Статья 406. Просрочка кредитора

Комментарий к статье 406

1. В комментируемой статье говорится о просрочке кредитора, которая в российском праве имеет две формы: 1) непринятие надлежаще предложенного исполнения; 2) отсутствие содействия кредитора, не позволяющее должнику исполнить обязательство. Важно отметить, что, несмотря на то что традиционно кредитор воспринимается как сторона, обладающая правами, но не несущая обязанностей, принятие надлежаще предложенного исполнения является именно обязанностью кредитора. На это, в частности, указывает как место расположения комментируемой статьи в гл. 25 ГК РФ ("Ответственность за нарушение обязательств"), так и то, что согласно п. 2 ст. 406 ГК РФ в случае просрочки кредитора должник имеет право требовать от него возмещения убытков.
При этом кредиторская обязанность вряд ли должна рассматриваться как элемент классического обязательственного отношения. К такой обязанности многие общие нормы об обязательствах неприменимы. В частности, право требовать принятия надлежащего исполнения, корреспондирующее такой обязанности, не может быть уступлено или заложено. В то же время ряд других общих норм об обязательствах к кредиторским обязанностям вполне применимы. Так, например, нет никаких возражений против того, чтобы стороны согласовали выплату неустойки за уклонение от принятия исполнения (раз уж ГК РФ прямо оговаривает возможность взыскания убытков при просрочке кредитора).
1.1. Просрочка кредитора в форме отказа в содействии проявляется в том, что кредитор не осуществляет те или иные подготовительные действия, которые необходимы для того, чтобы обеспечить должнику фактическую возможность исполнения обязательства (например, непередача подрядчику материалов, из которых подрядчик по условиям договора должен создавать ту или иную вещь; недопуск сотрудников подрядчика на территорию предприятия, на котором подрядчик должен был выполнять ремонтные работы; невыставление покупателем отгрузочной разнарядки с указанием конкретных адресатов отгрузок, без получения которой поставщик не может осуществить поставку). Обязанность совершить соответствующие действия должна быть возложена на кредитора законом, иными правовыми актами, обычаем или договором, но также может вытекать из существа обязательства и принципа добросовестности, который проявляется, среди прочего, и в обязанности осуществлять содействие (п. 3 ст. 307 ГК РФ).
Так, например, когда кредитор по денежному обязательству не сообщает должнику свои банковские реквизиты для перевода денег (посредством включения таких реквизитов в договор или доведения их до должника в форме счета на оплату), должник объективно не может осуществить платеж, и имеются основания для применения ст. 406 ГК РФ (п. 47 Постановления Пленума ВС РФ от 24 марта 2016 г. N 7).
При этом, хотя ст. 406 ГК РФ говорит о просрочке кредитора, нарушение кредиторской обязанности может выражаться и в ее ненадлежащем исполнении (например, в случае передачи подрядчику дефектных материалов для выполнения работ или неполной, содержащей неточности технической документации). В этом плане название статьи не следует понимать буквально. Нет принципиальной разницы между непередачей подрядчику материалов для выполнения работ и передачей материалов, непригодных к использованию.
Просрочка кредитора в форме уклонения от принятия исполнения может возникнуть только в тех случаях, когда исполнение обязательства предполагает фактическое принятие (т.е. осознанные действия кредитора, направленные на получение исполнения), и при этом кредитор уклоняется от совершения таких действий. В частности, речь здесь может идти об уклонении от принятия поставленного товара или об отказе вывозить товар со склада поставщика, уклонении от получения наличных денежных средств и т.п. В случае исполнения обязательств, которые не предполагают принятие в качестве условия для признания обязательства исполненным, просрочка кредитора в форме уклонения от принятия возникнуть не может (например, обязательство обеспечить конфиденциальность или не конкурировать с кредитором, обязательство выпустить рекламное объявление в радиоэфир), но вполне возможно уклонение от содействия (например, непредоставление рекламодателем записи того ролика, который радиостанция должна была по договору выпустить в эфир).
