Статья 398. Последствия неисполнения обязательства передать индивидуально-определенную вещь

Комментарий к статье 398

(а) Статья 398 ГК РФ позволяет кредитору, которому не передана индивидуально-определенная вещь (в том числе на основе договора купли-продажи, мены, аренды и т.п.), требовать ее отобрания у должника. Такой иск нередко предъявляется и удовлетворяется в судебной практике, в частности, в отношении недвижимости по договорам купли-продажи недвижимости (п. 61 Постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 29 апреля 2010 г. N 10/22; п. 5 Постановления Пленума ВАС РФ от 11 июля 2011 г. N 54), аренды недвижимости (п. 13 Постановления Пленума ВАС РФ от 17 ноября 2011 г. N 73) и т.п.
По сути, здесь речь идет о частном случае иска о присуждении к исполнению обязательства в натуре (п. 1 ст. 308.3 ГК РФ). Из этой нормы не следует делать вывод о том, что в случае родовых вещей, ценных бумаг, исключительных прав или иных имущественных прав кредитор, не получивший соответствующий объект от должника, не вправе требовать исполнения обязательства в натуре. В силу ст. 308.3 ГК РФ возможность предъявления такого иска признается в качестве универсальной. Иное может вытекать из закона, договора или существа обязательства (подробнее см. комментарий к ст. 308.3 ГК РФ).
(б) Соответственно, основная функция ст. 398 ГК РФ состоит не в том, чтобы подтвердить возможность подачи иска об исполнении обязательства в натуре применительно к индивидуально-определенной вещи, а в том, чтобы оговорить условия удовлетворения такого иска.
(в) Если объектом отчуждения является недвижимость, кредитор, которому данная недвижимость должна была быть передана в собственность, вправе соединить требование об отобрании недвижимости по ст. 398 ГК РФ с требованием о принудительной регистрации перехода права собственности (ст. 551 ГК РФ). При этом требование о регистрации перехода права собственности не может быть удовлетворено, если суд откажет в удовлетворении требования об исполнении обязанности продавца передать недвижимость (см. п. 61 Постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 29 апреля 2010 г. N 10/22).
Если покупателю недвижимая вещь уже передана во владение, но продавец уклоняется от перерегистрации права собственности в ЕГРП, покупатель может на основании ст. 551 ГК РФ потребовать регистрации перехода права собственности в судебном порядке. Когда договором продажи недвижимости предусмотрено, что переход права собственности не зависит от исполнения обязанности продавца передать соответствующий объект, сохранение продавцом владения этим имуществом не является препятствием для удовлетворения иска покупателя о государственной регистрации перехода права на основании ст. 551 ГК РФ (п. 61 Постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 29 апреля 2010 г. N 10/22).
(г) В п. 26 Постановления Пленума ВС РФ от 24 марта 2016 г. N 7 указано, что "по смыслу статьи 398 ГК РФ, при отсутствии у должника индивидуально-определенной вещи, которая подлежит передаче кредитору, кредитор не вправе требовать ее отобрания у должника и передачи в соответствии с условиями договора, что не лишает кредитора права требовать от должника возмещения убытков, причиненных неисполнением договора". Иначе говоря, нахождение истребуемой вещи во владении должника является условием удовлетворения иска об отобрании вещи.
В то же время нахождение вещи на хранении у третьего лица не может служить препятствием к удовлетворению иска об отобрании (п. 26 Постановления Пленума ВС РФ от 24 марта 2016 г. N 7).
(д) Может ли иск об истребовании вещи быть удовлетворен, если к моменту подачи иска истребуемая вещь передана должником во владение арендатору?
В п. 26 Постановления Пленума ВС РФ от 24 марта 2016 г. N 7 на этот счет указано, что "по смыслу статьи 398 ГК РФ передача индивидуально-определенной вещи, в частности, в аренду не препятствует удовлетворению требования кредитора - приобретателя этой вещи к должнику - отчуждателю об исполнении обязательства передать вещь в собственность. В таком случае к участию в деле привлекаются арендатор...".
Эти разъяснения ВС РФ требуют некоторых комментариев.
