Статья 395. Ответственность за неисполнение денежного обязательства

Комментарий к статье 395

1. Статья 395 ГК РФ предусматривает особый вид ответственности за нарушение денежного обязательства - начисление процентов на просроченный долг. Такая санкция признается большинством европейских правопорядков и основными международными актами унификации договорного права (ст. 7.4.9 Принципов УНИДРУА, ст. III.-3:708 и ст. III.-3:710 Модельных правил европейского частного права, ст. 78 Венской конвенции 1980 г.).
1.1. Согласно п. 38 Постановления Пленума ВС РФ от 24 марта 2016 г. N 7 "в случаях, когда разрешаемый судом спор вытекает из налоговых или других финансовых и административных правоотношений, гражданское законодательство может быть применено к названным правоотношениям при условии, что это предусмотрено законом (пункт 3 статьи 2 ГК РФ). В связи с этим указанные в ст. 395 ГК РФ проценты не начисляются на суммы экономических (финансовых) санкций, необоснованно взысканные с юридических и физических лиц налоговыми, таможенными органами, органами ценообразования и другими государственными органами, и подлежащие возврату из соответствующего бюджета. В этих случаях гражданами и юридическими лицами на основании статей 15, 16 и 1069 ГК РФ могут быть предъявлены требования о возмещении убытков, вызванных в том числе необоснованным взиманием сумм экономических (финансовых) санкций, если законом не предусмотрено иное".
Это разъяснение вызывает определенные сомнения. Далеко не всегда соответствующее публично-правовое регулирование предусматривает начисление процентов за неправомерное взимание тех или иных сумм. В таких условиях было бы справедливо применять ст. 395 ГК РФ по аналогии закона (межотраслевая аналогия закона). В условиях действия данных разъяснений логично при расчете убытков, вызванных неправомерным взиманием публичными органами денежных средств с частных лиц, применять ключевую ставку ЦБ РФ в качестве приблизительного способа расчета убытков.
1.2. Проценты годовые по ст. 395 ГК РФ являются, по сути, особой мерой ответственности, по своему регуляторному режиму практически идентичной диспозитивной форме законной неустойки, специально установленной для случаев нарушения денежных обязательств. На то, что проценты являются именно ответственностью, указывают: (а) название статьи ("Ответственность за неисполнение денежного обязательства"), (б) тот факт, что в силу п. 2 ст. 395 ГК РФ убытки, возникшие у кредитора в связи с неисполнением должником денежного обязательства, идут в зачет с суммой процентов, что свидетельствует об общей природе данных санкций, и (в) тот факт, что в силу п. 4 ст. 395 ГК РФ при наличии в договоре условия о начислении пеней на случай просрочки в оплате проценты по ст. 395 ГК РФ не взыскиваются, как если бы ст. 395 ГК РФ устанавливала диспозитивную законную неустойку, исключаемую при наличии в договоре соглашения об ином.
1.3. Признание процентов годовых мерой ответственности дает ответ на вопрос о применимости к этой мере общих правил об ответственности. Эти правила подлежат применению к процентам годовым. В частности, к процентам применяется ст. 404 ГК РФ (вина кредитора). Если нарушение должником денежного обязательства произошло частично по вине кредитора, суд вправе уменьшить размер ответственности.
Спорным является вопрос о применимости к процентам годовым ст. 401 ГК РФ об основаниях освобождения от ответственности. В ряде зарубежных правопорядков должник, который освобождается от ответственности за нарушение, тем не менее продолжает быть обязанным уплатить проценты годовые за допущенную просрочку (п. 4 ст. 7.1.7 Принципов УНИДРУА, п. 1 ст. III.-3:708 Модельных правил европейского частного права). Российская судебная практика, напротив, в основном проводит идею, что проценты являются мерой ответственности, не делает исключений для ст. 401 ГК РФ и исходит из того, что отсутствие вины или наличие непреодолимой силы (для коммерческих обязательств) освобождает от любых видов ответственности, включая проценты годовые (Постановления Президиума ВАС РФ от 24 декабря 2002 г. N 9651/00, от 24 декабря 2002 г. N 9654/00, от 21 ноября 2000 г. N 7668/99).