1.2. Важно отметить, что только отказ от принятия надлежащего исполнения влечет просрочку кредитора. Кредитор не впадает в просрочку, если уклоняется от принятия исполнения в связи с тем, что ему было предложено принять частичное исполнение и кредитор был вправе его не принимать (ст. 311 ГК РФ), а также если должник выражал готовность исполнить свое обязательство лишь под условием согласия кредитора на подписание тех или иных дополнительных соглашений (Определение КЭС ВС РФ от 9 декабря 2014 г. N 305-ЭС14-3435). В таких случаях лицо, уклонившееся от принятия исполнения, не может быть просрочившим кредитором, поскольку по общему правилу обязательство прекращает надлежащее исполнение (п. 1 ст. 408 ГК РФ).
Кредитор также не впадает в просрочку, если он отказался от принятия в связи с тем, что при принятии исполнения были выявлены те или иные качественные либо иные дефекты в предоставляемом объекте исполнения.
Но во всех подобных случаях может возникнуть ситуация, когда допущенное должником нарушение носит абсолютно несущественный характер (например, недостача поставленного товара была менее 0,5% от объема подлежащего поставке товара или в товаре были выявлены крайне незначительные дефекты, не дающие покупателю право на отказ от договора по правилам ст. 475 ГК РФ и объективно не способные подорвать интерес кредитора в исполнении договора). При таких обстоятельствах уклонение кредитора от принятия предложенного исполнения может рассматриваться как недобросовестное поведение (п. 3 ст. 1, п. 1 ст. 10 и п. 3 ст. 307 ГК РФ) и быть признано просрочкой кредитора со всеми вытекающими последствиями, если поведение кредитора не будет иметь какого-то убедительного экономического оправдания (например, кредитор не докажет, что для него абсолютная точность в объеме поставляемой продукции имела принципиальное значение).
1.3. Для констатации просрочки кредитора необходимо, чтобы должник не мог исполнить обязательство без соответствующего содействия со стороны кредитора. В связи с этим Президиум ВАС РФ в Постановлении от 15 июля 2008 г. N 5989/08, а позднее и в Постановлении от 14 декабря 2010 г. N 8893/10 справедливо указал, что непредъявление исполнительного листа на взыскание суммы задолженности не является случаем просрочки кредитора, так как должник вполне мог исполнить решение суда добровольно.
Просрочка кредитора имеет место и тогда, когда без исполнения кредитором соответствующей обязанности должник не может исполнить обязательство надлежащим образом, в строгом соответствии с договором (например, в установленный срок, оговоренными средствами).
Можно ли говорить о просрочке кредитора в тех случаях, когда кредитор нарушает свою кредиторскую обязанность по содействию, но это не делает надлежащее исполнение должником его обязательства невозможным, а лишь значительно затрудняет его, например, увеличивая временные или финансовые затраты должника? Допустим, заказчик нарушает обязанность передать подрядчику те или иные образцы, на основе которых последний должен выполнять работу, но при этом подрядчик теоретически может добыть их сам, приобретя у третьих лиц. Будет ли здесь иметь место просрочка кредитора? Представляется, что ответ должен быть утвердительным. Просрочка кредитора - это ситуация нарушения любой кредиторской обязанности, направленной на обеспечение должнику возможности исполнить обязательство.
1.4. Одной из наиболее распространенных в судебной практике проблем стало указание арбитражными судами при мотивировке решений ссылки одновременно на ст. ст. 328 и 406 ГК РФ, сигнализирующее о непонимании разницы между институтами приостановления встречного исполнения, с одной стороны, и нетечением просрочки должника в период просрочки кредитора - с другой.
