Статья 359. Основания удержания

Комментарий к статье 359

1. Удержание вещи является одним из вещных способов обеспечения исполнения обязательств, поскольку обязательственное притязание кредитора (ретентора) к должнику может быть направлено на стоимость удерживаемой вещи. Удержание вещи наиболее близко примыкает к залогу, возникающему в силу закона, в виде заклада. Имея глубокие исторические корни, удержание известно многим правопорядкам, а также признается некоторыми международными актами унификации гражданского права (например, ст. IX.-2:114 Модельных правил европейского частного права).
В российской доктрине не имеется единого взгляда на юридическую характеристику удержания. Оно квалифицируется, в частности, как ограниченное вещное право, возникающее ex lege или по воле ретентора; самозащита гражданского права; мера оперативного воздействия, юридический поступок.
В системе способов обеспечения обязательства удержание обладает следующим набором юридических характеристик: вещный; акцессорный, внедоговорный, строго посессорный (владельческий); направленный на стоимость вещи; дающий преимущество перед другими кредиторами; действующий против третьих лиц.
1.1. Удержание вещи, как и большинство способов обеспечения, является акцессорным, поэтому оно недопустимо при отсутствии основного (обеспечиваемого) обязательства (Определение КС РФ от 21 февраля 2008 г. N 92-О-О). Этот подход является доминирующим в судебной практике.
При этом согласно прямому указанию в п. 1 комментируемой статьи удержание возможно только тогда, когда должник попал в просрочку. Если наступает срок передачи должнику вещи, а денежное требование кредитора к должнику еще не созрело и просрочка в оплате по нему не наступила, кредитор не вправе производить удержание.
1.2. Удержание вещи является строго посессорным способом обеспечения, поскольку допускается только в том случае, когда вещь находится у кредитора. Юридическим тестом правомерности удержания по этому критерию является наличие у кредитора владения вещью, т.е. фактического господства над ней. Кто не владеет, тот и не удерживает (Nul ne retient qui ne detient).
При этом право на удержание вещи должника возникает у кредитора лишь в том случае, когда спорная вещь оказалась в его владении на законном основании. Возможность удержания не может быть следствием захвата вещи должника помимо его воли. Однако поступление оборудования во владение собственника помещения вследствие оставления арендатором этого оборудования в помещении арендодателя после истечения срока аренды рассматривается как законное основание для удержания оборудования в обеспечение исполнения обязательства по уплате арендной платы (п. 14 информационного письма Президиума ВАС РФ от 11 января 2002 г. N 66). При этом доминирующая практика арбитражных судов исходит из недопустимости вскрытия арендодателем арендуемых помещений и захвата кредитором вещей арендатора, поскольку в таком случае, в отличие от предыдущего, вещи арендатора выбывают из владения помимо его воли. Между тем в тех случаях, когда арендатор по истечении срока договора оставляет свои вещи в покинутом им здании (помещении, на земельном участке), в соответствующих случаях можно усмотреть его подразумеваемое согласие на переход владения к арендодателю, ибо арендованное имущество (и следовательно, оставленные там вещи) не может не возвращаться из временного владения обратно собственнику, чего арендатор не может не понимать. При таком подходе имеются некоторые основания усмотреть правомерность удержания. Права и законные интересы арендатора в достаточной степени защищаются правилом о судебном обращении взыскания на удерживаемое имущество.
1.3. Статья 359 ГК РФ устанавливает два вида удержания: общегражданское и предпринимательское (коммерческое, торговое), которые различаются по характеру требования и основаниям допустимости удержания вещи. Общегражданское удержание допускается при наличии юридической связи между требованием кредитора и вещью. Такая связь признается возникшей при наличии одного из трех юридических фактов: (а) неисполнение обязательства по оплате вещи; (б) наличие подлежащих возмещению кредитору издержек на вещь; (в) наличие у кредитора убытков, связанных с вещью.
