Статья 367. Прекращение поручительства

Комментарий к статье 367

1. Поручительство является акцессорным обеспечением. Это означает, что в случае прекращения обеспеченного долга оно также должно прекратиться. Объяснение тому - общая экономическая логика: в отсутствие основного обязательства кредитору обеспечение просто не нужно. Эта особенность всякого акцессорного обеспечения довольно ярко теперь выражена в п. 4 ст. 329 ГК РФ.
Соответственно, если обеспеченное обязательство прекратилось надлежащим исполнением, новацией, предоставлением отступного, прощением долга и т.п., одновременно происходит и прекращение обязательства поручителя.
1.1. Эта связь между обеспеченным и обеспечительным обязательствами прослеживается и тогда, когда обеспеченное обязательство прекращается частично. Так, например, если кредитор простил должнику долг в части, размер обязательства поручителя соразмерно уменьшается.
1.2. Однако из этого простого и ясного, на первый взгляд, правила существуют исключения. К их числу относится, например, правило о том, что ликвидация должника и следующее за этим прекращение всех его обязательств не прекращают поручительство, если кредитор успел предъявить требование к поручителю до момента ликвидации должника (второе предложение абз. 1 п. 1 комментируемой статьи).
Впервые такое решение было предложено Пленумом ВАС РФ в Постановлении от 12 июля 2012 г. N 42. В соответствии с п. 21 Постановления "прекращение основного обязательства вследствие исключения из единого государственного реестра юридических лиц юридического лица, являющегося должником по этому обязательству, не прекращает поручительство, если кредитор до исключения должника из названного реестра реализовал свое право в отношении поручителя посредством предъявления иска, заявления требования ликвидационной комиссии в ходе процедуры ликвидации поручителя или подачи заявления об установлении требований в деле о его банкротстве".
Аналогичную точку зрения высказал и ВС РФ, признавший в деле о взыскании с поручителя-гражданина, что в случае обращения в суд с исковыми требованиями, вытекающими из неисполнения должником обязанности по возврату денежных средств до его ликвидации и в период действия кредитного договора, поручительство не может быть признано прекращенным, и солидарная обязанность по уплате кредитору должна сохраняться до момента, пока обязательство не будет исполнено. Иное, в том числе в случаях, когда поручитель действует недобросовестно и уклоняется от явки в суд, затягивая рассмотрение дела, означало бы недопустимое ограничение имущественных прав кредитора как пострадавшей стороны при неисполнении или ненадлежащем исполнении обязательства и нарушение конституционного принципа, в соответствии с которым осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц (Определение КГД ВС РФ от 22 января 2013 г. N 83-КГ12-8; см. также Определение КГД ВС РФ от 31 июля 2012 г. N 5-КГ12-18).
Предложенное судами и поддержанное законодателем решение, в общем-то, справедливо, так как оно, во-первых, подталкивает кредитора к совершению действий по удовлетворению своего интереса путем реализации обеспечительного права, а во-вторых, дает серьезную защиту тем кредиторам, которые своими активными действиями защищают свое право на получение исполнения из альтернативного источника удовлетворения требований. Поэтому с точки зрения правовой политики такое ослабление акцессорности обеспечительных требований следует только поприветствовать.
Помимо этого, такой подход может быть обоснован и доктринально. Требование кредитора к поручителю до момента наступления условия права - просрочки должника - находится в "подвешенном" состоянии. Однако само по себе наступление каких-либо обстоятельств в отношениях кредитора и должника не должно производить непосредственный эффект в отношениях кредитора и обеспечителя, так как последний не является участником обязательства должника перед кредитором. Следовательно, кредитор должен предъявить требование к лицу, выдавшему обеспечение, и только после этого у него возникает притязание к обеспечителю, которое может быть реализовано принудительно. Кроме того, следует учитывать, что, выдавая поручительство, поручитель принимает на себя все риски, связанные с тем, что обязательство должника не будет им исполнено, в том числе вследствие банкротства должника и его последующего исключения из реестра юридических лиц. И раз эти риски приняты, то они должны лежать на поручителе и после прекращения существования должника, ведь возложение на лицо, выдавшее обеспечение, этих рисков произошло по договору, заключенному поручителем именно с кредитором. Следовательно, ликвидация должника не должна прекращать обязанность обеспечителя по несению этих рисков. Иное, разумеется, может быть предусмотрено договором между кредитором и лицом, выдавшим обеспечение. Однако освобождение обеспечителя от таких рисков должно быть предметом специальной договоренности между кредитором и лицом, выдавшим обеспечение.