На самом деле существует даже не две, а три разные ситуации, которые не следует путать. Первая - это ситуация, когда в синаллагматическом договоре имеют место два встречных обязательства, но срок исполнения одного прямо не привязан к моменту исполнения другого. В таком случае при неполучении предшествующего исполнения другая сторона вправе приостановить свое встречное исполнение по правилам ст. 328 ГК РФ (см. комментарий к ст. 328 ГК РФ). Ни о каком применении ст. 406 ГК РФ о просрочке кредитора речи здесь быть не может. Вторая - это ситуация, когда в договоре срок исполнения обязательства одной из сторон привязан к моменту исполнения другой стороной своих обязательств (например, срок поставки начинает течь с момента внесения предоплаты). В таком случае срок последующего исполнения просто не наступает из-за неосуществления предшествующего исполнения в силу п. 1 ст. 314 и ст. 327.1 ГК РФ, и просрочка соответствующей стороны не наступает просто в силу автоматического смещения срока ее исполнения. Третья ситуация - это как раз просрочка кредитора, когда одна из сторон не совершает действий, которые не представляют собой предмет некоего обязательства-предоставления, а направлены лишь на создание условий для осуществления исполнения обязательства другой стороной. В таком случае ответственность последней не наступает из-за несовершения соответствующих действий первой по правилам о просрочке кредитора (п. 3 ст. 405, ст. 406 ГК РФ).
Таким образом, эффект ненаступления просрочки должника по правилам п. 3 ст. 405 и ст. 406 ГК РФ возникает только тогда, когда кредитор нарушил свои кредиторские обязанности (принять исполнение и содействовать исполнению), в то время как право приостановить исполнение по правилам ст. 328 ГК РФ может быть реализовано в ответ на неисполнение встречного обязательства. Исполнение кредиторской обязанности не служит объектом экономического обмена и, соответственно, не является встречной обязанностью по отношению к обязательству должника осуществить соответствующее предоставление.
Кроме того, реализация права приостановить встречное исполнение в ответ на допущенную просрочку по правилам ст. 328 ГК РФ (за рамками случая, когда договор прямо привязывает срок исполнения обязательств одной из сторон к моменту исполнения встречного обязательства другой стороны) всегда является волевым решением обязанной стороны, тогда как просрочка кредитора в форме уклонения от принятия исполнения, а также в большинстве случаев нарушения обязанности по содействию делает для обязанной стороны невозможным исполнение. Соответственно, сторона, осуществляющая встречное исполнение и приостанавливающая его, теоретически может и не пользоваться этим средством защиты и исполнить свое обязательство, в то время как в ситуации, регулируемой ст. 406 ГК РФ, это, как правило, исключено. Тот факт, что должник не исполняет свое обязательство в случае просрочки кредитора, является не реализацией какого-либо средства защиты, а естественным и почти неизбежным следствием нарушения кредиторской обязанности другой стороной.
В связи с этим не может быть поддержана позиция судов, нередко признающих неперечисление предоплаты частным случаем просрочки кредитора (см., например, Постановление Президиума ВАС РФ от 25 августа 1998 г. N 3218/98).
В целом правильные ориентиры на сей счет закреплены в п. 59 Постановления Пленума ВС РФ от 22 ноября 2016 г. N 54, где указано следующее: "Если иное не установлено законом, в случае, когда должник не может исполнить своего обязательства до того, как кредитор совершит действия, предусмотренные законом, иными правовыми актами или договором либо вытекающие из обычаев или существа обязательства, применению подлежат положения статей 405, 406 ГК РФ. Правила статьи 328 ГК РФ в таком случае применению не подлежат".
Следует отметить, что в законе это разграничение проводится не всегда последовательно. Так, в ст. 719 ГК РФ, относящейся к параграфу "Общие положения о подряде", законодателем допущена неточность в формулировании предпосылок для использования права на приостановление встречного исполнения: в качестве оснований для использования подрядчиком права приостановить исполнение по правилам ст. 328 ГК РФ названо "непредоставление материала, оборудования, технической документации или подлежащей переработке (обработке) вещи". На самом деле результатом такого поведения заказчика будет не применение ст. 328 ГК РФ, а констатация просрочки кредитора (п. 3 ст. 405, ст. 406 ГК РФ).