Для удержания в ситуации, когда требование кредитора возникло из обязательства, стороны которого действуют как предприниматели, наличие юридической связи между требованием и вещью юридически иррелевантно, т.е. не имеет правового значения для возникновения права на удержание вещи. Удержание оборудования арендодателем (см. пример в предыдущем подпункте) правомерно в обеспечение требования по уплате арендной платы за помещение, которое само по себе никак не связано с оборудованием. Оборудование объектом обязательственного отношения по аренде не являлось, но может удерживаться. В предпринимательских отношениях требования ретентора к должнику, которое допускается обеспечить удержанием, может возникать из совершенно различных обязательств, не имеющих какой-либо связи с обстоятельствами, лежащими в основе владения вещью кредитором. Вопреки практике некоторых арбитражных судов кредитор вправе удерживать вещь, находящуюся у него на основании одного договора, тогда как его требование к должнику возникло из другого договора. Никаких ограничений для этого ст. 359 ГК РФ не содержит. Такое удержание не может подорвать обоснованные ожидания должника по его требованию о передаче вещи, поскольку он не может не знать о наличии неисполненного перед кредитором обязательства, которое наряду с владением ретентора и служит правовым основанием удержания вещи. Более того, для предпринимательского удержания закон устанавливает, чтобы требование кредитора к должнику возникло из обязательства, в котором стороны действуют как предприниматели, но к отношению, связанному с владением вещью, такого требования не выдвигается.
1.4. По буквальному смыслу ст. 359 ГК РФ объектом удержания может быть только вещь. До 1 июня 2015 г. нормы об обеспечении обязательств допускали терминологическую несогласованность. Статья 329 ГК РФ оперировала понятием "удержание имущества должника", тогда как комментируемая статья оперировала термином "вещь". Термин "имущество" может рассматриваться как не тождественный термину "вещь" и имеющий более широкое содержание. Изменение редакции ст. 329 и наименования § 4 гл. 23 ГК РФ устранило это расхождение в пользу единообразного использования термина "вещь".
1.5. Одно из оснований общегражданского удержания - неисполнение должником в срок обязательства по оплате вещи - вызывает вопрос о возможности удержания собственной вещи, т.е. вещи, принадлежащей на праве собственности ретентору. Формально-юридически неисполнение покупателем вещи по договору купли-продажи обязательства по оплате покупной цены в условиях, пока вещь не передана покупателю, охватывается содержанием ст. 359 ГК РФ, поскольку кредитор (продавец) владеет вещью, а должник (покупатель) обязан оплатить эту вещь. Однако в силу п. 1 ст. 223 ГК РФ право собственности у приобретателя вещи по договору возникает с момента ее передачи, если иное не предусмотрено законом или договором. Следовательно, в описанной ситуации по общему правилу кредитор (продавец) является собственником вещи. Удержание собственной вещи подлинного обеспечения не дает, ибо нельзя иметь обеспечение в собственном имуществе. Судебная практика отрицательно относится к юридической возможности удержания собственной вещи. Предметом удержания может быть только вещь, принадлежащая на каком-либо праве должнику (или третьему лицу), т.е. чужая для кредитора вещь (Постановление Президиума ВАС РФ от 10 октября 2006 г. N 7226/06). Если ретентор уклоняется от передачи должнику своей вещи, то речь может идти о приостановлении исполнения обязательства на основании ст. 328 ГК РФ (см. далее), но не об удержании.
1.6. Удержание имеет некоторое сходство с приостановлением (отказом) исполнения в синаллагматическом обязательстве (ст. 328 ГК РФ). В некоторых случаях оно может сливаться с ним. Например, это наблюдается, когда по условиям договора купли-продажи право собственности на вещь переходит к покупателю до передачи вещи и последний не исполняет в срок свое обязательство по ее оплате. За пределами такого рода редких случаев права удержания и приостановления исполнения не совпадают и предоставляют различные правомочия кредитору в обязательстве. С одной стороны, право удержания уже по охвату по сравнению с приостановлением исполнения обязательства, ограничиваясь лишь удержанием во владении чужой вещи, что является частным случаем правомерного неисполнения обязательства ретентора по передаче вещи ее собственнику. С другой стороны, применительно к предпринимательским отношениям удержание шире по охвату, чем приостановление исполнения по ст. 328 ГК РФ, так как не привязано к встречным исполнениям. Кроме того, удержание является более широким правомочием еще и в том смысле, что позволяет обратить взыскание на вещь (см. комментарий к ст. 360 ГК РФ), что правовым режимом ст. 328 ГК РФ не предусмотрено.
1.7. Представляется логичным ограничивать возможность удержания в случаях, когда кредитору доступны простые механизмы осуществления своего права требования во внесудебном порядке. Так, например, вряд ли логично давать кредитору право на удержание в ситуации, когда он может реализовать свое притязание путем безакцептного списания долга. Кроме того, наличие встречных денежных требований дает основание заявить о зачете по требованию с наступившим сроком его удовлетворения (ст. 410 ГК РФ), поэтому прибегать к использованию удержания нет необходимости.