1.3. Интересный вопрос может возникнуть в случае частичного обеспечения обязательства поручительством. Представим такой пример: обязательство должника перед кредитором составляет 1 000 руб., поручитель обеспечил обязательство на сумму 700 руб. Должник уплатил кредитору 500 руб. и затем допустил просрочку. Спрашивается: какую денежную сумму кредитор может потребовать с поручителя?
Мыслимы три варианта ответа. Первый заключается в том, что кредитор может взыскать с поручителя все 500 руб., так как при частичном исполнении обязательство в первую очередь прекращается в своей необеспеченной части. Второй вариант ответа исходит из обратной презумпции - при частичном платеже обязательство прекращается в первую очередь в обеспеченной части, освобождая лицо, давшее обеспечение; в этом случае кредитор сможет взыскать с поручителя 200 руб. Наконец, возможен третий, компромиссный вариант - при частичном платеже обеспеченное обязательство прекращается пропорционально в обеспеченной и необеспеченной частях, и потому кредитор сможет взыскать с поручителя 350 руб.
Теоретически каждый из этих вариантов имеет право на существование, поэтому выбор между ними должен быть сделан на основе политико-правовых рассуждений. Первый вариант является прокредиторским; второй - пропоручительским; третий - компромиссным. Представляется верным выбор все-таки первого варианта, так как он лучше всего защищает слабую сторону в обязательстве - кредитора, который, предоставив должнику причитавшееся исполнение (выдав кредит, отгрузив товар и т.п.), не получил от него встречного предоставления. Именно к этому варианту в итоге и склонился сначала Пленум ВАС РФ в п. 32 Постановления от 12 июля 2012 г. N 42, а затем и законодатель в абз. 2 п. 1 комментируемой статьи.
При этом данное положение закона хотя и не снабжено оговоркой о праве сторон согласовать иное, с точки зрения своего смысла и целей носит диспозитивный характер. Должник и кредитор в своем договоре могут договориться о том, что частичное погашение долга будет в первую часть погашать обеспеченную часть долга.
1.4. Абзац 3 комментируемого пункта воспроизводит принцип, заложенный в п. 2 ст. 319.1 ГК РФ, заключающийся в следующем: если между должником и кредитором существует несколько договоров, только один из которых обеспечен, и должник не указал, обязательство по какому из договоров он исполняет, считается, что им исполнено обязательство по необеспеченному договору.
Понятно, что возможны и более сложные ситуации, например, между должником и кредитором три договора, два из которых обеспечены поручительством, а один - нет. Разумеется, в этом случае надо пользоваться тем же принципом, который заложен в комментируемую норму: в первую очередь гасится необеспеченный долг, излишек же должен распределяться в зависимости от даты наступления срока исполнения обязательств по обеспеченным сделкам (п. 3 ст. 319.1 ГК РФ).
2. Один из самых сложных вопросов прекращения поручительства, который возник в практике судов, - это применение прежних положений ГК РФ (прежняя редакция п. 1 ст. 367 ГК РФ) о том, что при изменении основного обязательства, увеличивающем объем ответственности поручителя либо иным образом ухудшающем его положение без его на то согласия, поручительство прекращается.
2.1. Первоначально эта норма понималась судами довольно прямолинейно. Например, должник сначала был должен кредитору 100 (и это обязательство было обеспечено поручительством), а потом размер долга был увеличен до 150, тогда поручительство прекращается, если поручитель не дал согласия отвечать за 150.