1.4. Проценты годовые по ст. 395 ГК РФ, являясь мерой ответственности за просрочку, принципиально отличаются от процентов за использование капитала, которые подлежат уплате на основании норм о договорах займа (кредита), вклада и т.п. Проценты по займу (кредиту, вкладу) выступают не в качестве санкции, а в качестве вознаграждения кредитора за предоставление возможности использовать полученные от него в долг денежные средства (п. 4 Постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 8 октября 1998 г. N 13/14). Соответственно, возможно кумулятивное начисление процентов годовых по ст. 395 ГК РФ и процентов за использование капитала на основной просроченный долг. Это прямо предусмотрено применительно к договорам займа в ст. 811 ГК РФ.
1.5. Начисление процентов по правилам ст. 395 ГК РФ предусмотрено для случаев нарушения денежного обязательства. В то же время закон знает случаи, когда применение ст. 395 ГК РФ предусмотрено в отношении должника, нарушившего неденежное обязательство. Так, в силу п. 4 ст. 487 ГК РФ продавец, получивший предоплату, но не передавший товар в срок, обязан уплатить покупателю проценты по правилам ст. 395 ГК РФ с момента просрочки в передаче товара. Возникающий парадокс (начисление процентов, установленных в законе для случаев нарушения денежных обязательств, в отношении просрочки в исполнении обязательства неденежного) разрешен судебной практикой таким образом, что положение п. 4 ст. 487 ГК РФ толкуется как устанавливающее законную неустойку, расчет которой приравнен к расчету процентов по ст. 395 ГК РФ (Постановление Президиума ВАС РФ от 10 декабря 2013 г. N 10270/13). Из этого тезиса иногда делается вывод, что начисление процентов на сумму непоставленного в срок товара является уникальным элементом правового режима договора купли-продажи. Этот тезис можно признать спорным, так как нет никаких убедительных причин предусматривать применение ст. 395 ГК РФ в таких случаях только для договоров купли-продажи. Положение покупателя, внесшего предоплату и не получившего своевременно товар, ничем, по сути, не отличается от положения заказчика, внесшего предоплату и столкнувшегося с неисполнением контрагентом встречных обязательств по оказанию услуг и выполнению работ. Соответственно, есть все основания для применения п. 4 ст. 487 ГК РФ по аналогии закона и в отношении других возмездных двусторонних договоров, предусматривающих предоплату.
1.6. Согласно прямому указанию в п. 4 ст. 487 ГК РФ договор купли-продажи может предусматривать начисление процентов с момента внесения предоплаты. Такие проценты в этом случае должны уплачиваться до момента фактического исполнения обязательства по передаче вещи или возврата предоплаты при расторжении договора. В п. 13 Постановления Пленума ВС РФ и ВАС РФ от 8 октября 1998 г. N 13/14 указано, что в таких случаях проценты имеют природу процентов по коммерческому кредиту (ст. 823 ГК РФ). Этот подход в дальнейшем подтверждался и в судебной практике (Постановление Президиума ВАС РФ от 28 февраля 2006 г. N 12769/05). Если в договоре нет такого указания о начислении процентов на предоплату, то за период предусмотренного в договоре использования предоплаты и до момента просрочки в передаче товара какие-либо проценты начисляться не должны.
В принципе, аналогичное условие о начислении процентов на сумму предоплаты с момента ее уплаты может быть предусмотрено и в ином возмездном договоре.