Очевидно, что при передаче должником обещанной кредитору недвижимости в аренду арендатору кредитор не может требовать отобрания недвижимости у арендатора (п. 9 информационного письма Президиума ВАС РФ от 11 января 2002 г. N 66). В этом случае кредитор может предъявить иск по ст. 551 ГК РФ о принудительной регистрации перехода права собственности (п. 61 Постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 29 апреля 2010 г. N 10/22), но не может лишить арендатора владения. При этом принудительная регистрация перехода права собственности права арендатора не затронет, так как в силу ст. 617 ГК РФ произойдет замена арендодателя. Покупатель приобретет право собственности на вещь, обремененную арендой (принцип следования). Если купленная вещь является движимой, или речь идет о не подлежащем регистрации договоре аренды недвижимости, покупатель должен смириться с этим и может защищать свои права, предъявляя договорные иски к продавцу (отказ от договора, возврат уплаченной цены, взыскание убытков и т.п.).
Единственным исключением из правила о применении принципа следования может являться ситуация, когда договор аренды недвижимости, подлежащий государственной регистрации (например, аренда здания или земельного участка на срок год и более), не был зарегистрирован. В силу п. 3 ст. 433 ГК РФ, вступившей в силу 1 июня 2015 г., такой незарегистрированный договор аренды не порождает правовых эффектов для третьих лиц, что, в частности, может означать и блокирование применения ст. 617 ГК РФ о принципе следования. Ранее отсутствие эффекта следования прав арендатора на вещь при смене собственника в случае несоблюдения требования регистрации долгосрочной аренды признавал ВАС РФ (п. 14 Постановления Пленума ВАС РФ от 17 ноября 2011 г. N 73). При такой интерпретации недвижимая вещь может быть истребована новым собственником у арендатора. Природа этого иска может обсуждаться, но, вероятнее всего, он должен иметь виндикационный характер.
В то же время теоретически возможно и более гибкое решение проблемы незарегистрированной аренды. Как известно, для аренды здания (сооружения) или земельного участка сроком менее года регистрация вовсе не обязательна, и отсутствие регистрации в такой ситуации само по себе не отменяет действие ст. 617 ГК РФ. Таким образом, очевидно, что законодатель считает приемлемой ситуацию, когда покупатель недвижимости может приобрести недвижимость, обремененную краткосрочной арендой, не зная об этом. Видимо, он считает, что при таком сроке аренды интересы покупателя страдают не столь сильно. С учетом этого, возможно, было бы логично не отменять принцип следования при отсутствии регистрации долгосрочной аренды здания (сооружения) или земельного участка и не давать покупателю право немедленно после покупки требовать отобрания вещи у арендатора, а вместо этого признать вхождение покупателя в договорные отношения с арендатором, но предоставить покупателю право отказаться от договора аренды по истечении года. Если когда-нибудь в нашей судебной практике будет реализован этот подход, вопрос о праве покупателя истребовать вещь у арендатора отпадает сам собой, так как их отношения переходят в сугубо договорную плоскость.
Спорной может являться ситуация, когда доказано, что покупатель недвижимости знал о наличии незарегистрированной аренды. Пункт 4 информационного письма Президиума ВАС РФ от 25 февраля 2014 г. N 165 на основании ст. 10 ГК РФ признавал в условиях действовавшего до 1 июня 2015 г. законодательства, что в такой ситуации эффект следования прав арендатора на вещь сохраняется, несмотря на отсутствие регистрации. На данный момент не вполне понятно, может ли незарегистрированная аренда быть противопоставлена новому собственнику, который знал о наличии такого договора аренды, с учетом новой редакции п. 3 ст. 433 ГК РФ, которая никаких оговорок в отношении принципа отсутствия "внешних" правовых эффектов незарегистрированного договора в этой части не делает. В то же время есть все основания ответить на этот вопрос утвердительно (см. комментарий к п. 3 ст. 433 ГК РФ).
Как же в этих условиях понимать указание в п. 26 Постановления Пленума ВС РФ от 24 марта 2016 г. N 7 на право кредитора требовать от должника, сдавшего вещь в аренду, передачи вещи в собственность? Думается, тут ВС РФ имел в виду, скорее, не иск об отобрании по ст. 398 ГК РФ, а преобразовательный иск, направленный на перевод прав собственности на вещь. В случае с недвижимостью таким иском будет иск о перерегистрации права собственности по ст. 551 ГК РФ. В случае же с движимостью (например, при аренде оборудования) речь должна идти о некоем не очень разработанном в российском праве иске о переводе прав собственности без передачи владения.