1.5. На стыке ст. ст. 406 и 328 ГК РФ встает и еще один вопрос: возможно ли приостановление исполнения кредиторской обязанности? Ответ, на первый взгляд, должен быть отрицательным - сама кредиторская обязанность либо возникает лишь в случае предложения надлежащего исполнения (обязанность по принятию исполнения), либо в случае "оказания содействия" делает возможным такое исполнение, а следовательно, и предшествует исполнению должника. В первом случае приостановить исполнение в связи с нарушением обязанности должником не получится, так как предложено надлежащее исполнение и нарушения должника просто нет. Во втором - приостанавливать нечего, так как исполнение должника еще и не начиналось ввиду бездействия самого кредитора, поэтому должник и не мог ничего нарушить.
В то же время не стоит забывать о том, что ст. 328 ГК РФ дает право приостановить исполнение и в тех случаях, когда лишь предвидится нарушение обязательства (подробнее см. комментарий к ст. 328 ГК РФ). В принципе, можно предположить такие ситуации, когда должник предлагает кредитору принять часть исполнения (имея право на исполнение обязательства по частям), но к этому моменту кредитору становится очевидным, что в силу тех или иных обстоятельств передача должником остальных частей с высокой степенью вероятности в будущем не произойдет (например, в связи с обращением взыскания на эти части по долгам должника перед третьими лицами). В такой ситуации кредитор, интерес которого состоит в получении всего исполнения в целом, может приостановить приемку предложенной части до прояснения вопроса о судьбе запланированных на будущее этапов исполнения. Здесь, видимо, возможно применение положений ст. 328 ГК РФ о приостановлении исполнения в случае предвидимого нарушения исполнения должником следующей части встречного обязательства по аналогии закона.
1.6. Об отграничении института просрочки кредитора от института вины кредитора см. комментарий к п. 3 ст. 405 ГК РФ.
1.7. Частные проявления института просрочки кредитора могут быть найдены в отдельных статьях Особенной части ГК РФ. Норма о просрочке кредитора конкретизируется в ГК РФ в положениях о договоре на выполнение проектно-изыскательских работ (ст. 759), а также в положениях о договоре на выполнение научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ (ст. 774).
1.8. В практике арбитражных судов встречаются случаи трактовки действий по возврату кредитором перечисленных ему ранее должником денежных средств в качестве просрочки кредитора. Этот подход представляется неверным. Как известно, моментом платежа при безналичных перечислениях является момент зачисления денежных средств на корреспондентский счет банка кредитора (в ситуации, когда у сторон разные банки) или на банковский счет самого кредитора (в ситуации, когда у сторон общий банк) (подробнее см. комментарий к ст. 316 ГК РФ). Соответственно, действия кредитора по обратному перечислению зачисленных на его счет денег должнику не могут расцениваться как отказ кредитора от принятия предложенного истцом надлежащего исполнения, так как обязательство в соответствующей части уже являлось исполненным должником.
1.9. Также имеются в судебной практике примеры применения судом ст. 406 ГК РФ в случаях неисполнения кредиторских обязанностей, возникающих из корпоративных отношений. Такая возможность предоставляется п. 3 ст. 307.1 ГК РФ, согласно которому нормы об обязательствах могут применяться к требованиям, вытекающим из корпоративных отношений. Так, например, необновление акционером, управомоченным на получение дивидендов, данных о себе в реестре акционеров может быть признано частным случаем просрочки кредитора. В равной степени ст. 406 ГК РФ может быть применена судом при отказе в получении денежных средств, составляющих действительную стоимость доли участника, вышедшего из общества с ограниченной ответственностью.
1.10. Абзац 2 п. 1 ст. 406 ГК РФ со ссылкой на п. 2 ст. 408 ГК РФ указывает, что случаем просрочки кредитора является также отказ кредитора при погашении должником своего долга (а) выдать ему по его требованию расписку о получении исполнения, (б) вернуть должнику долговой документ, посредством которого должник подтверждал свое обязательство при его возникновении (например, расписку в получении наличного займа или вексель), либо выдать должнику особую расписку с отметкой о невозможности возвращения соответствующего долгового документа. Согласно прямому указанию в п. 2 ст. 408 ГК РФ такое поведение кредитора должно быть квалифицировано как просрочка кредитора, и при этом тут же указывается, что должник, столкнувшийся с таким поведением кредитора, может задержать исполнение (см. также п. 23 Постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 4 декабря 2000 г. N 33/14).