1.7. Когда требование о возврате предоплаты вытекает из факта расторжения договора, произошедшего в связи с нарушением договора получателем предоплаты, проценты подлежат начислению ретроспективно, т.е. не с момента расторжения и возникновения у получившей предоплату стороны собственно денежного обязательства по возврату предоплаты, а с момента получения этой стороной такой предоплаты (аванса). Этот вывод известен ряду актов международной унификации договорного права (п. 1 ст. 84 Венской конвенции 1980 г.) и закреплен в российском праве в п. 5 Постановления Пленума ВАС РФ от 6 июня 2014 г. N 35. Но решение о ретроспективном начислении процентов при расторжении договора абсолютно оправданно, как минимум для случаев, когда договор расторгается из-за нарушения, допущенного стороной, получившей предоплату. Иначе продавец (подрядчик, исполнитель) получал бы право бесплатно пользоваться деньгами за период с момента получения предоплаты и до расторжения договора. В ситуации же, когда договор расторгается по соглашению сторон или по одностороннему немотивированному заявлению плательщика предоплаты (когда такой отказ от договора допускается законом или договором), или в связи с нарушением договора плательщиком предоплаты (например, когда он внес лишь часть положенной предоплаты), ретроспективное начисление процентов куда менее очевидно. К сожалению, п. 5 Постановления Пленума ВАС РФ от 6 июня 2014 г. N 35 этот нюанс не учитывает и как будто бы исходит из того, что ретроспективное начисление процентов происходит при расторжении договора независимо от оснований расторжения. Возможно, было бы логично толковать это разъяснение ограничительно.
1.8. Проценты по ст. 395 ГК РФ подлежат начислению в отношении должника, просрочившего погашение денежного долга, т.е. в тех случаях, когда деньги используются в качестве средства платежа. Поэтому согласно сложившейся судебной практике ст. 395 ГК РФ не подлежит применению в отношении обязанности перевозчика, перевозящего денежные знаки, а также в иных подобных случаях, когда деньги выступают не в качестве средства платежа, а в роли товара (п. 37 Постановления Пленума ВС РФ от 24 марта 2016 г. N 7, ранее ту же идею см. в п. 1 Постановления Пленумов ВС и ВАС РФ от 8 октября 1998 г. N 13/14).
До 24 марта 2016 г. согласно п. 1 Постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 8 октября 1998 г. N 13/14 неначисление процентов было предусмотрено и в отношении сделок по обмену валюты. Такой подход представляется достаточно спорным. Если сторона получила от контрагента валюту, а свое встречное обязательство по перечислению денежных средств в обмен на эту валюту не исполнила, имеет место неисполнение полноценного денежного обязательства, и есть все основания для применения ст. 395 ГК РФ. В связи с этим нельзя не заметить, что п. 37 Постановления Пленума ВС РФ от 24 марта 2016 г. N 7, отменивший п. 1 Постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 8 октября 1998 г. N 13/14, почти дословно воспринял текст отмененного пункта, но исключил разъяснение в отношении валютообменных сделок. Это было сделано, видимо, абсолютно осознанно, с тем чтобы вывести такие обязательства из-под ранее признанного исключения. Соответственно, теперь начисление процентов в подобных случаях, видимо, следует признать легализованным.
1.9. Российская судебная практика не признает возможным начисление процентов годовых на сумму своевременно невыплаченного аванса (или предоплаты). В случае синаллагматических договоров, предусматривающих внесение предоплаты, начисление процентов годовых допускается только с момента, когда кредитор осуществил свое встречное исполнение и сформировалась полноценная "дебиторская задолженность" (см. Постановление Президиума ВАС РФ от 8 мая 2007 г. N 15651/06, а также Определение КЭС ВС РФ от 6 октября 2016 г. N 305-ЭС16-8210). С точки зрения системной согласованности, следуя такому подходу, нужно прийти к выводу о том, что не могут начисляться проценты годовые и в случае нарушения банком своей обязанности перечислить заемщику сумму кредита. Судя по всему, суды не считают обязанность по кредитованию (банковскому или коммерческому) элементом полноценного денежного обязательства или видят здесь некое "недолговое" денежное обязательство. Такое решение вызывает определенные сомнения. Проценты годовые по ст. 395 ГК РФ являются мерой ответственности, идентичной законной неустойке и, соответственно, нацелены на покрытие убытков кредитора (недаром проценты годовые в силу положений ст. 395 ГК РФ идут в зачет с убытками) и стимулирование надлежащего исполнения. В таких условиях нет убедительных политико-правовых резонов исключать начисление таких процентов в случае невыплаты в срок предоплаты. Такое нарушение договора может влечь для кредитора возникновение убытков (например, необходимость изыскать иной источник финансирования), покрытие которых могло бы быть обеспечено за счет начисления процентов годовых. С точки же зрения догматики права нет никаких убедительных оснований не квалифицировать обязательство по выплате предоплаты (или банковского кредита) в качестве денежного, а следовательно, отсутствуют формальные основания выводить данную ситуацию из сферы применения ст. 395 ГК РФ, устанавливающей ответственность за неисполнение денежного обязательства.