(е) Применительно к ситуации, когда должник успел передать вещь в ссуду, п. 26 Постановления Пленума ВС РФ от 24 марта 2016 г. N 7 указывает, что "по смыслу статьи 398 ГК РФ передача индивидуально-определенной вещи, в частности... в безвозмездное пользование, не препятствует удовлетворению требования кредитора - приобретателя этой вещи к должнику-отчуждателю об исполнении обязательства передать вещь в собственность. В таком случае к участию в деле привлекаются... ссудополучатель". Толкование этого разъяснения, видимо, должно осуществляться таким же образом, как и в случае с арендой. Применительно к ссуде закон (п. 1 ст. 700 ГК РФ) также признает принцип следования. Покупатель недвижимости или движимой вещи не может лишить владения ссудополучателя, если тот получил его непосредственно от старого собственника до перехода права собственности на вещь покупателю, так как к последнему в силу прямого указания закона вещь переходит в собственность, обремененная правами ссудополучателя. Соответственно, единственное разумное решение состоит в том, чтобы видеть в этой правовой позиции ВС РФ указание на то, что покупатель может требовать перевода на себя права собственности (в случае с недвижимостью путем регистрации перехода права на основании судебного решения по правилам ст. 551 ГК РФ), но не физического отобрания отданной в ссуду вещи.
В то же время следует учитывать, что покупатель может не знать об обременении истребуемой вещи правами ссудополучателя. Закон, вводя принцип следования применительно к договорам ссуды, предусматривает государственную регистрацию ссуды недвижимости только при передаче в ссуду объектов культурного наследия (п. 1 ст. 4 и п. 4 ст. 26 Федерального закона от 21 июля 1997 г. N 122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним"), а также при передаче в ссуду земельных участков на срок, равный году или более (п. 2 ст. 26 ЗК РФ). В остальных случаях (например, в отношении зданий и сооружений, не относящихся к объектам культурного наследия) государственная регистрация договоров ссуды в отношении недвижимости законом почему-то не предусмотрена. Соответственно, могут возникнуть ситуации, когда покупатель недвижимости приобретет объект, обремененный правами ссудополучателя, не зная о наличии таких прав. По буквальному значению нормы п. 1 ст. 700 ГК РФ такой покупатель должен мириться с правами ссудополучателя недвижимости независимо от срока действия таких прав. Это представляется не вполне разумным. Ссуда может быть оформлена на многие десятилетия. Все-таки интерес добросовестного покупателя должен иметь приоритет перед интересом добросовестного ссудополучателя, так как первый является возмездным приобретателем, в то время как второй получил вещь в пользование безвозмездно. Возможно, п. 1 ст. 700 ГК РФ следует толковать ограничительно и позволить новому собственнику, если он не знал и не должен был знать о наличии обременения в виде ссуды (добросовестному приобретателю), истребовать недвижимость у ссудополучателя. Также, возможно, баланс интересов сторон будет найден, если право будет допускать следование в такой ситуации, но давать новому покупателю, вступившему в договор ссуды, право на отказ от договора по истечении года по аналогии с похожим предлагавшимся выше решением применительно к аренде.
(ж) Наиболее сложная проблематика, возникающая в контексте применения ст. 398 ГК РФ, проявляется в случае "двойной продажи". Согласно ст. 398 ГК РФ в ситуации, когда одна и та же вещь была обещана нескольким кредиторам одновременно, но она еще не передана ни одному из конкурирующих кредиторов, согласно ст. 398 ГК РФ приоритет имеет тот кредитор, обязательство в пользу которого возникло раньше. Если очередность возникновения обязательств по каким-то причинам невозможно установить (например, в силу того, что обязательства должника по передаче вещи разным кредиторам возникли в один и тот же день), приоритет имеет тот кредитор, который первым предъявил иск.