Смысл данной нормы состоит в том, чтобы защитить должника на случай возникновения у него сомнений в добросовестности кредитора. Пункт 18 Постановления Пленума ВС РФ от 22 ноября 2016 г. N 54 указывает, что в случае, когда кредитор отказывается исполнить заявленное должником в соответствии со ст. 312 ГК РФ требование о представлении доказательств того, что исполнение принимается самим кредитором или управомоченным им на это лицом, такой кредитор попадает в просрочку. Формально в такой ситуации исполнение не является невозможным для должника, однако связано с чрезвычайно высоким риском. Должник, исполнив обязательство, рискует столкнуться с требованием кредитора об осуществлении повторного исполнения и санкциями за просрочку, как в случае с отсутствием полномочий на принятие, так и в случае отказа выдать расписку о получении исполнения (подробнее см. комментарий к ст. 312 ГК РФ). Именно поэтому последствием недобросовестного поведения кредитора при обстоятельствах, указанных как в ст. 312, так и в п. 2 ст. 408 ГК РФ, будет его просрочка. Соответственно, должник, узнав о том, что кредитор отказывается передать (или вернуть) ему соответствующие расписки, а равно предоставить доказательства того, что исполнение принимается самим кредитором или управомоченным им на это лицом, может не осуществлять исполнение, не рискуя оказаться в просрочке (п. 3 ст. 405 ГК РФ).
1.11. Абзац 3 п. 1 комментируемой статьи, вступивший в силу 1 июня 2015 г., регулирует ситуацию, когда должник был не в состоянии исполнить обязательство, вне зависимости от того, что кредитором не были совершены действия, предусмотренные абз. 1 данного пункта. В такой ситуации просрочка кредитора не наступает. Это возможно, например, когда кредитор не передает подлежащую переработке вещь в условиях очевидной неспособности должника осуществить такую переработку (например, отзыв необходимой лицензии). Представляется, что бремя доказывания факта неспособности должника исполнить обязательство лежит на кредиторе.
1.12. В Постановлении Президиума ВАС РФ от 17 декабря 2013 г. N 12945/13 положения п. 1 ст. 406 ГК РФ признаны императивными и не подлежащими изменению соглашением сторон. Эту правовую позицию следует понимать таким образом, что стороны договора не могут своим соглашением исключить последствия просрочки кредитора и абстрактно легализовать бездействие кредитора, которое в силу положений п. 1 ст. 406 ГК РФ признавалось бы просрочкой кредитора. В то же время стороны могут детально урегулировать конкретный объем действий по содействию и принятию исполнения, которые требуются от кредитора, при этом как расширив его по сравнению с тем, что суд вывел бы из общих и специальных норм закона, обычаев или существа обязательств, так и сузив, если, конечно, не возникает оснований для констатации злоупотребления договорной свободой.
1.13. В силу принципа свободы договора стороны могут обусловить исполнение должником своих обязательств совершением кредитором тех или иных действий. В данном случае речь будет идти об обусловленном исполнении (ст. 327.1 ГК РФ), хотя эту же ситуацию можно описать и как просрочку кредитора. В любом случае до совершения кредитором таких действий просрочка не наступает. Наиболее типичный для договорной практики пример: фиксация в договоре срока оплаты в привязке к моменту получения от кредитора счета на оплату (т.е. оплата должна производиться только после получения счета), что, по сути, равнозначно конструированию обязательства по модели исполнения до востребования. В такой ситуации, если кредитор не предъявил должнику счет на оплату, он не обеспечил наступление отлагательного условия для осуществления платежа (не востребовал исполнение) и не может применять к должнику санкции, предусмотренные в законе или договоре для случаев просрочки в оплате (проценты по ст. 395 ГК РФ, пени и т.п.). Нельзя карать должника за то, что он строго следовал порядку расчетов, предусмотренному в договоре, даже если доказано, что должнику были известны реквизиты кредитора. Интерес должника, состоящий в исключении ситуации вечной неопределенности, защищается положением п. 2 ст. 314 ГК РФ, согласно которому при непредъявлении кредитором в разумный срок требования об исполнении обязательства, срок исполнения которого определен моментом востребования, должник вправе потребовать от кредитора принять исполнение (см. комментарий к п. 2 ст. 314 ГК РФ), кредитор, отказавшийся в такой ситуации принять исполнение, окажется в просрочке (п. 24 Постановления Пленума ВС РФ от 22 ноября 2016 г. N 54), а также положением п. 2 ст. 200 ГК РФ об объективном 10-летнем сроке давности с момента возникновения обязательства.