1.10. Согласно судебной практике проценты годовые начисляются на всю сумму денежного долга, включая НДС, если соответствующая операция облагается этим налогом (Постановление Президиума ВАС РФ от 22 сентября 2009 г. N 5451/09).
1.11. Обязательство по погашению договорных или деликтных убытков, а также договорной или законной неустойки является полноценным гражданско-правовым обязательством, имеющим своим предметом уплату денег. Раз такое обязательство является денежным по своей природе, на сумму присужденных договорных и деликтных убытков или неустойки должны начисляться проценты по ст. 395 ГК РФ. Применительно к возмещению внедоговорного вреда это однозначно признано в практике высших судов (п. 37 Постановления Пленума ВС РФ от 24 марта 2016 г. N 7, п. 23 Постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 8 октября 1998 г. N 13/14). В отношении договорных убытков практика колебалась. Сначала ВАС РФ признавал это невозможным (Постановление Президиума ВАС РФ от 22 мая 2007 г. N 420/07), но в последние годы наметилось признание такой возможности (Постановление Президиума ВАС РФ от 8 июня 2010 г. N 904/10). На этот счет следует заметить, что, конечно, нет никаких убедительных причин позволять лицу, причинившему другому лицу не внедоговорный вред, а убытки в связи с нарушением договора, безнаказанно пользоваться причитающимися пострадавшему денежными средствами. Никакой сущностной разницы между договорными и внедоговорными убытками в этом контексте нет.
Серьезная неопределенность возникла и в отношении начисления процентов годовых на сумму неустойки. Ранее в практике ВАС РФ встречались примеры отказа во взыскании процентов на сумму неустойки (см., например, Постановления Президиума ВАС РФ от 6 июня 2000 г. N 6919/99, от 18 марта 2003 г. N 10360/02). Затем практика изменилась, и в Постановлениях Президиума ВАС РФ от 4 июня 2013 г. N 18429/12 и от 19 ноября 2013 г. N 6879/13 начисление процентов годовых на сумму присужденной судом неустойки было признано. Но в Определении КЭС ВС РФ от 15 августа 2016 года N 305-ЭС16-4576 эта возможность опять была поставлена под сомнение. Такой ограничительный подход представляется необоснованным: если лицо обязано выплатить неустойку и не делает этого, оно неправомерно пользуется денежными средствами и должно платить проценты на общих основаниях.
Согласно судебной практике, в которой сама возможность начисления процентов на убытки или неустойку признавалась, проценты годовые должны исчисляться с момента вступления в силу судебного решения о взыскании убытков (неустойки) и выступают в качестве меры ответственности за задержку в исполнении такого обязательства, подтвержденного судебным решением (п. 57 Постановления Пленума ВС РФ от 24 марта 2016 г. N 7, ранее близкий подход встречался в Постановлении Президиума ВАС РФ от 8 июня 2010 г. N 904/10). При заключении потерпевшим и причинителем вреда соглашения о возмещении причиненных убытков проценты, установленные ст. 395 ГК РФ, начисляются с первого дня просрочки исполнения условий этого соглашения, если иное не предусмотрено таким соглашением.
Если ответчиком по иску о возмещении убытков является Российская Федерация или субъект Федерации, то с учетом особенностей исполнения судебных решений о взыскании денег за счет казны, предусмотренных в бюджетном законодательстве, расчет процентов на присужденную судом сумму убытков начинается при условии предъявления взыскателем исполнительного листа в соответствующий финансовый орган и по прошествии трехмесячного срока (вопрос N 3 из Обзора судебной практики ВС РФ N 1 (2015), утв. Президиумом ВС РФ 4 марта 2015 г.; Определение КЭС ВС РФ от 4 августа 2015 г. N 308-ЭС15-3667).