Именно такой подход был в свое время выражен в п. 6 информационного письма Президиума ВАС РФ от 20 января 1998 г. N 28, посвященного поручительству.
2.2. Такой подход не может не вызывать изумления. Фундаментальным принципом обязательственного права является следующий тезис: обязательство, заключенное между двумя лицами, не связывает третье лицо. В этом проявляется относительный характер обязательства, его принципиальная неспособность влиять на имущественную сферу третьих лиц.
По всей видимости, основой для воззрений, в соответствии с которыми увеличение суммы долга должника автоматически влечет за собой увеличение ответственности поручителя <1>, является концепция участия поручителя в обеспеченном долге в качестве второго (как правило, солидарного) содолжника. В этом случае решение, отраженное ранее в практике ВАС РФ, действительно представляется, на первый взгляд, логичным: один содолжник хочет увеличить общий долг, но он не может это сделать без согласия второго содолжника.
--------------------------------
<1> А на это действительно требуется его согласие, потому как никто не может быть принужден уплачивать долг в сумме большей, чем та, на которую он дал свое согласие.

Однако такой подход к конструкции поручительства является неверным, он отвергнут как самим Кодексом, так и практикой ВАС РФ. Верное понимание природы поручительства заключается в том, что обязательство поручителя - это его собственный, самостоятельный долг перед кредитором, связанный с обеспеченным обязательством принципом акцессорности.
В связи с этим возникает совершенно резонный вопрос: если обязательство поручителя - самостоятельное обязательство и он не участвует в обеспеченном долге, то почему изменение этого долга будет сказываться (например, в виде увеличения суммы, которую должен выплатить поручитель) на обязательстве поручителя?! Ведь фундаментальный принцип обязательственного права таков: о чем договорились двое, не сказывается на третьем.
Вернемся к примеру. Итак, должник и кредитор увеличили сумму долга, она теперь составляет не 100, а 150. Но почему это изменение должно сказаться на обязательстве поручителя? Ведь он же не давал согласия отвечать за невозврат должником 150, он обещал отвечать за невозврат 100! Следовательно, он по-прежнему отвечает за невозврат 100. И поэтому следует прийти к неизбежному выводу о том, что от изменения обеспеченного обязательства положение поручителя, не дававшего согласия отвечать на измененных условиях, не ухудшается; следовательно, сама почва для защиты поручителя отсутствует.
Получается, что правовая позиция, сформулированная в п. 6 информационного письма Президиума ВАС РФ от 20 января 1998 г. N 28, - это ошибка, допущенная в результате применения неверного взгляда на природу обязательства поручителя.
Исправление этой ошибки было осуществлено Президиумом ВАС РФ в Постановлении от 18 октября 2011 г. N 6977/11. В этом деле Президиум ВАС РФ не согласился с идеей о том, что увеличение размера процентов по долгу должника прекращает поручительство. При этом Президиум ВАС РФ отталкивался в своих рассуждениях от следующего: коль скоро начисленная и предъявленная сумма процентов соответствовала первоначальным условиям основного обязательства, обеспеченного поручительством, и объем ответственности поручителя не изменился и остался прежним, оснований считать договоры поручительства прекращенными у судов не имелось.
Намного более решительной выглядит правовая позиция, касающаяся последствий изменений обеспеченного долга и сохранения поручительства на первоначальных условиях этого долга, отраженная в п. 37 Постановления Пленума ВАС РФ от 12 июля 2012 г. N 42: "Применяя названные положения ГК РФ [о прекращении поручительства при изменении основного обязательства], суды должны учитывать их цель, состоящую в защите поручителя от неблагоприятных изменений основного обязательства, а не в создании для него необоснованных преимуществ в виде прекращения поручительства и в том случае, если основное обязательство было изменено без каких-либо неблагоприятных последствий для поручителя, хотя бы и без согласия последнего".