2. Пункт 2 комментируемой статьи посвящен последствиям наступления просрочки кредитора.
2.1. Здесь указывается на право должника требовать возмещения убытков, возникших у него в связи с просрочкой кредитора. Это могут быть, в частности, убытки в виде расходов на транспортировку или хранение товара, от приемки которого покупатель неправомерно отказался.
Как уже отмечалось, только признавая просрочку кредитора нарушением кредиторской обязанности, можно объяснить правило п. 2 ст. 406 ГК РФ о праве должника на возмещение причиненных ему просрочкой кредитора убытков. Ведь по общему правилу убытки взыскиваются в связи с неправомерным поведением.
При этом к взысканию убытков в такой ситуации должны применяться правила п. п. 1 - 5 ст. 393 ГК РФ, а также иные правила об ответственности за неисполнение обязательства.
2.2. Как известно, просрочка должна пониматься как пропуск срока исполнения обязанности (т.е. как сугубо объективное явление). Это в равной степени относится к просрочке как должника, так и кредитора. Для обоснования иска о возмещении убытков в связи с такой просрочкой оказывается релевантным вопрос об основаниях освобождения от ответственности. Соответствующие положения п. 2 ст. 406 ГК РФ о том, что кредитор обязан возместить убытки, возникшие у должника в связи с просрочкой кредитора, если кредитор отвечает за такую просрочку, должны толковаться совместно с положениями ст. 401 ГК РФ. Таким образом, предприниматель не будет нести ответственность за просрочку кредитора только в том случае, если сможет доказать, что соответствующая просрочка была им допущена вследствие непреодолимой силы, а иной кредитор может освободиться от ответственности, если докажет, что просрочка произошла не по его вине.
При этом в тексте п. 2 ст. 406 ГК РФ говорится только о просрочке кредитора в форме непринятия исполнения кредитором либо теми лицами, на которых в силу закона, иных правовых актов или поручения кредитора было возложено принятие исполнения. Как указывалось выше, просрочка кредитора может принять и иную форму - отсутствие содействия, если кредитор или лица, на которых кредитором возложена обязанность оказания содействия, допустили просрочку. Очевидно, что должник имеет право требовать возмещения понесенных им убытков и в этом случае. Соответственно, данная норма ГК РФ должна толковаться расширительно.
2.3. Стороны своим соглашением могут ограничить объем ответственности кредитора или исключить ее вовсе, но с соблюдением тех условий, которые вытекают из положений ст. 400 и п. 4 ст. 401 ГК РФ. В частности, условие договора об освобождении кредитора от ответственности не будет иметь силы, если нарушение им своих кредиторских обязанностей было умышленным. Подробнее см. комментарии к ст. 400 и п. 4 ст. 401 ГК РФ.
2.4. Ничто не мешает сторонам оговорить в договоре неустойку за нарушение кредитором тех или иных своих кредиторских обязанностей (например за уклонение от приемки доставленного груза).
2.5. Но возмещение убытков не исчерпывает правовые последствия просрочки кредитора. Важнейшим последствием просрочки кредитора является то, что в соответствии с п. 3 ст. 405 ГК РФ должник не считается просрочившим, пока обязательство не может быть исполнено вследствие просрочки кредитора. Подробнее см. комментарий к п. 3 ст. 405 ГК РФ.