В принципе, определение в качестве момента начала расчета процентов годовых момента присуждения судом суммы убытков или неустойки может быть поставлено под сомнение.
В зарубежном праве встречается иное решение: проценты годовые на сумму убытков начисляются с момента правонарушения, повлекшего возникновение таких убытков (ст. 7.4.10 Принципов УНИДРУА). Такой подход вполне возможен, но имеет очевидный недостаток: может получиться так, что проценты начинают начисляться еще до того, как убытки возникли: ведь нередко убытки возникают позже самого нарушения.
Альтернативное решение - начислять проценты с момента возникновения убытков - несколько точнее, но и оно не свободно от недостатков: должник (делинквент) платит проценты годовые, т.е. несет ответственность за просрочку в оплате суммы убытков за период, когда он, возможно, и не знает о факте возникновения у кредитора (пострадавшего) каких-либо убытков и (или) их сумме.
В связи с этим также возможно и иное, более тонкое решение: начисление процентов годовых с момента, когда делинквент или нарушитель договора получают от кредитора претензию о покрытии возникших убытков и доказательства их размера, которые разумное и добросовестное лицо на месте должника посчитало бы достаточно убедительными. В этой ситуации уклонение такого лица от возмещения убытков не имеет оправдания. Фактически с этого момента он должен знать, что неправомерно пользуется суммой, которая причитается кредитору, и должен, соответственно, платить проценты по ст. 395 ГК РФ. Такое решение стимулировало бы должников или делинквентов добровольно погашать обоснованные требования кредиторов, а не тянуть расплату до предела, выжидая решения суда. Если такие доказательства должнику не представлены, проценты на такие долги должны начисляться с момента вступления в силу судебного решения об их взыскании, когда их сумма становится окончательно определенной.
Наконец, возможно и компромиссное решение: по общему правилу проценты годовые начисляются с момента указанной претензии, но в случае умышленного (или грубо неосторожного) нарушения договора или деликта проценты начисляются с момента правонарушения (или возникновения убытков).
Любой из этих вариантов имеет очевидные преимущества перед тем вариантом, который пока доминирует в судебной практике.
В случае же с неустойкой (если российская судебная практика в целом склонится к возможности начисления процентов на такие денежные обязательства) в отношении момента начала расчета процентов, видимо, логично придерживаться следующего подхода. На сумму фиксированного штрафа проценты годовые должны начисляться с момента нарушения договора и возникновения обязательства по уплате такого штрафа. Уклонение должника от добровольного погашения начисленного штрафа неправомерно и должно влечь применение к нему санкции, предусмотренной в ст. 395 ГК РФ. Если должник считает, что штраф несоразмерен, ничто не мешает ему добровольно погасить хотя бы соответствующую его часть.
Отдельная проблема возникает в случае с пенями. Так как в силу п. 5 ст. 395 ГК РФ начисление процентов на проценты по общему правилу не допускается, из соображений системной согласованности правовых норм логично вытекает следующий вывод: на начисляемые на должника пени проценты годовые не начисляются, пока сумма таких пени не будет взыскана. Если невозможно начисление процентов на ранее начисленные проценты (т.е. одной периодической санкции за неисполнение другой), то вряд ли возможно начисление процентов годовых и на начисляемые ежедневно пени. Такая аналогия закона вполне оправданна, так как проценты годовые по своей сути фактически идентичны законной неустойке в виде пени. С момента присуждения судом твердой суммы начисленных пеней на эту сумму могут начисляться проценты годовые, так как такое присуждение формирует фиксированную сумму долга.
Если при этом основной долг еще не погашен и кредитор требует начисления пеней за период после подачи иска и до фактического исполнения судебного решения о взыскании долга (о такой возможности взыскания пеней см. комментарий к ст. 330 ГК РФ), то начисление процентов годовых на эти пени, взысканные по судебному решению "на будущее", видимо, допускать не стоит в целях избегания ситуации "нагромождения" одного периодического начисления на другое. Этот вывод вытекает также из системного толкования п. 5 ст. 395 ГК РФ, согласно которому начисление процентов на проценты по общему правилу не допускается.