Далее рассуждения Пленума ВАС РФ вполне предсказуемы. Он выводит общий принцип, лежащий в основе толкования п. 1 ст. 367 ГК РФ: "...изменение основного обязательства (в случае увеличения суммы долга должника перед кредитором, размера процентов по денежному обязательству) само по себе не ухудшает положение поручителя и не прекращает поручительство, так как в данном случае поручитель отвечает перед кредитором на первоначальных условиях обязательства, обеспеченного поручительством, как если бы изменения обязательства не произошло. Обязательство в измененной части не считается обеспеченным поручительством. При не согласованном с поручителем сокращении или увеличении срока исполнения обязательства, обеспеченного поручительством, поручительство также сохраняется, а поручитель отвечает перед кредитором до истечения сроков, определяемых в соответствии с п. 4 ст. 367 ГК РФ с учетом первоначальных условий обязательства".
Вернемся к приведенному чуть выше примеру. Должник должен кредитору 100, под 12% годовых, срок возврата долга 6 августа 2014 г. Этот долг был обеспечен поручительством без указания конкретного срока действия поручительства. Впоследствии сумма долга увеличилась до 150, проценты возросли до 14, а срок возврата был удлинен - до 1 января 2015 г. Представим себе, что должник не возвратил долг и кредитор обратился 1 февраля 2015 г. в суд с иском о взыскании с поручителя. Применяя позицию Пленума ВАС РФ, которая сформулирована в п. 37 Постановления от 12 июля 2012 г. N 42, следует прийти к следующему выводу: поручитель продолжает отвечать за должника, но на первоначальных условиях обязательства, так как их изменения с ним не согласовывались. Следовательно, с поручителя можно взыскать долг в сумме 100 и проценты на него в размере 12% годовых. Срок предъявления иска - 1 февраля 2015 г. - укладывается в срок существования поручительства исходя из п. 4 ст. 367 Кодекса (один год с момента, когда у кредитора возникло бы требование к должнику исходя из первоначальных условий обязательства, т.е. до 7 августа 2015 г.).
Ситуация не изменилась бы, если бы срок возврата долга был сокращен, например, с 6 августа 2014 г. до 1 апреля 2014 г. При этом у кредитора не было бы необходимости ожидать наступления 6 августа 2014 г. для того, чтобы предъявить иск к поручителю. Дело в том, что одним из элементов правового положения поручителя является в том числе и то, что он должен быть готов в любой момент удовлетворить требование кредитора, который получил возможность досрочно требовать от должника возврата долга. Поэтому предъявление требования раньше установленного в договоре поручительства срока не может ухудшать положение поручителя, так как он и так всегда должен быть готов к этому.
Подобный подход ВАС РФ к разрешению вопроса о сохранении поручительства при изменении основного долга объясняется следующим образом. Самые распространенные отношения покрытия, которые объясняют выдачу третьим лицом обеспечения по долгу должника, - это отношения корпоративной (дочерние и материнские компании; члены одной группы юридических лиц; общность учредителей и т.п.), родственной или иной аффилированности. В такой ситуации вообще не остается места для рассуждений об ухудшении положения лица, выдавшего обеспечение; ведь он и должник, будучи тесно связаны, должны считаться знающими обо всех изменениях в содержании обеспеченных поручительством обязательств и согласными с ними.
Аналогичного подхода по вопросу о сохранении поручительства при изменении обеспеченного обязательства придерживается и ВС РФ (Определение КГД ВС РФ от 13 сентября 2011 г. N 39-В11-5). Здесь ВС РФ пришел к выводу о том, что поскольку кредитор и должник неоднократно изменяли обязательство без согласия поручителя, то последний не может ссылаться на прекращение своего обязательства перед кредитором, если иск был заявлен кредитором к поручителю на первоначально согласованных с поручителем условиях обязательства.
В итоге эта революция в понимании связи изменений основного обязательства и сохранения поручительства, совершенная судами, была воспринята и законодателем. В итоге в п. 2 ст. 367 ГК РФ в настоящее время установлено именно то правило, которое вывели суды: при изменении основного обязательства поручительство сохраняется на первоначальных условиях.