Эти положения более или менее ясны. Но некоторые спорные ситуации все-таки могут возникать. Например, можно представить себе ситуацию, когда после удовлетворения иска об истребовании вещи одного из покупателей выясняется, что данная вещь была еще до заключения договора с этим истцом обещана ответчиком другому покупателю. Последний мог не предъявлять иск об истребовании в течение длительного срока, например, рассчитывая на добровольное исполнение продавцом своего обязательства или в силу согласованной в договоре отсрочки в передаче вещи. В такой ситуации формально по букве ст. 398 ГК РФ приоритетом должен обладать не истец, в пользу которого присуждено отобрание вещи, а другой покупатель, чьи права в отношении данной вещи возникли ранее. В то же время очевидно, что после удовлетворения иска об истребовании вещи в пользу истца и передачи ему этой вещи по судебному решению пересмотр решения по вновь открывшимся обстоятельствам вряд ли разумен.
(з) Важным условием удовлетворения иска об отобрании вещи является ее нахождение во владении должника на момент подачи иска о ее истребовании по ст. 398 ГК РФ и сохранение за должником права собственности на нее. Как указано в данной статье, если вещь уже передана во владение третьего лица и последнее получило право собственности на нее, возможность истребования вещи от должника естественным образом отпадает.
Так, в п. 26 Постановления Пленума ВС РФ от 24 марта 2016 г. N 7 указано: "Если право требовать получения от должника индивидуально-определенной вещи, переход права на которую не подлежит государственной регистрации, принадлежало разным кредиторам, и вещь передана одному из них в собственность, хозяйственное ведение или оперативное управление, то другие кредиторы не вправе требовать от должника передачи вещи по правилам статьи 398 ГК РФ".
Как мы видим, законодатель урегулировал самые простейшие ситуации. На практике нередко возникают куда более сложные случаи. Далее попытаемся изложить эти основные "сложные случаи".
(и) Первый сложный случай возникает в ситуации мнимого отчуждения. Иск об отобрании, поданный покупателем к утратившему собственность продавцу и получившему собственность другому покупателю может быть удовлетворен, если будет доказано, что само отчуждение и переход права собственности носили мнимый характер. Как указано в п. 86 Постановления Пленума ВС РФ от 23 июня 2015 г. N 25, "осуществление сторонами мнимой сделки для вида государственной регистрации перехода права собственности на недвижимое имущество не препятствует квалификации такой сделки как ничтожной на основании пункта 1 статьи 170 ГК РФ". Если будет доказано, что сама эта сделка носит мнимый характер и совершена лишь для вида, с целью создать формальные препятствия к удовлетворению иска другого покупателя об отобрании вещи, а продавец намеревается сохранить реальный экономический контроль над вещью, такая сделка должна считаться ничтожной по п. 1 ст. 170 ГК РФ, что в силу принципа каузальности перехода права на основании договора с неизбежностью влечет признание ничтожным и переход права собственности, и передачу владения. Квалификация спорной сделки и ее исполнения в качестве мнимых актов открывает истцу доступ к иску об отобрании вещи.
(к) Второй сложный случай возникает в ситуации недобросовестного вмешательства в чужие договорные отношения. На наш взгляд, иск об отобрании, поданный против продавца и приобретшего собственность покупателя, может быть удовлетворен и в том случае, если будет доказано, что хотя сделка по отчуждению, переход права собственности и передача владения одному из покупателей не носили мнимый характер, но данный покупатель действовал заведомо недобросовестно (п. п. 3, 4 ст. 1, ст. 10 ГК РФ). Такая заведомая недобросовестность будет, в частности, налицо, если доказано, что в момент заключения своего договора покупатель, получивший право собственности и владение, вошел в сговор с продавцом и совершил сделку специально с целью создать препятствия для удовлетворения иска об отобрании вещи.
Более дискуссионным является тезис о том, что такая заведомая недобросовестность имеет место тогда, когда умысел или очевидная злонамеренность действий покупателя в вышеотмеченном смысле не доказаны, но доказано, что такой покупатель в момент заключения своего договора с продавцом точно знал или не мог не знать о том, что ранее эта вещь была обещана продавцом истцу. Российская судебная практика пока однозначно это осознанное приобретение вещи, обещанной продавцом ранее другому покупателю, в качестве явной недобросовестности не признала. В то же время такой шаг представляется оправданным. Право не должно поощрять поведение покупателя, заключающего договор и приобретающего право собственности на вещь, зная о том, что эта вещь была ранее обещана продавцом другому лицу, и отдающего себе отчет в том, что, перекупая эту вещь, он провоцирует нарушение договора между продавцом и первоначальным покупателем.
