Статья 409. Отступное

Комментарий к статье 409

(а) Статья 409 ГК РФ посвящена отступному - современному аналогу классического основания прекращения обязательства - предоставления вместо исполнения (datio in solutum). При этом регулирование вопросов отступного в отечественном законодательстве крайне лаконично и, по сути, исчерпывается только данной статьей, состоящей из одного короткого предложения.
Толкование предписаний данной нормы позволяет утверждать, что механизм отступного предполагает два элемента: соглашение сторон об отступном и предоставление отступного взамен исполнения. При этом "правопрекращающий эффект" наступает только в момент предоставления отступного. Если соглашение об отступном подписывается ранее передачи отступного, сам факт заключения такого соглашения обязательство должника не прекращает. Иначе речь должна была бы идти о классической новации, т.е. замене одного обязательства на другое по соглашению сторон.
Как известно, прекращающий эффект новации наступает уже в силу самого достижения соглашения сторон о замене первоначального обязательства, существующего между ними, другим обязательством между теми же лицами (см. комментарий к ст. 414 ГК РФ). Отступное работает несколько по-иному и прекращает обязательство только в момент его предоставления.
(б) В некоторых случаях момент заключения соглашения об отступном и момент передачи отступного совпадают (например, когда должник передает кредитору по акту некое имущество с указанием того, что оно передается в качестве отступного вместо исполнения изначального денежного обязательства). Но нередко эти моменты разорваны во времени. Соответственно, встает крайне сложный вопрос о правовых последствиях, возникающих после совершения соглашения, но до момента предоставления оговоренного сторонами суррогата исполнения. Специфика отношений сторон после заключения соглашения, названного сторонами "соглашением об отступном", в первую очередь зависит от того, что на самом деле имеют в виду стороны такого соглашения.
Стороны, договаривающиеся о передаче в будущем взамен исполнения по изначальному обязательству некоего имущества ("суррогата"), могут иметь в виду четыре варианта.
Во-первых, они могут желать, чтобы в момент заключения такого соглашения изначальное обязательство было заменено на обязательство передать данное имущество. В этом случае, несмотря на то, что стороны могут назвать свое соглашение "соглашением об отступном", их истинная воля направлена на классическую новацию.
Во-вторых, стороны могут указать на то, что по заключаемому соглашению должник обязан предоставить вместо изначального обязательства некий "суррогат", не указывая при этом, что изначальное обязательство прекращается в момент заключения такого соглашения. Применение правил толкования договора наталкивает на вывод, что такое соглашение следует, скорее, считать обязательственным консенсуальным договором, который трансформирует обязательство должника в альтернативное: должник становится обязанным либо исполнить изначальное обязательство, либо передать отступное; при бездействии должника право выбора должно было переходить к кредитору. Этот подход прекращения изначального обязательства путем предоставления взамен некоего имущества, пожалуй, наиболее удобен кредитору, давая ему возможность выбирать предмет требования. Такое соглашение следует признать соглашением об изменении обязательства (п. 1 ст. 452 ГК РФ): простое обязательство с момента подписания такого соглашения модифицируется в альтернативное. Если в таком соглашении может быть обнаружен animus novandi (подробнее см. комментарий к ст. 414 ГК РФ), то такая трансформация простого обязательства в альтернативное может быть признана новацией.
В-третьих, стороны могут указать, что в силу заключаемого соглашения должник получает право прекратить свое обязательство путем предоставления некоего имущества в качестве суррогата исполнения, и при этом никаких намеков на то, что должник обязуется его предоставить, в соглашении нет. В этом случае заключенное соглашение является консенсуальной обязательственной сделкой, которая модифицирует изначальное обязательство в факультативное (о сущности факультативного обязательства см. комментарии к ст. ст. 308.2, 320.1 ГК РФ). Соответственно, должник обладает возможностью замены первоначального варианта исполнения предоставлением суррогата, а кредитор имеет право требования лишь в отношении первоначального предмета исполнения, не имея права требовать предоставления согласованного суррогата. При неисполнении должником первоначального обязательства, а равно при его отказе от реализации права на замену в отношении должника могут быть использованы меры защиты (ответственности), соответствующие только первоначальному предмету исполнения. По большому счету такое соглашение также следует считать соглашением об изменении первоначального обязательства, влекущем его трансформацию в факультативное. В конечном счете суды должны признавать все указанные варианты подобных соглашений.