1.8. Комментируемая статья не содержит каких-либо ограничений для удержания вещи, стоимость которой явно несоразмерна сумме требования кредитора. Залоговое право допускает возможность отказа в иске залогодержателя об обращении взыскания на заложенное имущество по мотиву явной несоразмерности (п. 2 ст. 348 ГК РФ). Некоторые суды идут еще дальше, не допуская само удержание вещи во владении кредитора по мотиву явной несоразмерности. Этот подход преобладает в судебной практике.
1.9. Форма реализации ретентором права удержания ст. 359 ГК РФ не устанавливается. Ретентор может уведомить собственника удерживаемой вещи о реализации своего права, что будет отвечать принципу добросовестности. Наличие права удержания вещи может лежать в основании иска об обращении взыскания на удерживаемую вещь. Ссылка на удержание вещи допустима и посредством заявления процессуального возражения по иску собственника или иного управомоченного лица, имеющего право на получение вещи.
1.10. Если общегражданское удержание допускается применять только в отношении трех видов требований (оплата, издержки, убытки), то предпринимательское удержание может обеспечивать любые по своему юридическому характеру требования. Это могут быть требования, связанные с ответственностью должника (проценты, предусмотренные ст. 395 ГК РФ, неустойка и др.) или не связанные с ней (проценты за коммерческий кредит, возмещение потерь, возврат уплаченного и др.).
1.11. В соответствии с п. 1 ст. 207 ГК РФ с истечением срока исковой давности по главному требованию считается истекшим срок исковой давности и по дополнительным требованиям (проценты, неустойка, залог, поручительство и т.п.), в том числе возникшим после истечения срока исковой давности по главному требованию. Согласно п. 3 ст. 199 ГК РФ односторонние действия, направленные на осуществление права (зачет, безакцептное списание денежных средств, обращение взыскания на заложенное имущество во внесудебном порядке и т.п.), срок исковой давности для защиты которого истек, не допускается. Из данных норм следует, что удержание вещи в обеспечение исполнения задавненного требования не допускается.
1.12. Судебная практика, применяя ст. 359 ГК РФ по аналогии, распространяет ее действие на отношения, связанные с разделом супружеского имущества, осложненного несостоятельностью одного из них. Если в результате раздела имущества в натуре один из супругов должен выплатить другому компенсацию в денежной форме, судам необходимо руководствоваться следующим. Если выплату в конкурсную массу должен произвести супруг должника, то конкурсный управляющий не передает ему имущество, причитающееся указанному супругу в результате раздела, до того, как в конкурсную массу поступит соответствующая денежная сумма (применительно к ст. 359 ГК РФ). Если выплата не будет произведена в срок, определенный судом, рассматривающим дело о банкротстве, конкурсный управляющий вправе реализовать указанное имущество по правилам, установленным для реализации имущества, обремененного залогом (ст. 138 Закона о банкротстве), на основании ст. 360 ГК РФ (п. 19 Постановления Пленума ВАС РФ от 30 июня 2011 г. N 51).
1.13. Некоторые арбитражные суды считают недопустимым удержание вещи по долгу, уже присужденному судом в пользу кредитора, но фактически еще не взысканному. Такой подход представляется весьма спорным. Ничто не препятствует удержанию вещи по правилам комментируемой статьи по присужденному, но еще не взысканному долгу, поскольку само по себе обязательство должника таким присуждением не прекращается вплоть до его исполнения. Чтобы избежать этого риска, ретентору следует вместе со взысканием долга предъявлять иск об обращении взыскания на удерживаемую им вещь (ст. 360 ГК РФ), с тем чтобы не утратить право удержания.
1.14. Статья 359 ГК РФ не разрешает вопроса о правомочии ретентора пользоваться удерживаемой им вещью. Поскольку удержание вещи имеет значительное сходство с залогом, следует заполнять этот пробел данной нормы аналогией закона (п. 1 ст. 6 ГК РФ), обратившись к п. 5 ст. 346 ГК РФ. Это позволяет заключить, что ретентор вправе пользоваться удерживаемой вещью только в случаях, предусмотренных договором.
2. Пункт 2 ст. 359 ГК РФ придает праву удержания своеобразный вещный эффект следования. Если после законного овладения вещью кредитором ее собственник сменится, ретентор вправе обратить удержание против нового собственника: право удержания следует за правом собственности на вещь.
