными издержки кредитора по получению исполнения, затем - проценты, а в оставшейся части - основная сумма долга (п. 6 информационного письма Президиума ВАС РФ от 29 декабря 2001 г. N 65). Проценты годовые и неустойки погашаются зачетом в последнюю очередь, после погашения основного долга (см. комментарий к ст. 319 ГК РФ).
При наличии у сторон нескольких пригодных для зачета взаимных требований определение действия зачета производится с помощью общих правил о распределении исполнения ст. 319.1 ГК РФ, действующей с 1 июня 2015 г. Подобный результат ранее достигался и в условиях прежнего законодательства в рамках судебной практики (см. п. 19 информационного письма Президиума ВАС РФ от 29 декабря 2001 г. N 65). Аналогичный подход воплощен в международных актах унификации (см. ст. 8.4 Принципов УНИДРУА и ст. III.6:106 Модельных правил европейского частного права).
(н) Зачет по требованию, предъявленному в судебном порядке, должен осуществляться либо путем обычного уведомления о зачете и выдвижения в суде возражения о произошедшем зачете, заявленного ответчиком в ходе судебного разбирательства, либо путем подачи ответчиком встречного иска (ст. 138 ГПК РФ, ст. 132 АПК РФ). Выбор конкретной формы зачета должен принадлежать ответчику.
В то же время в судебно-арбитражной практике на данный момент такая возможность ограничена. Суды исходят из того, что после подачи одной из сторон иска осуществление зачета в рассматриваемой ситуации по общим правилам ГК РФ (т.е. в форме одностороннего заявления) не допускается и возможно не иначе как в форме подачи встречного иска (п. 1 информационного письма Президиума ВАС РФ от 29 декабря 2001 г. N 65; Определение КЭС ВС РФ от 9 июня 2015 г. N 307-ЭС15-795). Этот подход представляется не вполне обоснованным. Вопреки предложенной Президиумом ВАС РФ и поддержанной ВС РФ аргументации, из смысла ст. 132 АПК РФ 2002 г. (ст. 110 АПК 1995 г.) отнюдь не вытекает недопустимость зачета. Указанная процессуальная норма лишь определяет основания и порядок использования института встречного иска. Кроме того, АПК РФ (и ГПК РФ) не может рассматриваться в качестве источника регулирования гражданско-правового института зачета, имеющего преимущественную силу перед положениями ГК РФ. Предъявление иска само по себе ничего не меняет в содержании обязательства, а следовательно, не исключает возможности зачета на основании и в порядке, предусмотренном ст. 410 ГК РФ. Если закон не запрещает ответчику добровольно исполнить свое обязательство после подачи к нему иска и затем в суде заявить возражение против иска со ссылкой на исполнение, то почему закон должен запрещать сделать то же самое в случае использования такого суррогата исполнения, как зачет? При возникновении споров о наличии встречного долга суд при рассмотрении соответствующего возражения о зачете может все эти вопросы прояснить, равно как он выясняет и иные фактические обстоятельства, от которых зависит удовлетворение требования истца.
Следует также подчеркнуть, что описанный выше ошибочный запрет зачета, осуществляемого не в форме подачи встречного иска, блокирует достаточно большое количество специальных случаев зачета, в частности п. 4 ст. 313, ст. 412, п. 4 ст. 954 ГК РФ, поскольку в указанных случаях ввиду отсутствия встречности засчитываемых требований встречный иск принципиально невозможен. Так, например, у должника в силу ст. 412 ГК РФ, казалось бы, есть право зачесть с определенными оговорками против цессионария свои требования к цеденту. Но стоит только цессионарию обратиться в суд с иском к должнику, как положение должника становится крайне проблематичным. Заявить встречный иск к цессионарию он не может, так как должником по встречному требованию является не цессионарий, а цедент. В таких условиях блокирование обычного общегражданского зачета после подачи иска по одному из требований лишает должника прав на зачет, что влечет нарушение базового принципа правового регулирования уступки прав - запрета на ухудшение положения должника.