(в) Но что если стороны заключили соглашение, предполагающее передачу некоего имущества "в качестве отступного" в будущем, но прямо не оговорили, какой из описанных выше вариантов они на самом деле имеют здесь в виду? Какой вариант наполнения содержания соглашения, названного сторонами "соглашением об отступном", следует подразумевать? Этот вопрос имеет важное значение, так как очень часто стороны не удосуживаются продумать данные нюансы при заключении подобных соглашений. Ранее в отношении прежней редакции ст. 409 ГК РФ, действовавшей до 1 июня 2015 г., судебной практикой ВАС РФ в качестве такой модели по умолчанию был поддержан подход, основанный на модели трансформации изначального обязательства в факультативное (см. п. 1 информационного письма Президиума ВАС РФ от 21 декабря 2005 г. N 102).
(г) В ходе реформы ГК РФ предписания ст. 409 подверглись изменениям. Во-первых, из текста закона было изъято имевшееся там в действовавшей ранее редакции указание на то, что отступное передается взамен исполнения. Во-вторых, законодатель устранил из закона фразу: "размер, сроки и порядок предоставления отступного устанавливаются сторонами". Понимание сути этих изменений достаточно затруднено. В Концепции совершенствования общих положений обязательственного права России, утвержденной Советом при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства Протоколом от 26 января 2009 г. N 66, ответа на этот вопрос найти нельзя. В то же время в пояснительной записке к проекту федерального закона N 47538-6 "О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты Российской Федерации" указывается, что новая редакция ст. 409 ГК РФ исходит из понимания этого соглашения как "реальной сделки".
Видимо, под реальной сделкой разработчики понимали так называемый реальный договор (п. 2 ст. 433 ГК РФ), для заключения которого необходима передача вещи и который не считается заключенным до ее передачи. Иначе говоря, при таком подходе либо соглашение об отступном оформляется одномоментно с самой передачей, либо оформляется ранее, но будучи реальным договором, не порождает правовых последствий до момента фактической передачи отступного. При такой интерпретации соглашение об отступном в истинном смысле этого понятия теперь не только не влечет прекращения первоначального обязательства (ибо таковое происходит только в момент предоставления отступного), но и не изменяет его путем конвертации в факультативное (как считал ВАС РФ ранее). Так как соглашение об отступном считается заключенным в момент передачи имущества, а своим единственным правовым последствием имеет прекращение изначального обязательства, такое соглашение следует считать не обязательственным, а распорядительным договором. Именно эти соображения, видимо, лежали в основании устранения из закона фразы об установлении размера, срока и порядка передачи отступного в соглашении об отступном.
Для того чтобы заключаемое сторонами и имеющее распорядительный эффект соглашение попало в узкие рамки, очерченные в новой редакции ст. 409 ГК РФ, в соглашении, оформляемом до передачи отступного, или в документации, оформляющей саму передачу, должно быть, видимо, указано, что некое имущество передается кредитору в целях прекращения изначального обязательства должника.
(д) В то же время судам следует исходить из того, что если в соглашении, названном сторонами соглашением об отступном, предусмотрена обязанность должника вместо исполнения изначального обязательства передать отступное и иное не следует из толкования соглашения по правилам ст. 431 ГК РФ, такое соглашение хотя и не вписывается в модель отступного по ст. 409 ГК РФ, но абсолютно законно, являясь соглашением о замене изначального обязательства: в варианте новации (замены старого обязательства на новое с иным предметом) или в варианте "трансформации" (изменения) старого обязательства в альтернативное с сохранением предмета изначального обязательства в качестве одного из альтернативных предоставлений. Упоминание в таком соглашении слова "отступное" здесь особого значения иметь не должно.
Кроме того, если в соглашении, названном сторонами соглашением об отступном, прямо указано на право должника передать отступное и иное не следует из толкования соглашения по правилам ст. 431 ГК РФ, судам следует исходить из того, что такое соглашение хотя и не является соглашением об отступном, тем не менее законно и порождает правовой эффект - а именно трансформацию (изменение) изначального обязательства в факультативное. Должник вправе предоставить согласованный суррогат исполнения, а кредитор обязан принять его вместо изначально оговоренного.