2.6. Кроме того, констатация обязанности кредитора принять надлежаще предложенное должником исполнение, а также оказать содействие, необходимое должнику для исполнения, является отправной точкой для признания возможности должника расторгнуть договор в ситуации, когда просрочка кредитора может рассматриваться как существенное нарушение договора.
Это решение находит свое подтверждение в ряде специальных норм Кодекса. Так, в соответствии с п. 1 ст. 484 ГК РФ покупатель обязан принять переданный ему товар надлежащего качества, а согласно п. 3 ст. 484 ГК РФ поставщик вправе отказаться от исполнения договора в ситуации, когда покупатель отказывается принять предложенный ему товар и тем самым впадает в просрочку.
Аналогичная ситуация возможна и в рамках отношений по договору подряда: п. 2 ст. 719 ГК РФ устанавливает, что подрядчик при нарушении заказчиком своих обязанностей по договору подряда (в частности, по предоставлению материала, оборудования, технической документации или подлежащей переработке (обработке) вещи), которое препятствует исполнению договора подрядчиком, вправе отказаться от исполнения договора и потребовать возмещения убытков. Таким образом, подрядчик, если нарушение заказчиком указанных обязанностей будет признано существенным, правомочен расторгнуть договор.
2.7. Также следует обратить внимание на такое последствие просрочки кредитора, как перераспределение риска случайной гибели (порчи) вещи, передача которой была предметом обязательства, в отношении которого кредитор допустил просрочку. К сожалению, в тексте ст. 406 ГК РФ нет соответствующего общего правила. Кодекс знает такие правила в отношении договора подряда (п. 2 ст. 705 и п. 7 ст. 720 ГК РФ), но содержащееся здесь регулирование далеко от идеала. Так, п. 2 ст. 705 ГК РФ относит риск случайной гибели или случайного повреждения непереданного заказчику результата выполненной работы, который по общему правилу несет подрядчик, на просрочившего его приемку заказчика. Это положение вполне корректно. Но п. 7 ст. 720 ГК РФ вносит определенную путаницу в регулирование. Согласно этой норме, "если уклонение заказчика от принятия выполненной работы повлекло за собой просрочку в сдаче работы, риск случайной гибели изготовленной (переработанной или обработанной) вещи признается перешедшим к заказчику в момент, когда передача вещи должна была состояться". Очевидно, что эта норма явно дублирует положение п. 2 ст. 705 ГК РФ, но при этом непонятно, как может наступить просрочка сдачи работы в случае уклонения заказчика от ее принятия в условиях, когда на этот счет есть прямое указание в п. 3 ст. 405 ГК РФ о том, что должник не считается просрочившим, пока обязательство не может быть исполнено вследствие просрочки кредитора.
Учитывая невозможность депонирования неденежного исполнения в российском праве (подробнее см. комментарий к ст. 327 ГК РФ), нет никакой потребности ограничивать правило о переходе на кредитора риска случайной гибели вещи с момента просрочки кредитора лишь договором подряда. Данный договорный тип не обладает применительно к рассматриваемому институту спецификой, позволяющей объяснить такой выбор законодателя, поэтому правило о переходе риска случайной гибели или порчи вещи, подлежащей передаче кредитору, на самого кредитора вследствие его просрочки должно являться универсальным.
Что значит несение кредитором риска случайной гибели подлежащей передаче ему вещи? Применительно к ситуациям, когда погибшая вещь отчуждалась по возмездному договору, это значит, что неспособность должника передать вещь в связи с ее гибелью не освобождает кредитора от исполнения своего встречного обязательства (например, по оплате), если оно еще не исполнено. Если же оно исполнено, кредитор не вправе требовать возврата денег. В отношении ситуации, когда погибшая вещь ранее была передана должнику в аренду (ссуду, на хранение) и должна была быть возвращена кредитору (арендодателю, ссудодателю, поклажедателю и т.п.), несение кредитором риска случайной гибели означает, что случайная гибель вещи после начала просрочки кредитора исключает право кредитора требовать от должника выплаты действительной стоимости такой вещи и применять к нему меры ответственности в связи с просрочкой в ее возврате.