(о)  зачет и на стадии исполнительного производства. Судебная практика длительное время настаивала, что в подобной ситуации зачет возможен только при наличии встречных исполнительных листов (см. п. 2 информационного письма Президиума ВАС РФ от 29 декабря 2001 г. N 65), а сам зачет осуществляется судебным приставом-исполнителем по заявлению взыскателя или должника либо по собственной инициативе в порядке, предусмотренном ст. 88.1 Закона об исполнительном производстве.
В настоящее время судебная практика несколько уточнила эту позицию. Так, ВС РФ указал, что действующее законодательство не ограничивает право на зачет против требования кредитора, подтвержденного судебным решением, своего встречного требования, также подтвержденного судебным решением. Такой зачет может осуществляться посредством направления извещения о зачете по общим правилам ГК РФ о зачете встречных требований, если по выданным исполнительным листам не было возбуждено исполнительное производство (см. Определение КЭС ВС РФ от 15 июня 2015 г. N 307-ЭС15-1559). Как мы видим, по мнению Суда, если исполнительное производство уже возбуждено, то зачет производится исключительно приставом по правилам ст. 88.1 Закона об исполнительном производстве.
Иначе говоря, возможность обычного общегражданского зачета после возбуждения исполнительного производства хотя бы по одному из двух встречных требований сейчас в российском праве фактически заблокирована. Если в дело вступили судебные приставы, прекращение обязательств зачетом требует соблюдения особой процедуры.
В ситуации, когда одно из встречных требований подтверждено судебным решением, а другое - нет, ситуация в российском праве более сложная. Пока судебная практика исходит из невозможности такого зачета. В то же время, думается, что, как минимум, если судебное решение подтверждает требование заявителя зачета, а встречное требование адресата зачета решением суда не подтверждено, зачет все же было бы разумно допустить.
(п) Стороны могут предусмотреть в договоре правила прекращения встречных обязательств, отличные от предписаний ст. 410 ГК РФ. Эта возможность сама по себе не противоречит закону и соответствует принципу свободы договора. Например, договор может предусматривать право одной из сторон заявить зачет и при отсутствии условия наступления срока исполнения по обязательству адресата зачета.
(р) Положения ст. 410 ГК РФ не применяются к двух- и многосторонним соглашениям о зачете (так называемым взаимозачетам). Последние представляют собой самостоятельное основание прекращения соответствующих обязательств - соглашение сторон (п. 3 ст. 407 ГК РФ). Такое соглашение (договорный зачет) может предусматривать прекращение неоднородных обязательств, - обязательств с ненаступившими сроками исполнения и т.п. (см. п. 4 Постановления Пленума ВАС РФ от 14 марта 2014 г. N 16). Это связано с тем, что все указанные условия допустимости зачета направлены на защиту интересов адресата зачета в условиях одностороннего характера зачета. Если же прекращение взаимных обязательств осуществляется посредством заключения соглашения, все эти опасения ущемления прав одной из сторон отсутствуют.
То же можно сказать и об отличии обычного зачета, как он урегулирован в ГК РФ, и нередко встречающихся в обороте условий об автоматическом зачете взаимных требований сторон, которые могут у них возникать в рамках того или иного договора. Такие условия об "автоматическом зачете" признаются в судебной практике (см. Определение КЭС ВС РФ от 17 мая 2016 г. N 302-ЭС15-18996, Постановление Президиума ВАС РФ от 19 июня 2012 г. N 1394/12), но являются, скорее, механизмом прекращения обязательств при наступлении отменительного условия (коим в данном случае является возникновение встречных однородных долгов), а не зачетом в истинном смысле. Соответственно, к ним не применяются правила настоящей статьи (не требуется уведомление о зачете и т.п.).

Возможно вас заинтересует эти образцы, формы и шаблоны договоров:
Безымянная страница
Образцы договоров:
Формы договоров: Добровольное страхование
Формы договоров: аренда, лизинг, прокат
Образцы договоров: Страхование
Другие шаблоны договоров:
Вопрос - ответ:


Copyright 2009 - 2017 гг. Образцы договоров. All rights reserved.
При использовании материалов сайта активная гипер ссылка  обязательна!