1.12. Проценты годовые подлежат начислению и на сумму неосновательного денежного обогащения, подлежащего возврату согласно правилам главы 60 ГК РФ. В соответствии с п. 2 ст. 1107 ГК РФ на сумму неосновательного обогащения подлежат начислению проценты, установленные п. 1 ст. 395 ГК РФ, с момента, когда приобретатель узнал или должен был узнать о неосновательности получения или сбережения денежных средств. В частности, таким моментом следует считать представление приобретателю банком выписки о проведенных по счету операциях или иной информации о движении средств по счету в порядке, предусмотренном банковскими правилами и договором банковского счета. Само по себе получение информации о поступлении денежных средств в безналичной форме (путем зачисления средств на банковский счет) без указания плательщика или назначения платежа не означает, что получатель узнал или должен был узнать о неосновательности их получения. Данные разъяснения закреплены в п. 58 Постановления Пленума ВС РФ от 24 марта 2016 г. N 7.
1.13. Проценты годовые могут начисляться и на денежную сумму, подлежащую возврату в порядке реституции по недействительной сделке. Это следует из положений ст. 307.1 ГК РФ, согласно которым правила об обязательствах применимы и к требованиям о реституции.
На этот счет п. 55 Постановления Пленума ВС РФ от 24 марта 2016 г. N 7 содержит следующие разъяснения:
"Если недействительная сделка исполнена обеими сторонами, то при рассмотрении иска о применении последствий ее недействительности необходимо учитывать, что, по смыслу пункта 2 статьи 167 ГК РФ, произведенные сторонами взаимные предоставления считаются равными, пока не доказано иное, и их возврат должен производиться одновременно, в связи с чем проценты, установленные статьей 395 ГК РФ, на суммы возвращаемых денежных средств не начисляются. В то же время при наличии доказательств, подтверждающих, что полученная одной из сторон денежная сумма явно превышает стоимость переданного другой стороне, к отношениям сторон могут быть применены нормы о неосновательном обогащении (подпункт 1 статьи 1103, статья 1107 ГК РФ). В таком случае на разницу между указанной суммой и суммой, эквивалентной стоимости переданного другой стороне, начисляются проценты, предусмотренные статьей 395 ГК РФ, с момента, когда приобретатель узнал или должен был узнать о неосновательности получения или сбережения денежных средств".
Соответственно, если речь идет о ничтожной или оспоримой сделке и очевидно, что сторона, получившая оплату и обязанная ее вернуть в порядке реституции, к моменту получения оплаты знала об основаниях недействительности сделки, эта сторона обязана уплачивать проценты по ст. 395 ГК РФ с момента получения оплаты, если эта сторона не получала встречное предоставление. В случае если она получала встречное предоставление и доказано, что оно не было эквивалентным уплаченной цене, проценты начисляются с момента уплаты цены на соответствующую разницу.
Тогда, когда стороны недействительной сделки произвели эквивалентный обмен по такой сделке, возникают основания для двусторонней реституции и одна из сторон вернула неденежное предоставление, "а другая сторона не возвратила переданные ей денежные средства, то с этого момента на сумму невозвращенных средств подлежат начислению проценты на основании статьи 395 ГК РФ (статья 1103, пункт 2 статьи 1107 ГК РФ)". Это разъяснение закреплено в п. 56 Постановления Пленума ВС РФ от 24 марта 2016 г. N 7.
1.14. В принципе, начисление процентов годовых возможно и в отношении денежных требований, вытекающих из корпоративных отношений (например, просрочка в уплате членских взносов в некоммерческой организации, в выплате действительной стоимости доли при выходе участника из ООО, в выплате начисленных дивидендов в коммерческой корпорации и т.п.). Это следует из той же нормы ст. 307.1 ГК РФ, согласно которой правила об обязательствах применимы и к требованиям, вытекающим из корпоративных отношений. Этот подход подтверждается и судебной практикой (Постановление Президиума ВАС РФ от 3 ноября 2009 г. N 8628/09, п. 18 Постановления Пленумов ВС и ВАС РФ от 9 декабря 1999 г. N 90/14, Определение КГД ВС РФ от 13 июня 2000 г. N 5-В00-171).