По сути, это означает, что данная норма является новеллой только формально. Споры, связанные с изменением основного долга до вступления в силу новой редакции норм ГК РФ о поручительстве, должны решаться не на основе формального применения прежнего п. 1 ст. 367 ГК РФ, а правовых позиций высших судов, давших этой норме верное телеологическое толкование.
2.3. В Постановлении Пленума ВАС РФ от 12 июля 2012 г. N 42 есть одно небольшое уточнение по сравнению с текстом нормы п. 2 комментируемой статьи, которое также должно быть принято во внимание. Оно связано с тем, что выдача поручительств за вознаграждение по долгам лиц, обратившихся к таким "профессиональным" поручителям, все же (пусть и очень нечасто), но имеет место. Таким образом, наряду с аффилированностью должника и поручителя имеют место и такие отношения покрытия, объясняющие, почему поручитель выдал обеспечение по долгам третьего лица, как возмездный договор о выдаче поручительства, заключенный между должником и поручителем.
Следует ли и в этом случае совершенно игнорировать возможное влияние изменений обеспеченного обязательства на риски поручителя? По всей видимости, это было бы несправедливо, так как "профессиональный" поручитель, соглашаясь за вознаграждение выдать поручительство, имеет собственные представления о тех рисках, которые он на себя принимает, и, исходя из этих представлений, он, во-первых, принимает решение о выдаче или невыдаче поручительства и, во-вторых, о размере вознаграждения за поручительство <1>.
--------------------------------
<1> Разумно предположить, что чем выше риск поручителя, тем выше будет и его вознаграждение.

Эти обстоятельства учтены Пленумом ВАС РФ в абз. 5 п. 37 Постановления от 12 июля 2012 г. N 42: "Если поручитель докажет, что выдача поручительства за должника была обусловлена иными обстоятельствами, чем наличие общего с должником экономического интереса (например, систематическая выдача поручительств за вознаграждение является одним из видов предпринимательской деятельности поручителя), и в результате не согласованного с ним изменения условий обеспеченного обязательства оно стало заведомо неисполнимым, поручительство прекращается (п. 1 ст. 367 ГК РФ). Однако если будет установлено, что поручитель знал или должен был знать о таких изменениях обязательства, но не выражал своего несогласия с ними, он отвечает на первоначальных условиях обеспеченного обязательства".
Представляется, что эта правовая позиция может применяться и в условиях действующей редакции п. 2 комментируемой статьи. В этих целях норма о сохранении обязательства поручителя на условиях, указанных в договоре поручительства, должна толковаться ограничительно.
2.4. Известно также, что еще один возможный вид отношений покрытия, объясняющих появление поручительства, - это уже имеющиеся долговые отношения между поручителем и должником (поручитель должен должнику и потому он готов обеспечить обязательство должника в пределах суммы своего долга, имея в виду возможность последующего зачета своего долга против перешедшего к нему от кредитора требования).
Хотя в данном случае общий экономический интерес у должника и поручителя отсутствует и формально могла бы быть применена описанная выше правовая позиция из Постановления Пленума ВАС РФ от 12 июля 2012 г. N 42, тем не менее реального интереса у поручителя в прекращении поручительства нет. Ведь в любом случае, сколько бы ни не был должен должник кредитору, долг поручителя перед должником сохраняется и, уплатив в пределах этого долга кредитору, поручитель получит право на зачет. Единственная проблема в этом случае может возникать тогда, когда срок исполнения обеспеченного обязательства был увеличен, и потому оно, даже перейдя к поручителю в порядке суброгации, не будет считаться просроченным, а односторонний зачет его будет затруднен. По всей видимости, в этом случае все дополнительные издержки, которые понесет поручитель, должны быть взысканы с должника, давшего согласие на изменение срока исполнения обеспеченного долга и тем самым ущемившего интересы поручителя, надеявшегося на последующий зачет.