(е) Если стороны заключают соглашение, которое само по себе не направлено на прекращение обязательства, предполагая наступление подобного эффекта только в момент фактической передачи согласованного "суррогата", выбор сторонами вариантов трансформации изначального обязательства в факультативное или альтернативное является более предпочтительным, чем конструкция отступного в чистом виде. Только в таком случае у кредитора возникает обязанность принять согласованный "суррогат" от должника. Поскольку в рамках конструкции отступного в чистом виде ("реальной сделки"), очерченной в новой редакции ст. 409 ГК РФ, само соглашение об отступном не считается заключенным до момента такой передачи, то у кредитора не возникает договорной обязанности принять отступное. Это может поставить должника в сложное положение: он может прилагать усилия к тому, чтобы подготовить и передать отступное, а затем столкнуться с отказом кредитора принимать отступное, что вряд ли соответствует воле большинства сторон договора и соображениям о справедливости.
(ж) Посредством предоставления отступного может быть прекращено как договорное, так и внедоговорное, в том числе реституционное, обязательство по возврату полученного по недействительной сделке (п. 6 информационного письма Президиума ВАС РФ от 21 декабря 2005 г. N 102). Исключение составляют лишь строго целевые обязательства, носящие социальный характер (алиментное, по предоставлению содержания, по возмещению вреда жизни и здоровья). Поскольку соответствующие обязательства направлены на обеспечение прав и интересов социально незащищенных категорий граждан, а предоставление по таким обязательствам призвано обеспечить минимально необходимый уровень для продолжения существования такого гражданина как личности, их прекращение способами иными, нежели исполнение, следует признать недопустимым (см. комментарии к ст. ст. 411 и 414 ГК РФ).
Предоставлением отступного может быть прекращено и обязательство, основанное на оспоримой сделке, поскольку до эффективного оспаривания такая сделка рассматривается как действительная. Более того, в ряде случаев само заключение сторонами оспоримой сделки соглашения об отступном, а равно предоставление последнего может рассматриваться как подтверждение такой сделки (см. п. 2 ст. 166 ГК РФ) и исключать в дальнейшем ее оспаривание. В случае же признания первоначальной сделки недействительной судебная практика считает недействительным и соглашение об отступном (см. Постановление Президиума ВАС РФ от 16 марта 2010 г. N 14882/09; Определение КЭС ВС РФ от 26 октября 2015 г. N 305-ЭС15-8046). Соответственно, предоставленное отступное лишится правового основания и может быть истребовано как неосновательно полученное по правилам ст. 167 и гл. 60 ГК РФ.
(з) Обязательство может быть прекращено предоставлением отступного как до, так и после наступления срока его исполнения. Равным образом посредством предоставления отступного может прекратиться и задавненное обязательство. Возражение о давности является средством защиты должника. При этом закон не устанавливает необходимости использования такой защиты, предоставляя должнику возможность использования ее по своему усмотрению. Поскольку в основе прекращения обязательства отступным лежит договор, воплощающий в том числе и волю должника, следует считать, что тем самым должник отказывается от предоставленной ему защиты.
(и) Предоставлением отступного может прекращаться часть делимого обязательства (см. п. 1 ст. 407 ГК РФ и комментарий к нему). Равным образом, с помощью отступного может быть прекращено дополнительное, в частности, неустоечное обязательство. При этом судебная практика исходит из презумпции, что с предоставлением отступного прекращаются все обязательства по договору, включая и обязательство по уплате неустойки (см. п. 3 информационного письма Президиума ВАС РФ от 21 декабря 2005 г. N 102; Постановление Президиума ВАС РФ от 10 июня 2014 г. N 2504/2014). Данный подход достаточно сомнителен в качестве общего правила. Поскольку обязательство по уплате неустойки является самостоятельным (ибо возникает в силу самостоятельного основания - факта просрочки исполнения), презумпция должна быть прямо противоположной. Прекращение предоставлением отступного основного обязательства должно влечь прекращение обязательства по уплате начисленной неустойки только в том случае, когда это прямо предусмотрено соглашением сторон. Это утверждение не колеблет и доктрина эстоппель. Соглашение о прекращении отступным основного обязательства не содержит подразумеваемой воли сторон относительно судьбы начисленной неустойки и по общему правилу не создает у должника видимости противоположного решения.