При этом здесь следует иметь в виду, что для применения такой доктрины должно быть доказано, что второй, недобросовестный покупатель точно знал о наличии другого договора на данную вещь или обстоятельства были таковы, что его знание о данном обстоятельстве не вызывает никаких сомнений (например, продавец в преддверии отобрания у него вещи передал права собственности на нее аффилированному лицу). Один лишь факт того, что второй покупатель мог узнать о наличии ранее заключенного продавцом иного договора в отношении данной вещи, прояви он должную и принятую в обороте степень заботливости и осмотрительности, представляется недостаточным для отобрания вещи у продавца, передавшего собственность на эту вещь второму покупателю.
(л) Третий сложный случай возникает при передаче продавцом собственности одному из конкурирующих покупателей без передачи ему владения. Если в случае "двойной продажи" вещь остается во владении продавца, но право собственности на вещь перешло одному из конкурирующих покупателей (например, переход права собственности зарегистрирован в ЕГРП или право собственности на движимую вещь перенесено продавцом на основании соглашения без фактической передачи вещи), покупатель, ставший собственником, должен иметь приоритет, даже если договор с ним был заключен позже, чем договор с другим претендентом. В случае если последний предъявил иск об отобрании вещи к продавцу и доказано, что он уже не собственник вещи, хотя и продолжает владеть ею, в иске должно быть отказано. Если продавец уже не собственник, он не может перенести собственность на истца (ни передать истцу иные права на вещь) ни добровольно, ни по суду. Соответственно, если ответчик уже не является собственником, удовлетворение иска об отобрании невозможно. Этот подход нашел свое закрепление в п. 61 Постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 29 апреля 2010 г. N 10/22: "Если продавец заключил несколько договоров купли-продажи в отношении одного и того же недвижимого имущества и произведена государственная регистрация перехода права собственности за одним из покупателей, другой покупатель вправе требовать от продавца возмещения убытков, вызванных неисполнением договора купли-продажи". Из смысла данного разъяснения недвусмысленно следует, что требовать отобрания вещи от утратившего собственность на нее продавца в такой ситуации покупатель не может.
В то же время такой иск об отобрании, поданный покупателем к утратившему собственность, но владеющему вещью продавцу и получившему собственность невладеющему покупателю, может быть удовлетворен, если будет доказано, что переход права собственности носил мнимый характер (см. комментарий "ж" ранее). Кроме того, на наш взгляд, иск об отобрании может быть удовлетворен и в том случае, если будет доказано, что покупатель, в пользу которого состоялся переход права собственности без передачи владения, заведомо недобросовестно вторгся в чужие договорные отношения (см. комментарий "з" ранее).
(м) Четвертый сложный случай возникает в ситуации передачи продавцом вещи одному из покупателей во владение, но с сохранением за собой права собственности. Как следует разрешить ситуацию "двойной продажи", когда вещь должником передана иному покупателю, но право собственности на нее к такому покупателю еще не перешло (например, не зарегистрирован переход права собственности в ЕГРП, или стороны договорились в силу ст. 491 ГК РФ об удержании правового титула до момента полной оплаты)? В ст. 398 ГК РФ указано, что иск об истребовании вещи отклоняется, если вещь передана во владение третьему лицу и последнее приобрело право собственности. Но следует ли из этого, что иск об истребовании вещи должен удовлетворяться, если вещь передана во владение третьего лица без переноса права собственности? Представляется, что такой иск и в такой ситуации должен отклоняться, ведь в данном случае вещь передана третьему лицу в целях отчуждения, что создает у этого третьего лица обоснованные ожидания, разрушать которые посредством отобрания вещи несправедливо. Ранее такой подход встречался в практике ВАС РФ (Постановление Президиума ВАС РФ от 23 марта 2004 г. N 15533/03). Недвусмысленно указывает на это и п. 61 Постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 29 апреля 2010 г. N 10/22, согласно которому "если продавец заключил несколько договоров купли-продажи в отношении одного и того же недвижимого имущества, суд удовлетворяет иск о государственной регистрации перехода права собственности того лица, во владение которого передано это имущество применительно к статье 398 ГК РФ. Иные покупатели вправе требовать возмещения убытков, вызванных неисполнением договора купли-продажи продавцом". Наконец, как уже отмечалось, в п. 26 Постановления Пленума ВС РФ от 24 марта 2016 г. N 7 указано, что "по смыслу статьи 398 ГК РФ, при отсутствии у должника индивидуально-определенной вещи, которая подлежит передаче кредитору, кредитор не вправе требовать ее отобрания у должника и передачи в соответствии с условиями договора, что не лишает кредитора права требовать от должника возмещения убытков, причиненных неисполнением договора". Из данных разъяснений, очевидно, следует, что покупатель, не получивший владения, не может требовать отобрания вещи ни у продавца, данное владение утратившего в связи с передачей вещи другому покупателю, ни у другого покупателя, получившего владение.
