Статья 375. Обязанности гаранта при рассмотрении требования бенефициара

Комментарий к статье 375

1. Закон устанавливает обязанность гаранта вступить в коммуникацию с принципалом, сообщив ему о факте предъявления требования о платеже по гарантии и передав копию требования и приложенных бенефициаром документов.
1.1. Эта коммуникация не имеет такого же серьезного значения, как коммуникация поручителя и должника, в рамках которой последний обязан сообщить поручителю обо всех имеющихся возражениях против требования кредитора. Характерно то, что законодатель (в отличие от поручительства) не устанавливает обязанность принципала хоть как-то реагировать на переданные гарантом копии. Обязанность дать ответ гаранту относительно обстоятельств, повлекших предъявление бенефициаром требования, может следовать либо из договора о выдаче гарантии, заключенного гарантом и принципалом, либо из общих положений п. 3 ст. 307 ГК РФ о добросовестном поведении в обязательственных отношениях.
Обязанность гаранта уведомить принципала о предъявленном требовании важна, пожалуй, лишь для целей предотвращения злоупотреблений бенефициара. Своевременное получение информации о поступлении требования по гарантии дает принципалу шанс оперативно упредить удовлетворение требования бенефициара, представив гаранту убедительные доказательства того, что платеж уже осуществлен (что в силу укоренившейся судебной практики дает гаранту право отказаться от удовлетворения требований бенефициара, см. подробнее комментарий к ст. 376 ГК РФ), либо обратив внимание гаранта на те или иные формальные пороки в предъявленной документации, которые также являются основанием для отказа в выплате. Иногда то, на что может не обратить внимание гарант, может обнаружить заинтересованный в предотвращении необоснованного платежа по гарантии (влекущего неизбежный регресс) и лучше знающий бенефициара принципал.
1.2. В случае если гарант не вступил в информационный обмен с принципалом и заплатил бенефициару, хотя он мог бы выдвинуть возражение против двойного платежа, если бы оперативно сообщил принципалу о поступлении требования от бенефициара, то к отношениям гаранта и принципала, связанным с обратным требованием гаранта, можно применить положения ст. 10 или ст. 404 ГК РФ о вине кредитора и отказать в удовлетворении обратного требования в целом или в части. Похожие правила содержатся в ст. IV.G.-3:102 Модельных правил европейского частного права.
1.3. Если принципал в ответ на сообщение гаранта не уведомил его о том, что обязательство перед бенефициаром было им исполнено, то соответствующее возражение принципала со ссылкой на ст. 10 или ст. 404 ГК РФ в дальнейших его отношениях с гарантом должно игнорироваться.
1.4. Закон не обязывает гаранта незамедлительно сообщать принципалу об удовлетворении требований бенефициара или об отказе от удовлетворения такого требования и основаниях для такого отказа. В то же время логично выведение таких информационных обязанностей из правила п. 3 ст. 307 ГК РФ, предусматривающего возможность выявления подразумеваемых информационных обязанностей из принципа добросовестности. Требование направления таких уведомлений прямо закреплено и в ст. IV.G.-3:102 Модельных правил европейского частного права.
2. По итогам рассмотрения представленных бенефициаром требований гарант может принять одно из трех решений: осуществить платеж по гарантии; приостановить платеж (см. п. 2 ст. 376 ГК РФ) либо отказать в платеже.
Установленный законом пятидневный срок для рассмотрения требования является диспозитивным, однако законодатель установил ограничение для усмотрения гаранта в части формулирования условия о сроке: указанный в гарантии срок для рассмотрения представленных бенефициаром документов не может превышать 30 дней.
2.1. В случае если в гарантии установлен срок для рассмотрения документов, превышающий 30 дней, следует, исходя из явной воли сторон, максимально удлинить срок рассмотрения требования о платеже, считать, что в гарантии установлен 30-дневный срок для рассмотрения этого требования.
Признавать гарантию недействительной в данном случае было бы явно несправедливо. Такое решение поразило бы негативными последствиями в первую очередь бенефициара; однако последний (в силу того, что гарантия является односторонней сделкой) не участвует в составлении текста гарантии и, следовательно, он должен быть защищен от подобного дефекта гарантии. Разумеется, можно полагать, что бенефициар, получивший от гаранта гарантию с некорректно сформулированным условием о сроке рассмотрения требования, может возвратить гарантию гаранту и потребовать выдачи новой гарантии, реквизиты которой будут заполнены в соответствии с законом. Однако такое решение намного менее удачное, чем хорошо известный классической цивилистике прием, автоматически редуцирующий предусмотренные сторонами сроки до максимальных, установленных в законе, так как он оставляет бенефициара без обеспечения.
2.2. В случае если в гарантии вообще не указан срок рассмотрения требования, подлежит применению общий пятидневный срок, установленный в законе.
3. Комментируемая норма устанавливает важнейший принцип регулирования гарантий, который вытекает из ее независимого характера: гарант не имеет права вникать в существо отношений между бенефициаром и принципалом, он должен ограничиться лишь формальной проверкой представленных бенефициаром документов.