(к) В качестве возможных предметов отступного ст. 409 ГК РФ называет уплату денежных средств и передачу иного имущества. С учетом понимания категории "имущество" (см. ст. 128 ГК РФ) предметом отступного могут быть прежде всего разнообразные вещи: делимые и неделимые, потребляемые и непотребляемые, движимые и недвижимые. В ситуации, когда предметом отступного является недвижимое имущество, соглашение об отступном не нуждается в обязательной государственной регистрации (п. 15 информационного письма Президиума ВАС РФ от 16 февраля 2001 г. N 59). Для прекращения основного обязательства в подобном случае недостаточно одной лишь передачи вещи кредитору, а требуется еще государственная регистрация перехода к кредитору титула собственника недвижимого имущества, предоставляемого в качестве отступного. Исходя из правовой природы отступного уклонение должника от государственной регистрации перехода права собственности на недвижимость исключает возможность прямого или косвенного понуждения к такой регистрации. В этом случае кредитор вправе предъявить должнику лишь требование, вытекающее из первоначального обязательства (см. Постановление Президиума ВАС РФ от 17 июня 2014 г. N 2826/14). К обратному выводу следует прийти, если толкование соглашения сторон покажет, что стороны имели в виду не собственно отступное как реальный договор, а соглашение о трансформации изначального обязательства в альтернативное.
Закон не исключает возможность предоставить в качестве отступного право собственности на вещь (титул) без самой вещи. Для перехода титула на соответствующее имущество без его передачи такое имущество должно быть индивидуально определенным либо, если оно определено родовыми признаками, надлежащим образом индивидуализировано (см. Постановление Президиума ВАС РФ от 28 мая 2013 г. N 17739/12).
В качестве отступного может выступать и доля в праве собственности на вещь (см. п. 7 информационного письма Президиума ВАС РФ от 21 декабря 2005 г. N 102).
Поскольку категория "имущество" включает в себя и имущественные права (см. ст. 128 ГК РФ), последние также могут использоваться в качестве предмета отступного. При этом в подобной роли могут выступать самые разнообразные оборотоспособные имущественные права - корпоративные (например, доля в уставном капитале ООО), обязательственные (право требования к третьему лицу) или исключительные (право на результат интеллектуальной деятельности). Могут предметом отступного быть и ценные бумаги - как документарные (например, векселя), так и бездокументарные (акции, облигации).
(л) Ввиду реального характера соглашения об отступном в качестве предметов отступного может выступать только существующее и принадлежащее должнику имущество (вещи и имущественные права). Следует, однако, иметь в виду, что данные предпосылки должны выполняться на момент передачи отступного. Отсутствие соответствующего имущества или его принадлежность иному, чем должнику, лицу в более ранний момент (например, в момент подписания соглашения об отступном) правового значения не имеет. Ведь тот факт, что соглашение об отступном в том виде, который придал ему законодатель, является реальным договором и приобретает правовое значение лишь в момент передачи имущества, не означает, что само соглашение не может подписываться ранее фактической передачи.
(м) Предметом отступного может выступать имущество, в отношении которого наложен арест. Свидетельствующая об обратном судебная практика (см., например: Постановления Президиума ВАС РФ от 25 января 2000 г. N 5993/99 и от 18 сентября 2001 г. N 610/01) в настоящее время не актуальна, поскольку сформировалась до введения п. 2 ст. 174.1 ГК РФ.
Более того, современная практика ВС РФ даже применительно к отношениям, имевшим место до вступления в силу указанной нормы п. 2 ст. 174.1 ГК РФ в 2013 г., исключает возможность признания недействительным соглашения об отступном, предметом которого является арестованное имущество. ВС РФ исходит из того, что недействительным в условиях прежнего законодательства является не соглашение об отступном, а распорядительная сделка передачи права; если передача арестованного имущества не происходила, то и нечего признавать недействительным (Определение КЭС ВС РФ от 2 ноября 2016 г. N 306-ЭС16-4741).