Чисто обязательственное притязание одного покупателя, не получившего владение, должно по общему правилу проигрывать интересу другого покупателя, получившего владение и ожидающего перехода права собственности. При этом даты заключения продавцом договоров с двумя указанными претендентами в данном случае не имеют значения.
Если объектом отчуждения является недвижимость, но продавец успел передать вещь во владение другому покупателю, к которому пока еще не перешла собственность на эту вещь, покупатель, не получивший владение, не только не может истребовать вещь по ст. 398 ГК РФ, но и не может потребовать принудительной перерегистрации права собственности на себя, так как при отклонении иска об истребовании по ст. 398 ГК РФ подлежит отклонению и иск о регистрации перехода права собственности. Право на предъявление последнего иска имеет тот из покупателей, который получил владение (п. 61 Постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 29 апреля 2010 г. N 10/22). Покупатель, не получивший владение и лишенный права требовать регистрации перехода права собственности, может требовать от продавца возмещения убытков. В случае с движимостью покупатель, не получивший владение, не может в описанном случае требовать признания за собой права собственности на вещь (перевода права собственности на себя).
В то же время если будет доказано, что договор с покупателем, получившим владение, носил мнимый характер, или то, что этот покупатель, получивший владение, заведомо недобросовестно вторгся в чужие договорные отношения (см. комментарии "з" и "и"), его интерес не заслуживает защиты. В таких случаях иск к продавцу и получившему владение покупателю об отобрании вещи, который подан покупателем, заключившим договор первым, может быть удовлетворен.
Близкая позиция отражена сейчас в практике Верховного Суда РФ. Согласно Определению КЭС ВС РФ от 9 марта 2016 г. N 308-ЭС15-16377 при наличии двух конкурирующих и исполненных со стороны покупателей договоров долевого участия в строительстве в отношении одних и тех же квартир приоритет для целей перехода (признания) права собственности на квартиру имеет тот покупатель, который первым вступил в фактическое владение. Кроме того, суд вправе отказать в иске о регистрации перехода права на квартиры, если истцом является недобросовестное лицо, которое должно было знать о наличии прав на эти квартиры других покупателей, наложении ареста на указанные квартиры по их искам и своими противоправными действиями содействовало более раннему вступлению во владение.
Доказать заведомо недобросовестное вторжение второго, вступившего во владение покупателя в чужие договорные отношения не составляет труда, если первый по времени договор продажи с добросовестным покупателем подлежал регистрации (как в случае с договорами участия в долевом строительстве) и был зарегистрирован. В таком случае второй по времени покупатель, заключая свой договор и вступая во владение, не мог не знать, что на данную недвижимость имеются ранее возникшие права другого покупателя.
(н) Пятый и, пожалуй, самый сложный случай возникает при передаче владения одному покупателю, а собственности - другому. Как следует решить спор, если право собственности на вещь перешло одному покупателю (например, зарегистрирован переход права собственности на недвижимость), а сама вещь передана продавцом во владение другому покупателю? В подавляющем числе случаев такая ситуация может сложиться при "двойной продаже" недвижимости, когда недвижимость продается примерно в одно и то же время, одному покупателю она передается во владение, а другой успевает первым зарегистрировать переход права собственности.
Если оба покупателя являются добросовестными и к моменту заключения своих договоров с продавцом не знали о том, что вещь была продана продавцом ранее, возникает неоднозначная коллизия и столкновение исков покупателя, получившего собственность, об отобрании вещи, с одной стороны, и покупателя, получившего вещь во владение, о регистрации перехода права собственности, с другой стороны.