1.15. Судебная практика признает возможность начисления процентов годовых и на сумму присужденного судом, но не выплаченного в срок возмещения судебных расходов (Постановление Президиума ВАС РФ от 26 ноября 2013 г. N 8628/13).
1.16. До 1 июня 2015 г. проценты рассчитывались по учетной ставке банковского процента, которой по обязательствам, номинированным в рублях, согласно устоявшейся судебной практике считалась ставка рефинансирования ЦБ РФ. Согласно редакции п. 1 ст. 395 ГК РФ, вступившей в силу с 1 июня 2015 г., проценты должны были рассчитываться по опубликованным ЦБ РФ средним ставкам по вкладам физических лиц. Решение законодателя отказаться от ставки рефинансирования как критерия размера ответственности является вполне логичным. Ставка рефинансирования с 2013 г. перестала обновляться и потеряла свое значение, будучи заменена ЦБ РФ на такой инструмент денежно-кредитной политики, как ключевая ставка, которая сейчас и отражает стоимость рефинансирования коммерческих банков ЦБ РФ. Юридическое сообщество ожидало, что законодатель включит в ст. 395 ГК РФ указание именно на ключевую ставку, а также установит для должников-коммерсантов повышенный уровень ответственности. Последнее ожидание связано со следующим.
Ни ставка рефинансирования, ни ключевая ставка ЦБ РФ не являются достаточными для эффективной стимуляции должника к погашению долга и предотвращению недобросовестного нарушения договорной дисциплины. Ключевая ставка (ранее - ставка рефинансирования) - это ставка, определяющая стоимость кредитования коммерческих банков в ЦБ РФ. Коммерческие же банки, как правило, кредитуют реальный бизнес по ставкам, которые значительно выше ключевой ставки, так как к стоимости рефинансирования добавляется прибыль банка, покрытие операционных расходов банка, премия за риск дефолта заемщиков и т.п. Соответственно, вследствие этих вполне очевидных экономических закономерностей и ключевая ставка ЦБ РФ, и ставка рефинансирования значительно ниже средних ставок кредитования в экономике (особенно если сравнивать с кредитами, необеспеченными и несубсидируемыми государством). В итоге образуется существенная разница, которая и формирует экономию на процентах, извлекаемую нарушителем платежной дисциплины. Де-факто получается, что должник имеет легкий доступ к льготному кредитованию - достаточно просто нарушить права своих контрагентов (поставщиков, подрядчиков и т.п.). В результате возникновения этой существенной разницы должникам часто оказывается выгоднее кредитоваться не цивилизованным путем за счет обращения в банки, а путем использования денег, причитающихся своим кредиторам. Самый элементарный экономический анализ показывает, что в заданных правовых условиях разумный должник, которого не сдерживает риск возникновения репутационных потерь, будет нарушать платежную дисциплину и расплачиваться с кредитором только по суду.
Тем более неожиданным оказалось решение законодателя, указавшего в качестве применимой ставки средний уровень процентов по вкладам физических лиц (изменение вступило в силу 1 июня 2015 г.).
Это решение привязать уровень ответственности по ст. 395 ГК РФ к средним ставкам по вкладам физических лиц, которые по определению ниже средних ставок по кредитам, вряд ли можно признать разумным и обоснованным. Применение средних ставок по вкладам физических лиц в качестве размера ответственности за нарушение обязательств по сугубо коммерческим договорам тем более выглядит абсурдно.
В связи с этим, с одной стороны, следует приветствовать внесение летом 2016 г. изменений в ст. 395 ГК РФ, согласно которым с 1 августа 2016 г. ставка процентов за просрочку привязана к ключевой ставке ЦБ РФ. С другой же стороны, законодатель упустил возможность решить куда более важную задачу и поднять уровень ответственности для предпринимателей до уровня реальных ставок по кредитам в экономике. Именно по этому пути достаточно давно (с начала 2000-х годов) пошли европейские страны, установив в качестве ставки процента по просроченным коммерческим долгам ставку рефинансирования Европейского центрального банка (для стран зоны евро), увеличенную как минимум на семь, а с 2011 г. - на восемь процентных пунктов (Директива ЕС о борьбе с просрочками платежа по коммерческим контрактам от 16 февраля 2011 г. N 2011/7/EU). По сути, аналогичный подход (базовая ставка повышается на семь процентных пунктов) закреплен и в ст. III.-3:710 Модельных правил европейского частного права.