2.5. Безусловно, норма п. 2 комментируемой статьи хотя и не содержит оговорки о праве сторон согласовать иное, является с точки зрения критериев, закрепленных в Постановлении Пленума ВАС РФ от 14 марта 2014 г. N 16, диспозитивной, и стороны договора поручительства вправе установить, что любое либо определенное изменение основного обязательства может прекратить поручительство.
2.6. Итак, как минимум по общему правилу изменение основного долга будет означать, что поручитель отвечает перед должником на первоначальных условиях. Однако стороны договора поручительства могут установить в договоре, что параметры поручительского обязательства будут автоматически изменяться вместе с изменением основного обязательства. Договорная практика банков выработала очень распространенный прием: заранее устанавливаемое в договоре поручительства согласие поручителя отвечать по долгу должника на любых измененных условиях (иногда в пределах тех или иных лимитов).
Практика ВС РФ по вопросу о содержании заранее данного согласия поручителя отвечать на измененных условиях обязательства, складывавшаяся до реформы норм ГК РФ о поручительстве, свидетельствовала о том, что суды общей юрисдикции фактически не придали значения формулировкам этого согласия. По крайней мере в трех делах ВС РФ признавал поручительство непрекратившимся, указывая на то, что поручитель заранее дал согласие отвечать за любое изменение обязательства (Определения КГД ВС РФ от 21 декабря 2010 г. N 16-В10-25, от 22 февраля 2011 г. N 11-В10-16 и от 12 июля 2011 г. N 16-В11-9).
В то же время у заранее данного согласия поручителя отвечать за "любые изменения обязательства" есть серьезный недостаток: юридически значимое согласие должно иметь предмет, т.е. быть согласием "с чем-либо". Такое согласие не может быть абстрактным ("согласие с чем угодно").
Этот тезис имеет как логическую основу (согласным всегда можно быть только с чем-либо), так и серьезную юридическую подоплеку. Заранее данное согласие поручителя отвечать за измененное обязательство - это юридически значимое действие, которое открывает широкое поле для злоупотреблений со стороны кредитора. Кроме того, абстрактное согласие отвечать на измененных условиях обязательства может ущемить интересы других кредиторов поручителя, так как делает практически непредсказуемым ответ на вопрос о том, сколько же поручитель будет должен кредитору в случае просрочки должника.
В связи с этим представляется правильным иной ответ на вопрос о содержании заранее выговариваемого согласия поручителя отвечать на измененных условиях обязательства: такое согласие не может быть абстрактным, из него должно быть ясно, в каких пределах поручитель согласился отвечать за изменившееся обязательство. Именно такую правовую позицию Пленум ВАС РФ сформулировал в п. 16 Постановления от 12 июля 2012 г. N 42, а затем поддержал законодатель в абз. 2 п. 2 комментируемой статьи.
Если поручитель абстрактно согласился отвечать за любое изменение обязательства, т.е. указанные пределы изменения обязательства в договоре поручительства не установлены, и при этом обеспеченное обязательство изменилось, то поручитель отвечает перед кредитором на первоначальных условиях обеспеченного обязательства (абз. 1 п. 2 ст. 367 ГК РФ).
2.7. Условие о заранее данном согласии поручителя отвечать за измененное обязательство, даже несмотря на жесткий стандарт содержания такого согласия, в случае навязывания такого условия слабой стороне договора может подвергаться дополнительной судебной проверке с точки зрения доктрины запрета несправедливых договорных условий, которая содержится в ст. 428 ГК РФ (см. также п. 18 Постановления Пленума ВАС РФ от 12 июля 2012 г. N 42).
3. Перевод долга согласно комментируемому пункту по общему правилу прекращает поручительство, если только поручитель не дал в разумный срок после направления ему уведомления о переводе долга согласие отвечать за нового должника.