3.1. Проверка приложенных к требованию документов должна осуществляться исключительно по внешним признакам, т.е. по соответствию наименования и содержания реквизитов документов требованиям к ним, указанным в гарантии. Так, если в гарантии было указано, что бенефициар обязан приложить к требованию накладные на отгруженный товар, то это означает, что достаточно убедиться, что документы, именуемые накладными и соответствующие общим к ним требованиям (например, содержащие дату, подписи передавшего и принявшего товары лиц и т.п.), представлены, а товар, указанный в них, соответствует предмету договора, в обеспечение которого была выдана гарантия.
Значимость именно формальной проверки соответствия представленных документов условиям гарантии удачно подчеркнута в ст. 6 Унифицированных правил для гарантий по требованию: "Гаранты имеют дело с документами, а не с товарами, услугами или работами, к которым документы могут иметь отношение". Норма комментируемого пункта представляет собой заимствование из процитированного положения, изложенное, правда, более формальным языком.
В Унифицированных правилах для гарантий по требованию намного удачнее решен вопрос о подписях на документах. Во-первых, ст. 19 этих Правил допускает представление документов вообще без подписи в том случае, если бенефициар направил гаранту неподписанные документы, которые в остальном могут выполнять функцию обычного документа, а при этом в гарантии нет требования о представлении подписанных документов. Если в гарантии отсутствует указание на то, что документы должны быть подписаны определенным лицом, то должны быть приняты любые документы, содержащие подпись (скриптурный акт), в том числе без указания имени и должности подписавшего документ.
По всей видимости, в отсутствие подобного регулирования в нормах ГК РФ соответствующие положения (о подписях на документах) будут крайне желательны в текстах независимых гарантий. Например, если в гарантии есть требование о представлении счетов-фактур, а в отношениях между бенефициаром и принципалом существует электронный обмен такими документами, то представленные распечатки электронных счетов-фактур (т.е. не содержащие соответствующих подписей вообще) могут быть отклонены гарантом именно по этой формальной причине. Указание в гарантии на то, что представляются и неподписанные документы, эту проблему снимает.
3.2. Именно вопрос о том, соответствуют ли представленные бенефициаром документы требованиям, указанным в гарантии, является ключевым в судебных спорах между бенефициарами и гарантами о взыскании сумм гарантий.
При этом зачастую гаранты выдвигают доводы о том, что условие гарантии о составе документов, которые подлежат представлению бенефициаром, содержит дополнительные требования к содержанию документов. Как правило, соответствующие положения гарантий действительно могут быть истолкованы двусмысленно. Например, в одном из дел банк-гарант заявил о том, что представленные документы (спецификации на отгрузку товара) являются ненадлежащими, так как они относятся к договорам поставки чулочно-носочных изделий, заключенным до выдачи гарантии. Общие фразы гарантии о том, что ею обеспечивается обязательство оплатить поставленные принципалу чулочно-носочные изделия, были истолкованы Президиумом ВАС РФ в том смысле, что оно должно распространяться на любые заключенные принципалом и бенефициаром договоры поставки этого товара. Президиум ВАС РФ объяснил такое решение известным приемом толкования договора, который именуется толкованием contra proferentem (т.е. толкованием к невыгоде того лица, которое составило текст сделки). Таким лицом является, как правило, гарант (Постановление Президиума ВАС РФ от 24 июня 2014 г. N 3853/14; см. также подробнее комментарий к ст. 431 ГК РФ).
В другом деле Президиум ВАС РФ счел, что гарант не может отказать в платеже со ссылкой на то, что из представленных документов не следует, что подрядчик допустил нарушение договора подряда и заказчик был вправе отказаться в одностороннем порядке от договора подряда и потребовать возврата неотработанного подрядчиком аванса. Президиум ВАС РФ подчеркнул, что из текста гарантии не следует, что она была дана в обеспечение обязательств по возврату неотработанного аванса, обязательство по возврату которого возникло в связи с нарушениями подрядчика. А это означает, что вызывающее сомнения условие должно быть истолковано против автора текста гарантии, т.е. против гаранта (Постановление Президиума ВАС РФ от 2 октября 2012 г. N 6040/12).
Споры по гарантиям, рассмотренные КЭС ВС РФ, также свидетельствует о том, что толкование положений гарантий, основанное на приеме contra proferentem, прижилось в судебной практике. Так, в одном деле Коллегия истолковала против банка условие гарантии, из которого было не ясно, какие именно требования - возникшие до определенной даты или после нее - обеспечены гарантией; Коллегия признала, что при неясности соответствующего условия следует считать, что обеспеченными являются все требования (Определение КЭС ВС РФ от 20 мая 2015 г. N 307-ЭС14-4641).

Возможно вас заинтересует эти образцы, формы и шаблоны договоров:
Безымянная страница
Образцы договоров:
Формы договоров: Добровольное страхование
Формы договоров: аренда, лизинг, прокат
Образцы договоров: Страхование
Другие шаблоны договоров:
Вопрос - ответ:


Copyright 2009 - 2017 гг. Образцы договоров. All rights reserved.
При использовании материалов сайта активная гипер ссылка  обязательна!