2.1. Требования кредитора и его обязанность по передаче вещи должнику обычно соотносятся как встречные: кредитор имеет требование к должнику по обязательству, а должник имеет право требования к кредитору о передаче вещи. Однако возможна и такая ситуация, когда эта встречность прекращается вследствие перехода права на вещь к третьему лицу. Обеспечительный эффект удержания вещи легко разрушался бы должником, если бы удержание прекращалось вследствие приобретения прав на вещь третьим лицом. Например, должник мог бы произвести отчуждение вещи другому лицу, к которому у ретентора не имеется никаких притязаний. Третье лицо, не имея никаких отношений с кредитором и не будучи связанным обязательственным отношением между кредитором и должником, вправе было бы как собственник истребовать имущество из владения ретентора. Чтобы предотвратить такое последствие, правопорядок наделяет право удержания юридическим эффектом следования.
2.2. Права нового собственника вещи подвергаются ограничению правом удержания независимо от того, знал ли он о наличии такого притязания у ретентора, поскольку приобретая вещь, он знал или должен был знать об отсутствии владения у отчуждателя вещи (должника).
2.3. Положения п. 2 ст. 359 ГК РФ по буквальному их смыслу не охватывают такую ситуацию, как передача должником ретентору во владение вещи, собственником которой должник не является. Такая ситуация может сложиться, например, тогда, когда вещь первоначально получена должником по недействительному договору купли-продажи от ее собственника. Между тем, если ретентор является добросовестным, т.е. не знал и не мог знать о том, что должник в момент передачи вещи ретентору не является собственником, имеются все основания, вопреки практике некоторых судов, применять по аналогии нормы о защите добросовестного залогодержателя (п. 2 ст. 335 ГК РФ).
3. Статья 359 ГК РФ по прямому указанию в п. 3 является диспозитивной. Стороны правоотношения вправе полностью исключить договором применение удержания в своих отношениях, они могут установить те или иные особенности его применения.
3.1. Несмотря на то что п. 3 ст. 359 ГК РФ предусматривает возможность изменения общих правил об удержании только договором, иное регулирование устанавливается также и законом. Специальные правила об удержании могут устанавливаться прежде всего самим ГК РФ, а также иными законами или кодексами. По известному принципу lex specialis derogat generali специальные нормы об удержании имеют преимущество перед общими нормами.
3.2. Во второй части ГК РФ законодатель устанавливает правила об удержании для четырех видов договоров: подряд (ст. 712 ГК РФ), перевозка (п. 4 ст. 790 ГК РФ), поручение (п. 3 ст. 972 ГК РФ), комиссия (п. 2 ст. 996 ГК РФ). В судебной практике возник вопрос о диспозитивности положений ст. 712 ГК РФ, который был разрешен положительно (Определение КЭС ВС РФ от 29 марта 2016 г. N 306-ЭС15-16624).
3.3. В других кодексах специальное регулирование удержания предусматривается, например, в ст. 373 КТМ РФ, которая не получила пока широкого применения на практике. Кроме того, особенности удержания установлены ст. 160 КТМ РФ. Судебная практика исходит из того, что после выдачи груза получателю перевозчик утрачивает право требовать от отправителя уплаты сумм, которые получатель должен был уплатить за перевозку, но не уплатил, если только перевозчик не докажет, что не смог осуществить право удержания груза по не зависящим от него обстоятельствам. Кроме того, в силу п. 2 ст. 160 КТМ РФ перевозчик вправе удерживать груз лишь в отношении тех указанных в данном пункте платежей, которые грузополучатель должен уплатить ему на основании договора морской перевозки (п. п. 7, 8 информационного письма Президиума ВАС РФ от 13 августа 2004 г. N 81). В других законах удержание предусмотрено, например, п. 3 ст. 3 Федерального закона от 30 июня 2006 г. N 87-ФЗ "О транспортно-экспедиционной деятельности", согласно которому экспедитор вправе удерживать груз, только если это предусмотрено договором. Другим примером может выступать ст. 23 Федерального закона от 8 ноября 2007 г. N 261-ФЗ "О морских портах в Российской Федерации и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации". Судебная практика исходит из того, что на основании данной нормы оператор морского терминала не вправе удерживать груз, принадлежащий собственнику, в обеспечение долга перед ним перевозчика (Постановление Президиума ВАС РФ от 20 апреля 2010 г. N 17811/09).

Возможно вас заинтересует эти образцы, формы и шаблоны договоров:
Безымянная страница
Образцы договоров:
Формы договоров: Добровольное страхование
Формы договоров: аренда, лизинг, прокат
Образцы договоров: Страхование
Другие шаблоны договоров:
Вопрос - ответ:


Copyright 2009 - 2017 гг. Образцы договоров. All rights reserved.
При использовании материалов сайта активная гипер ссылка  обязательна!