Это связано с тем, что перевод долга фактически меняет имущественную массу должника, которая будет отвечать перед поручителем, исполнившим свое обязательство и приобретшим право кредитора в порядке суброгации, на другую имущественную массу - нового должника. При этом, разумеется, поручителя может ждать сюрприз в виде фактически неплатежеспособного нового должника.
3.1. Может ли согласие поручителя отвечать за нового должника при переводе долга быть предварительным (например, включено в договор поручительства)? Закон прямо об этом не говорит, но из толкования абз. 2 п. 3 комментируемой статьи это со всей очевидностью вытекает.
При этом подход, схожий с описанным выше в отношении предварительно данного согласия отвечать на измененных условиях, был предложен судами и поддержан законодателем и для этого случая заранее данного согласия поручителя отвечать за нового должника (см. п. 17 Постановления Пленума ВАС РФ от 12 июля 2012 г. N 42 и абз. 2 п. 3 комментируемой статьи). Таким образом, законодатель устанавливает необходимость указать критерии лиц, при переводе долга на которых поручитель продолжает оставаться связанным поручительством. Такие критерии должны быть достаточно определенные (например, "родственники должника", "любые юридические лица, аффилированные с должником" и т.п.). В случае если в заранее выговоренном согласии поручителя такие критерии отсутствуют и долг был переведен, а согласие поручителя отвечать за нового должника получено не было, то поручительство должно считаться прекратившимся по п. 3 ст. 367 Кодекса.
3.2. Условие о заранее данном согласии поручителя отвечать за нового должника при переводе долга, даже несмотря на жесткий стандарт содержания такого согласия, при навязывании такого условия слабой стороне договора может подвергаться дополнительной судебной проверке с точки зрения доктрины запрета несправедливых договорных условий, которая содержится в ст. 428 ГК РФ (см. также п. 18 Постановления Пленума ВАС РФ от 12 июля 2012 г. N 42).
4. Все сказанное выше о необходимости защищать поручителя от внезапного изменения имущественной массы, из которой тот будет удовлетворять требования, перешедшие к нему от кредитора, не относится к изменению фигуры должника в результате универсального правопреемства (смерть должника и реорганизация юридического лица-должника).
4.1. Практика ВС РФ по вопросу о том, сохраняется ли поручительство при смерти должника, сформированная в 2006 - 2012 гг., давала следующий ответ на этот вопрос.
Впервые проблема сохранения поручительства была затронута Судом в Обзоре законодательства и практики ВС РФ за третий квартал 2006 г., утв. Постановлением Президиума ВС РФ от 29 ноября 2006 г. В данном Обзоре содержался следующий вопрос N 22: "Требуется ли получение согласия поручителя отвечать за нового должника в случае смерти должника по основному обязательству, обеспеченному договором поручительства, при наличии правопреемника, принявшего наследство? Вправе ли суд удовлетворить требования кредитора в случае отсутствия согласия поручителя отвечать за правопреемника должника при неисполнении или ненадлежащем исполнении обеспеченного поручительством основного обязательства и возложить в соответствии со ст. 363 ГК РФ такие обязательства на поручителя?" Отвечая на данный вопрос, ВС РФ признал, что поручительство прекращается по следующим основаниям. В соответствии с п. 2 ст. 367 ГК РФ (в дореформенной редакции) поручительство прекращается с переводом на другое лицо долга по обеспеченному поручительством обязательству, если поручитель не дал кредитору согласия отвечать за нового должника. Поэтому в случае смерти должника по основному обязательству, обеспеченному договором поручительства, при наличии правопреемника, принявшего наследство, требуется согласие поручителя отвечать за нового должника, если договор поручительства не содержит в качестве условия согласие поручителя отвечать за исполнение обязательства перед любым новым должником в случае перевода долга по обеспечиваемому обязательству. Следовательно, при отсутствии согласия поручителя отвечать за правопреемника должника в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения им основного обязательства возложение на него такой обязанности неправомерно.