Остается надеяться на то, что когда-нибудь этот же подход будет реализован и в российском законодательстве. При этом есть все нормативные основания бороться с недобросовестными должниками иными средствами. Дело в том, что в силу п. 4 ст. 1 ГК РФ никто не вправе извлекать преимущества из своего неправомерного или недобросовестного поведения, а согласно абз. 2 п. 2 ст. 15 ГК РФ пострадавшая от правонарушения сторона вправе требовать от нарушителя передачи всех доходов, извлеченных нарушителем из факта нарушения. В случае с просрочкой в оплате таким доходом является экономия на процентах в виде разницы между процентами по п. 1 ст. 395 ГК РФ (либо пени), которые должник должен платить кредитору в связи с просрочкой, и средними ставками по кредитам на рынке. В данной ситуации не важно, извлекал ли должник фактически какой-либо доход из факта удержания причитающихся кредитору денежных средств (например, в виде процента по вкладу). Доход в виде экономии на процентах ему вменяется в силу специфики денег как объекта гражданских прав. Статистика средних ставок по кредитам, выдаваемым юридическим и физическим лицам, регулярно обновляется на сайте ЦБ РФ.
При этом наиболее логично учитывать для целей определения этой экономии на процентах средние ставки по кредитам той же степени обеспеченности. Иначе говоря, если просроченный долг не обеспечен залогом или поручительством, логично учитывать средние ставки по необеспеченным кредитам, которые обычно значительно выше ставок по кредитам обеспеченным. Если официальная статистика ЦБ РФ не выделяет средние ставки по необеспеченным кредитам и обобщает данные о ставках по кредитам в целом (среди которых, естественно, доминируют кредиты обеспеченные), последние могут быть доказаны кредитором любыми иными средствами доказывания (включая экспертные заключения). В случае, когда кредитор не представляет такие доказательства, суд может опереться на официальную обобщенную статистику ЦБ РФ. Иначе говоря, эта экономия на процентах может определяться по данным официальной обобщенной статистики ЦБ РФ, если кредитор не докажет, что средние ставки по кредитам той же степени обеспеченности выше.
1.17. ВС РФ посчитал, что по денежным обязательствам, просроченным до 1 июня 2015 г., но не погашенным к данной дате, проценты подлежат начислению за период до 31 мая включительно по ставке рефинансирования ЦБ РФ, а за период с 1 июня - по средним ставкам по вкладам физических лиц (п. 83 Постановления Пленума ВС РФ от 24 марта 2016 г. N 7). Видимо, аналогичный подход будет использоваться судами и в отношении реформы п. 1 ст. 395 ГК РФ в 2016 г.: за период с 1 июня 2015 г. по 31 июля 2016 г. проценты будут начисляться по средним ставкам по вкладам физических лиц, а с 1 августа 2016 года - по ключевой ставке.
Этот подход на самом деле не вписывается в логику ст. 422 ГК РФ (см. комментарий к ст. 422 ГК РФ), но, тем не менее, по каким-то не вполне понятным причинам разделяется судебной практикой.
1.18. В отношении денежных обязательств, номинированных в иностранной валюте, но подлежащих оплате в рублях (т.е. в случае наличия в договоре "валютной оговорки" об уплате в рублях суммы, эквивалентной соответствующей сумме в иностранной валюте по установленному курсу), либо номинированных и подлежащих оплате в иностранной валюте, согласно судебной практике, складывавшейся в условиях редакции ГК РФ, действова
Возможно вас заинтересует эти образцы, формы и шаблоны договоров:
Безымянная страница
Образцы договоров:
Формы договоров: Добровольное страхование
Формы договоров: аренда, лизинг, прокат
Образцы договоров: Страхование
Другие шаблоны договоров:
Вопрос - ответ:


Copyright 2009 - 2017 гг. Образцы договоров. All rights reserved.
При использовании материалов сайта активная гипер ссылка  обязательна!