Причем, если руководствоваться существующими разъяснениями судебной практики и буквой ГК РФ, в исках к продавцу должно быть отказано обоим покупателям. В п. 26 Постановления Пленума ВС РФ от 24 марта 2016 г. N 7 указано, что "по смыслу статьи 398 ГК РФ, при отсутствии у должника индивидуально определенной вещи, которая подлежит передаче кредитору, кредитор не вправе требовать ее отобрания у должника". Из этого следует, что покупатель, получивший собственность, но не получивший владение, не может выиграть иск об отобрании по ст. 398 ГК РФ. Но, с другой стороны, не может быть удовлетворен и иск покупателя, получившего владение, о регистрации перехода права собственности, так как ответчик (продавец) уже не является собственником. Такая ситуация представляется абсурдной. Выход из положения российская судебная практика пока не выработала. Формально говоря, здесь возможны не иски к продавцу, а виндикационный иск покупателя-собственника к покупателю, получившему владение, но допустимость такого иска явным образом выходит за рамки настоящего комментария к нормам обязательственного права.
Ситуация меняется, если тот покупатель, который получил собственность без владения, заведомо недобросовестно вторгся в чужие договорные отношения (например, он точно знал или не мог не знать, что вещь, на которую ему передается собственность, была обещана ранее другому покупателю или тем более уже передана тому во владение). В такой ситуации логично иск такого недобросовестного "интервента" об истребовании вещи отклонять и удовлетворять иск другого, добросовестного покупателя, получившего владение, о регистрации перехода права собственности по правилам ст. 551 ГК РФ. В таком случае переход права собственности на вещь в пользу недобросовестного покупателя должен по иску владеющего покупателя признаваться недействительным, собственность на логическую секунду должна возвращаться продавцу, а далее переноситься на владеющего покупателя. Такая же победа владеющего покупателя должна присуждаться и тогда, когда будет доказано, что передача права собственности в пользу невладеющего покупателя носила мнимый характер.
(о) Тот факт, что вещь была отобрана у продавца по ст. 398 ГК РФ, сам по себе не освобождает продавца от ответственности за качество отобранной вещи. В то же время если будет доказано, что продавец не передавал вещь именно из-за опасений в отношении возможных дефектов и, не желая нести ответственность за такие дефекты, предпочитал отвечать за просрочку и при этом сообщал покупателю о таких причинах своего отказа от добровольной передачи вещи, иск покупателя о взыскании убытков, вызванных дефектами вещи, должен отклоняться по правилам ст. ст. 10 и 404 ГК РФ.
(п) Так как иск об отобрании вещи по правилам ст. 398 ГК РФ является частным случаем иска об исполнении обязательства в натуре, к такому иску применяются положения ст. 308.3 ГК РФ и в том числе правила о праве истца требовать установления судебной неустойки (астрент) за добровольное неисполнение вынесенного судом решения о передаче вещи.
(р) Последний абзац ст. 398 ГК РФ говорит о том, что кредитор может вместо попытки отобрания вещи, от передачи которой уклоняется должник, взыскать с того убытки. Речь идет о том, что кредитор вправе отказаться от договора по правилам п. 2 ст. 405, п. 2 ст. 328 ГК РФ или специальных норм об отдельных договорах и потребовать возмещения убытков вместо реального исполнения (т.е. убытков, вызванных вынужденным расторжением нарушенного договора). Возмещение таких убытков предусмотрено в п. 5 ст. 453 и ст. 393.1 ГК РФ и включает в себя, в частности, возмещение разницы между ценой расторгнутого договора и ценой договора, заключенного взамен расторгнутого с третьим лицом, абстрактные убытки и т.п. Требование о возмещении таких убытков будет сочетаться с требованием о возврате уплаченной цены, если таковая была уплачена. Два этих требования имеют разную природу, так как возврат цены при расторжении договора в силу ст. 453 ГК РФ подчиняется правилам гл. 60 ГК РФ о неосновательном обогащении.

Возможно вас заинтересует эти образцы, формы и шаблоны договоров:
Безымянная страница
Образцы договоров:
Формы договоров: Добровольное страхование
Формы договоров: аренда, лизинг, прокат
Образцы договоров: Страхование
Другие шаблоны договоров:
Вопрос - ответ:


Copyright 2009 - 2017 гг. Образцы договоров. All rights reserved.
При использовании материалов сайта активная гипер ссылка  обязательна!