(н) Современная редакция ст. 409 ГК РФ исключает возможность использования в качестве отступного иных объектов гражданских прав, нежели имущества, в частности результаты работ и оказание услуг. С учетом принципа толкования favor contractus (см. комментарий к ст. 431 ГК РФ) такое соглашение не стоит признавать ничтожным, но следует квалифицировать как соглашение о трансформации изначального обязательства в иное (при наличии animus novandi - как соглашение о новации).
(о) Существенными условиями соглашения об отступном являются указание на прекращаемое обязательство, а также на предмет отступного (его наименование и количественные характеристики).
В силу принципа свободы договора стороны свободны в определении размера отступного. Закон не выдвигает требования эквивалентности отступного размеру первоначального предоставления. При этом даже в тех случаях, когда стоимость предоставляемого отступного меньше долга по обязательству, презюмируется прекращение последнего полностью (см. п. 4 информационного письма Президиума ВАС РФ от 21 декабря 2005 г. N 102).
(п) Форма соглашения об отступном определяется по общим правилам гл. 9, 28 ГК РФ о форме сделок и договоров. Правила ст. 452 ГК РФ (см. комментарий к ней) о том, что форма соглашений об изменении и расторжении договора должна следовать форме расторгаемого или изменяемого договора, к соглашению об отступном ранее не применялись судами (см. Постановление Президиума ВАС РФ от 25 сентября 2007 г. N 7134/07). Поскольку в новой редакции ст. 409 ГК РФ соглашение об отступном в чистом виде (т.е. реальной сделки) не имеет само по себе обязательственного эффекта, оснований для использования в вопросе формы такого соглашения предписаний ст. 452 ГК РФ тем более нет. В то же время если соглашение, названное сторонами соглашением об отступном, предусматривает трансформацию изначального обязательства в альтернативное или факультативное, применение правил ст. 452 ГК РФ вполне может обсуждаться.
(р) В случае, когда предметом отступного выступает доля в праве общей собственности на вещь, заключение такого соглашения об отступном может требовать соблюдения правил о преимущественном приобретении. Согласно ст. 246 ГК РФ указанные правила должны соблюдаться при всяком возмездном отчуждении (а не только посредством купли-продажи и мены). Ввиду "вторичного" характера соглашения об отступном оценка последнего на предмет его возмездности (безвозмездности) должна осуществляться не автономно, а в зависимости от соответствующей характеристики договора, лежащего в основании первоначального обязательства. Таким образом, если соглашение об отступном направлено на прекращение обязательства из безвозмездного договора (например, консенсуального дарения), оно также должно рассматриваться как безвозмездное, если на прекращение обязательства из возмездного договора - как возмездное. Соответственно, в последнем случае при использовании в качестве отступного доли в праве собственности на вещь требуется соблюдение правил ст. 250 ГК РФ. Нарушение указанных правил может служить основанием для предъявления сособственником требования о переводе на него прав и обязанностей приобретателя доли в праве общей собственности, переданной ответчику другим сособственником в качестве отступного (см. п. 7 информационного письма Президиума ВАС РФ от 21 декабря 2005 г. N 102). Подобный подход вполне оправдан и соответствует целям института преимущественного приобретения доли в праве общей собственности - защите интересов сособственников и принципиальной возможности трансформации общей собственности в собственность единоличную.
Применение правил о преимущественном приобретении выглядит оправданным и при использовании в качестве отступного доли в уставном капитале ООО. Однако судебная практика нижестоящих судов в данном вопросе шла иным путем. В отсутствие в корпоративном законодательстве общих норм, касающихся возмездного отчуждения долей (аналога ст. 246 ГК РФ для общей собственности), правила о преимущественной покупке (п. 4 ст. 21 Закона об ООО) зачастую толкуются буквально и применяются только для случаев купли-продажи доли. При таком подходе при использовании в качестве отступного доли в уставном капитале ООО соблюдение для совершения такого соглашения об отступном правил о преимущественном приобретении не требуется. Этот подход представляется не вполне оправданным. Остается только отметить, что он пока так и не был закреплен в практике высших судов. Было бы целесообразно в отношении долей в ООО применять по аналогии новую редакцию норм Закона об АО в отношении преимущественного права (см. ниже).