2.8. Логично также исходить из того, что просрочка кредитора должна переносить на него риск возникновения случайной невозможности исполнения, не связанной с гибелью вещи, передача которой входила в предмет соответствующего обязательства. Согласно п. 1 ст. 405 ГК РФ должник, допустивший просрочку исполнения, несет риск возникновения случайной невозможности исполнения, т.е. он обязан возместить кредитору убытки даже тогда, когда не отвечал за возникновение невозможности исполнения. Было бы разумно применять симметричный подход и в случае просрочки кредитора. Этот вывод можно обосновать применением п. 1 ст. 405 ГК РФ по аналогии закона. Если, например, заказчик уклоняется от предоставления подрядчику документации, необходимой для выполнения работ, а впоследствии в связи с изданием органами власти предписания выполнение таких работ стало юридически невозможно, заказчик должен как минимум возместить подрядчику все убытки (если не докажет, что подрядчик все равно бы не успел выполнить работы до вступления в силу соответствующего запрета, даже если заказчик передал бы ему документацию вовремя).
2.9. Просрочка кредитора также может влечь инверсию очередности исполнения по синаллагматическому договору. Применительно к договорам купли-продажи это предусмотрено в п. 4 ст. 486, а также в п. 4 ст. 514 и п. 2 ст. 515 ГК РФ. Согласно норме п. 4 ст. 486 ГК РФ "если покупатель в нарушение договора купли-продажи отказывается принять и оплатить товар, продавец вправе по своему выбору потребовать оплаты товара либо отказаться от исполнения договора". Согласно п. 4 ст. 514 ГК РФ в случаях, когда покупатель без установленных законом, иными правовыми актами или договором оснований не принимает товар от поставщика или отказывается от его принятия, поставщик вправе потребовать от покупателя оплаты товара. В равной степени о том же, по сути, говорит и п. 2 ст. 515 ГК РФ для случая уклонения покупателя от выборки товара со склада поставщика. Из смысла этих норм с очевидностью следует, что речь идет о ситуациях, когда покупатель должен был оплатить товар после его получения. При этом уклонение покупателя от принятия товара приводит к тому, что продавец получает право требовать оплаты, даже не передав товар, т.е. досрочно.
В то же время в судебной практике ВАС РФ можно встретить примеры обратного подхода. Так, в одном из дел, рассмотренных Президиумом ВАС РФ, покупатель акций впал в просрочку кредитора и не совершил действий, без которых продавец не мог переоформить акции на покупателя по счету депо (как это было предусмотрено в договоре); продавец, столкнувшись с такой проблемой, перевел акции на лицевой счет покупателя в реестре акционеров и попытался взыскать долг. Президиум ВАС РФ отказал в иске, посчитав, что продавец в описанной ситуации был ограничен возможностью отказаться от договора (Постановление Президиума ВАС РФ от 30 ноября 2010 г. N 9217/10). Из логики постановления следует, что Суд тем более отказал бы в иске продавцу, если бы тот не попытался переоформить акции на покупателя через реестр акционеров, а просто заявил бы иск о взыскании долга на основании п. 4 ст. 486 ГК РФ и описанной выше идеи инверсии очередности исполнения договора. С таким подходом Суда вряд ли можно согласиться.
Но что если речь идет об иных договорах, к которым эти специальные нормы о купле-продаже неприменимы? Решением становится применение фикции наступления условия, предусмотренной в п. 3 ст. 157 ГК РФ, а также нормы п. 4 ст. 1 ГК РФ. Когда сторона уклоняется от приняти
Возможно вас заинтересует эти образцы, формы и шаблоны договоров:
Безымянная страница
Образцы договоров:
Формы договоров: Добровольное страхование
Формы договоров: аренда, лизинг, прокат
Образцы договоров: Страхование
Другие шаблоны договоров:
Вопрос - ответ:


Copyright 2009 - 2017 гг. Образцы договоров. All rights reserved.
При использовании материалов сайта активная гипер ссылка  обязательна!