Непосредственное применение Судом норм, регулирующих перевод долга, к универсальному правопреемству, вызвало вполне ожидаемую и, в общем-то, правомерную критику. Однако важен сам принцип, сформулированный ВС РФ: изменение фигуры должника может негативно сказаться на последующих возможностях поручителя по взысканию уплаченных кредитору сумм, и потому поручитель может быть привлечен к ответственности за наследника должника лишь при наличии его, поручителя, согласия.
Впоследствии предметом рассмотрения в ВС РФ стал следующий спор (Определение КГД ВС РФ от 17 апреля 2007 г. N 45-В06-34). Поручитель дал поручительство за заемщика. Последний скончался, не оставив наследников, выморочное имущество отсутствовало. Суд иск удовлетворил, признав, что обязательства, вытекающие из кредитного договора, не связаны неразрывно с личностью должника. Смертью должника кредитное обязательство не прекращается, а подлежит исполнению поручителями, как солидарными с заемщиком должниками, являющимися ответственными перед банком в том же объеме, что и умерший должник. ВС РФ отменил судебный акт и направил дело на новое рассмотрение, указав, что смерть должника прекратила обеспеченное поручительством кредитное обязательство (в силу ст. 418 ГК РФ). С прекращением указанного обязательства прекращено и поручительство ответчиков (п. 1 ст. 367 ГК РФ), поэтому и предусмотренных законом оснований для удовлетворения заявленных банком требований не имелось. Кроме того, ВС РФ признал, что обязательства, вытекающие из кредитного договора, не связаны неразрывно с личностью должника, они могут быть исполнены его правопреемником либо иным другим лицом, давшим на это свое согласие. Однако это соображение не означает, что долг заемщика, который на других лиц не переводился ни при жизни должника, ни после его смерти, не прекратился после смерти последнего. В этом же деле ВС РФ подчеркнул, что привлечение поручителя к ответственности при фактическом отсутствии должника "противоречит природе поручительства".
В другом деле (Определение КГД ВС РФ от 29 августа 2007 г. N 34-В07-12) ВС РФ развил тезисы, высказанные в Определении от 17 апреля 2007 г. N 45-В06-34. Толкуя п. 1 ст. 418 ГК РФ, ВС РФ указал, что "из данной правовой нормы следует, что смерть гражданина-должника влечет прекращение обязательства, если только обязанность его исполнения не переходит в порядке правопреемства к наследникам должника или иным лицам, указанным в законе". Суд подчеркнул, что, если в установленный законом срок заявление в нотариальный орган о принятии наследства после смерти заемщика подано не было, следовательно, обязательства заемщика прекратились. По мнению Суда, нормами ГК РФ о поручительстве не предусмотрен переход к поручителю в порядке правопреемства обязанностей по исполнению обязательств должника в случае его смерти. В связи с этим вывод нижестоящего суда о сохранении после смерти должника обязательства по кредитному договору и договору поручительства был признан противоречащим статьям 361, 367, 418 ГК РФ.
Позицию ВС РФ, выраженную в данных Определениях, можно описать следующим образом: отсутствие фигуры наследника влечет за собой безусловное прекращение обязательства должника в соответствии со ст. 418 ГК РФ. Это, в свою очередь, влечет за собой и прекращение поручительства в силу п. 1 ст. 367 Кодекса.
Вопрос о том, прекращается ли обязательство в случае смерти должника в части, в которой оно не переходит к наследникам (т.е. за пределами стоимости принимаемого ими в составе наследства имущества), является не вполне однозначным в российском праве. В то же время судебная практика ВС РФ исходит из крайне спорной мысли о прекращении обязательства должника в такой ситуации (см. комментарий к с
Возможно вас заинтересует эти образцы, формы и шаблоны договоров:
Безымянная страница
Образцы договоров:
Формы договоров: Добровольное страхование
Формы договоров: аренда, лизинг, прокат
Образцы договоров: Страхование
Другие шаблоны договоров:
Вопрос - ответ:


Copyright 2009 - 2017 гг. Образцы договоров. All rights reserved.
При использовании материалов сайта активная гипер ссылка  обязательна!