Судебная практика в отношении соглашений об отступном, предметом которых выступали акции закрытых акционерных (непубличных) обществ, по вопросу преимущественного приобретения ранее складывалась примерно в том же направлении, что и с долями в ООО (см. п. 1 информационного письма Президиума ВАС РФ от 25 июня 2009 г. N 131). Однако в настоящее время эта практика будет в значительной степени скорректирована. Согласно актуальной редакции п. п. 3 и 4 ст. 7 Закона об АО уставом непубличного общества может быть предусмотрено преимущественное право приобретения его акционерами (обществом) акций, отчуждаемых по иным, чем договор купли-продажи, возмездным сделкам (включая отступное) по цене, которая или порядок определения которой установлены уставом общества. При отчуждении акций непубличного общества с нарушением преимущественного права акционеры, имеющие такое преимущественное право, либо само общество вправе потребовать в судебном порядке передачи им отчужденных акций с выплатой их приобретателю цены, определенной уставом, если доказано, что приобретатель знал или должен был знать о наличии в уставе общества положений о преимущественном праве.
(с) Ввиду того, что соглашение об отступном подпадает под категорию сделки, связанной с отчуждением имущества, при его заключении требуется соблюдение правил корпоративного законодательства о крупных сделках. При этом соглашение об отступном должно оцениваться на предмет "крупности" независимо от того, относилась ли к этой категории сделка, устанавливающая первоначальное обязательство. Это вызвано тем, что между моментами заключения первоначальной сделки и соглашения об отступном может наличествовать временной промежуток, в течение которого балансовая стоимость активов могла измениться, а также ввиду допустимой неэквивалентности стоимости предметов отступного и первоначального обязательства. При нарушении требований о порядке совершения крупных сделок при заключении соглашения об отступном последнее может быть оспорено по правилам ст. 46 Закона об ООО, ст. 79 Закона об АО.
Совершение соглашения об отступном (предоставление отступного) может быть также оспорено по правилам ст. 174 ГК РФ, а также по правилам гл. III.1 Закона о банкротстве, касающимся подозрительных сделок и сделок с предпочтением (см. п. 5 Постановления Пленума ВАС РФ от 30 апреля 2009 г. N 32; Постановление Президиума ВАС РФ от 31 мая 2011 г. N 18327/10).
(т) В случае, когда стороны предусмотрели предоставление отступного по частям, при предоставлении части отступного судебная практика считает первоначальное обязательство прекращенным пропорционально фактически предоставленному отступному (см. п. 5 информационного письма Президиума ВАС РФ от 21 декабря 2005 г. N 102). Подобные последствия выглядят вполне оправданно, если они прямо предусмотрены соглашением. Однако использование такого подхода в качестве универсального достаточно сомнительно, поскольку оно не находит оправдания в законе и противоречит подразумеваемым интересам сторон. На наш взгляд, частичное предоставление отступного не должно оказывать влияния на первоначальное обязательство (иное может быть прямо предусмотрено в соглашении об отступном). Соответственно, несмотря на состоявшееся частичное предоставление отступного, кредитор должен сохранять требования в отношении первоначального обязательства в полном объеме. В случае успешной их реализации (например, путем взыскания полной суммы долга или зачета) ранее предоставленная должником часть суррогата (предмета отступного) становится неосновательным обогащением кредитора и должна быть возвращена им должнику по правилам гл. 60 ГК РФ.
(у) При обнаружении в предоставленном предмете отступного физических или юридических недостатков первоначальное обязательство не восстанавливается, а должник несет ответственность за эти недостатки. Здесь по аналогии, видимо, должны применяться положения ст. 393 ГК РФ о взыскании убытков за нарушение обязательства, а также как минимум некоторые положения ст. 475 ГК РФ о последствиях передачи некачественной вещи по договору купли-продажи. Последнее может означать, что кредитор, получивший дефектное отступное, может требовать от должника устранения дефектов.

Возможно вас заинтересует эти образцы, формы и шаблоны договоров:
Безымянная страница
Образцы договоров:
Формы договоров: Добровольное страхование
Формы договоров: аренда, лизинг, прокат
Образцы договоров: Страхование
Другие шаблоны договоров:
Вопрос - ответ:


Copyright 2009 - 2017 гг. Образцы договоров. All rights reserved.
При использовании материалов сайта активная гипер ссылка  обязательна!